skyeng2018

Жития радикальных святых: Кирилл Белозерский, Нил Сорский, Михаил Новоселов

Жития радикальных святых: Кирилл Белозерский, Нил Сорский, Михаил Новоселов
Читайте в приложениях:
Книга доступна в стандартной подписке
27 уже добавило
Оценка читателей
4.0

Эта книга посвящена трем столпам русского православного аскетизма: Кириллу Белозерскому, Нилу Сорскому и Михаилу Новоселову. Они жили в разное время, но между собою очень тесно связаны. Оставшись верными святоотеческой традиции православия среди распрей и потрясений, они внутренне отреклись от мира и вступили врадикальный конфликт со своей эпохой. Против церковного официоза. Против власти. Против лжи, насилия, малодушия и слабости. Против духа мира сего.

Именно этой аскетической православной традиции нужно приписать само сохранение православия в России до наших дней. Именно такие истории и судьбы лучше всяких учебников веры дают понимание того, что такое христианство и что значит быть православным христианином.

Читать книгу «Жития радикальных святых: Кирилл Белозерский, Нил Сорский, Михаил Новоселов» очень удобно в нашей онлайн-библиотеке на сайте или в мобильном приложении IOS, Android или Windows. Надеемся, что это произведение придется вам по душе.

Лучшие рецензии и отзывы
eltonel
eltonel
Оценка:
12

Неплохая книга и написана она живо и остроумно. Правда, не совсем понятно, почему автор решил так её озаглавить, так как под определение "радикальный" подпадает огромное количество православных святых, монахов, подвижников, проповедников и т.д. В конце концов, ведь каждый из них по сути придерживается крайне строгих позиций в плане своей веры, каждый из них по-своему решителен, тогда почему именно эти трое? Свой выбор автор особенно не объясняет. Похоже, дело в том, что все они жили в некую переломную эпоху, но подобные эпохи для русской церкви тоже не редкость. Тем не менее, он здорово рассказывает о жизни каждого из этих людей - только его повествование - это скорее биография, нежели житие. Автор тщательно выверяет реальные исторические факты, пренебрегая агиографическими топосами. Честно говоря, меня это неприятно удивило - я-то рассчитывала на максимально подробный рассказ, пусть он и был бы с комментариями автора относительно спорных моментов; раз взялся за работу над житием святых - то и работай в рамках житийной традиции, но нет. Также странным мне показалось отношение автора к двум типам христиан. Первых он называет верующей интеллигенцией, и любопытны они тем, что их вера скорее интеллектуальная, а вот к религиозным практикам равнодушна. Второй тип - это близкие к монашеству христиане, знакомые со всем спектром православных практик: от "умной" Иисусовой молитвы и до традиционного Великого поста. Они-то через своеобразную медитацию и практику депривации приходят к истинному пониманию веры. То есть это своеобразный обряд перехода от профанного верующего к осознанию сакрального смысла христианства. И тут Лурье ненавязчиво призывает тех, кто считает себя христианами, к такому пути, он даже заявляет о непрактикующих православных как о "лицемерах". Рассказывая о жизни во скиту Нила Сорского, о крайне аскетичных монахах-нестяжателях, Лурье искренне ими восхищается и объясняет, как возможно с помощью лишений и непрестанных молитв прийти к чувству постоянного единения с Богом, при котором 16-часовое богослужение (которое практиковалось в монастыре Нила) покажется мигом блаженства. И затем едко напоминает о современных православных, у которых после часа литургии уже отнимаются ноги и затекает спина.
Лично мне всё же ближе интеллигибельная вера, потому что вышеописанные практики сильно смахивают на изменённые состояния сознания (вообще-то обычное дело для традиций самых разных религий), а такого рода познание я недолюбливаю. Между прочим, говоря о мистическом опыте и психических заболеваниях Лурье проводит строгую разграничительную черту: мол, не стоит их путать, даже если видение религиозного характера происходит у человека, страдающего галлюцинациями и явно не здорового, так как одно не может быть объяснено через другое. И приводит в пример Вл. Соловьёва, который не отрицал наличия у себя психического расстройства, но не пытался списать на этот счёт свои софийные видения.
Странно, конечно, было читать сперва о двух средневековых святых - Кирилле Белозерском и Ниле Сорском, которые были практически современниками (XV и XVI века), а потом резко перейти к огромному жизнеописанию Новосёлова, жившего в XX веке, которое занимает половину книги!
Славная и достойная работа, вполне вводящая в суть дела, приводящая многочисленных интересные подробности не только из жизни самого святого, но и о людях его окружения. Единственное - это, на мой взгляд, слишком много и дотошно описываются всякие сложные церковные дрязги, которые вот так вот сразу неподготовленному читателю не понять.

Читать полностью
Kassia
Kassia
Оценка:
9

Написано интересно, факты любопытные, вообще как истории людей это интересно. Особенно мне понравилось про Михаила Новоселова. Вообще, познавательная книжка, можно порекомендовать, и написана хорошим языком. Единственное, чего там не хватает - это хотя бы библиографии в конце, если уж не ставить сноски к цитатам и пр. А то интересующийся не в состоянии понять, откуда именно автор почерпнул сведения и что вообще еще можно про это почитать.

Но как примеры для подражания в современной жизни - совершенно неубедительно. Точнее, там можно взять только медитацию и еще примеры того, как не поддаваться мнению толпы - что в наше время актуально, независимо даже от религии. А вот всякие там депривации, а также жесткое деление реальности на ангелы-бесы - совершенно не убедительно. В общем, я по классификации автора "христианский интеллигент" ))

Проблема автора в том, что он пишет так, будто ХИ это тот, кто смотрит на православие со стороны и восхищается им эстетически, а когда он поймет "смысл" всей этой медитации и депривации, то тогда он уже либо перестанет быть ХИ и станет тру Х, либо просто не пойдет в христианство. Я же ответственно заявляю, как испробовавшая всю эту тру жизнь не понаслышке, что все это розовые мечты автора. Я много лет пыталась быть и была тру, но закончила совершенно сознательно тем, что стала ХИ, но ХИ, который признает в религии единственную ценность именно в медитации и метанойи (но не в смысле покаяния в грехах на исповеди, разумеется). Все остальное - и даже (скажу нечто нечестивое) таинства и богослужения - вещь опциональная, а точнее вспомогательная и полезная лишь постольку, поскольку содействует медитации и метанойе. Ибо после 25 лет христианской жизни я опытным путем (изучая, что бывает без того, сего и этого) выяснила, что нельзя жить только без медитации (и что только она и может содействовать метанойе), без всего остального, в т.ч. без таинств и пр. атрибутов церковной жизни, жить вполне можно.

Кстати, тема метанойи в книге ваще не раскрыта. Такое ощущение, что идеальная жизнь человека с измененным умом - это типа покаялся перед попом в толстовстве, стал писать книжки про святоотеческое православие, соблюдать посты и причащаться за литургией. Экая скука.

Попытка описать Толстого чуть ли не как немного не дошедшего до монашества вообще смешна. Где-то недавно я читала выдержки из дневников его жены, о том как он терроризировал всех домашних и одновременно с написанием своих рассуждений о целомудрии оприходовавший дворовых девок. "И вот все у них так".

История Новоселова, правда, больше интересна и ценна не с т.з. аскезы, а с т.з. истории противостояния истинно-православной Церкви и сергианской МП при советской власти - М.Н. стоял у истоков катакомбного движения и был одним из его главных вдохновителей, за что и был в конце концов расстрелян. Там также и про некоторых других новомучеников вкратце рассказывается.

А обложка, по-моему, к содержанию неподходит. Вовсе эти святые не похожи на громил с кулаками )) Наоборот, вполне нормальные люди, ком иль фо - другое дело, что эта нормальность толпе кажется радикализмом, но кулаки тут все равно не при чем. Скорее, не кулаки надо прославлять а мозг )

Читать полностью
Лучшая цитата
Дедушка и смерть. Житие Михаила Александровича Новоселова
Предыстория
В 1884 году была посмертно опубликована драма Козьмы Пруткова «Сродство мировых сил». Она открывалась словами одной из природных сил в предчувствии трагедии (хотя и написанной с целью посмеяться):
 
Есть бестолковица…
Сон уж не тот!
Что-то готовится…
Кто-то идет!
 
Владимир Соловьев 3 июня 1897 года пишет эти слова уже от собственного имени в письме близкому другу и своему будущему первому биографу, а также поэту и ведущему идеологу черносотенства Василию Львовичу Величко. Пишет и прибавляет: «Ты догадываешься, что под «кто-то» я подразумеваю самого антихриста. Наступающий конец мира веет мне в лицо каким-то явственным, хоть неуловимым дуновением, – как путник, приближающийся к морю, чувствует морской воздух прежде, чем увидеть море».
Это были годы, когда Соловьев быстро менялся, причем, все больше переходя под влияние своего почившего (еще в 1891 году) оппонента Константина Леонтьева (при жизни Леонтьева их дружба завязалась, но развалилась). Этот последний период Соловьева увенчается «Легендой об Антихристе». Антихрист приходит к власти, эксплуатируя ту веру в прогресс, защищая которую, еще недавно сам Соловьев спорил с Леонтьевым. Антихристу подчиняются люди всех вероисповеданий и особенно христиане всех официальных церквей. Но тут же из разных конфессий отсеиваются и объединяются маргиналы, которые преодолевают свои прежние расхождения, потому что
В мои цитаты Удалить из цитат
Оглавление