takatalvi
Оценил книгу

Мое прыганье вокруг «Слабости Виктории Бергман» надо было видеть. Заметив случайно «Девочку-ворону» и восхитившись обложкой, я подумала, что куплю ее, но тут узнала, что это первая часть трилогии. Впрочем, две других книги тоже отличались интригующими обложками. Однако проблема в том, что жанр вообще-то полностью не мой, и я вполне обоснованно опасалась, что первую книгу-то осилю, но не пойдет ведь – и все, мертвый (и дорогой) груз на полках. Купишь первую, прочтешь – понравится, так по закону подлости две следующих книги уже раскупят. Наконец, решилась брать все, но тут встала новая проблема: выпустили три книги под одной обложкой. После долгих метаний я плюнула на все и купила три книги. Чертовы шикарные обложки и чертовы интригующие аннотации, – думала я, расплачиваясь на кассе.

Как я уже говорила, жанр не мой, но в нем есть интересующие меня элементы – психические расстройства, издевательства над детьми, детская жестокость.

В Стокгольме происходит несколько убийств. Жертвы – дети-мигранты, которых никто не ищет, до которых никому нет дела. Все тела жестоко изувечены. Комиссар полиции Жанетт расследует это дело и в поисках подсказок выходит на психотерапевта Софию. Обе женщины переживают нелегкие времена. У Жанетт проблемы в семье, а София не уверена, что хочет продолжать делать то, что приходится – освидетельствовать преступников, – она чувствует потребность заниматься пациентами, действительно нуждающимися в ней… И слушать голос Виктории Бергман, записанный на пленку. Таинственная Виктория находится, как думает София, на грани диссоциативного расстройства и рассказывает о поражающем количестве травмирующих случаев… София искренне хочет помочь ей, но чувствует, что в Виктории и ее рассказах есть нечто странное. Но что? Почему она никак не может оторваться от пленок? И как получилось так, что Виктория оказалась в поле зрения Жанетт?

Концовка романа могла бы стать шокирующей, но не стала, потому что я постоянно прохаживаюсь по вещам с сюжетами, где задействуются диссоциативные расстройства, и мне легко было сразу предположить, куда дует ветер. Впрочем, менее интересной от этого книга не стала. Она легко читается, авторы умело нагнетают обстановку, интригуют и неспешно, но уверенно подталкивают читателя к ответам на неизбежно возникающие вопросы. Параллельно поднимаются актуальные проблемы общества, хотя и не сказать, что они здесь занимают центральное место. Упомянуты ровно настолько, чтобы читатель ненароком задумался. Насколько преступно попустительствовать насилию? Можно ли оправдаться слабостью? Вообще, имеет ли право человек быть слабым? Наконец, рисуется отвратительная картина – дело об убийстве детей пытаются замять по той простой причине, что убитых детей никто не ищет. Они не шведы. Они мигранты. Они никому не нужны. Чего зря поднимать пыль?

Примечательно то, что, хотя роман написан мужчинами, основные персонажи здесь – женщины, и выписаны очень даже, хотя и не без простой мужской мечты о паре женщина/женщина. Однако глубина характера той же Софии, например, откровенно поражает, причем в самом хорошем смысле этого слова. Хочется отметить и то, что, хотя стиль написания классический скандинавский – короткий, немного рубленый, – детали заставляют полностью погрузиться в происходящее, и если София засыпает, слушая монотонный голос Виктории Бергман, то и ваше сознание заполонит легкая дрема.

К минусам могу отнести изощренные действия детоубийцы, которые объяснены весьма мутно и местами не совсем понятно. С другой стороны, впереди еще целых две книги, и, возможно, именно они прояснят вещи, сейчас кажущиеся неясными.

Роман безусловно понравился. И хотя во мне не утихает чувство, что жанр не мой (что тут поделаешь!), и детали расследования вкупе с чередованием линий полицейский/преступник порядком меня угнетают, Виктория Бергман спасла положение и заставила меня практически влюбиться в эту книгу. С удовольствием прочитаю продолжение. Крайне любопытно, что будет дальше.