Книга или автор
ПОПизм. Уорхоловские 60-е

ПОПизм. Уорхоловские 60-е

Премиум
ПОПизм. Уорхоловские 60-е
4,8
33 читателя оценили
317 печ. страниц
2017 год
12+
Оцените книгу

О книге

Культурная буря охватила 60-е – поп-арт, сексуальная революция, психоделия, Боб Дилан, андеграундное кино, – и в центре всего этого Энди Уорхол. «ПОПизм» – это реконструированное десятилетие начиная с 1960 года, когда Уорхол только начал создавать свои полотна с банками супа Campbell’s и Мэрилин; ретроспективный взгляд на живопись, кино, моду, музыку, знаменитостей и отношения, определявшие атмосферу «Фабрики» – места, ставшего центром 60-х в Нью-Йорке, места, где всегда можно было найти всех: от Лу Рида с Тhe Velvet Underground и Нико до Эди Седжвик, Джерарда Маланги и Пола Моррисси. Неоднородный, смешной и откровенный «ПОПизм» – своеобразный итог десятилетия, изменившего мир.

Читайте онлайн полную версию книги «ПОПизм. Уорхоловские 60-е» автора Энди Уорхола на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «ПОПизм. Уорхоловские 60-е» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Переводчик: Людмила Речная

Дата написания: 1980

Год издания: 2017

ISBN (EAN): 9785911032814

Объем: 571.8 тыс. знаков

Купить книгу

  1. peccatrice
    peccatrice
    Оценил книгу
    И тут я увидел тебя – ты сидел в своих темных очках, с серебряными волосами и чуть приоткрытым ртом, растворялся в атмосфере… Было тогда в «Фабрике» что-то такое… там создавалась история: хотелось просто находиться в этой атмосфере, стать ее частью, и чем больше тебя втягивало в процесс, тем более таинственным он казался.

    Серьезно, мне хочется прокричать, как сильно я его люблю.
    Свингующие шестидесятые в Лондоне едва ли напоминали то, что происходило в Америке. Протестующие против всего подростки Европы, ее взорвавшаяся гедонизмом культурная и сексуальная революции, казалось бы, совершенно не сравнить с Штатами шестидесятых. Приняв эстафету Европы, Штаты превратились в дивный новый мир: время дрэг-квинов, амфетаминов для того, чтобы сделать бесконечными сутки, суперзвезд, культурного взрыва, сметающего господствующий абстрактный экспрессионизм, будто бы штампуя поверх полотен Поллока и Марка Ротко примитив культуры потребления, превратив это в акт отрицания всего, что было принято.
    Шестидесятые Штатов - это прежде всего Энди Уорхол и его "Фабрика", не отец революции, но ее ожившее отражение.
    "Уорхоловские шестидесятые" удивительная вещь, будто повторяющая его «Философию Энди Уорхола» , но вдруг совершенно другая. Во-первых, Пэт Хэккет, друг и едва ли не секретарь Энди, тоже удивительная женщина, обозначена как главный автор, и уже здесь можно поймать отражение эпохи: все эти записи были напечатаны на слух с диктофонных записей этой самой Пэт Хэккет, кроме того она автор (расшифровщик) легендарных «Дневников Энди Уорхола. 1976-1987» , и эти "Дневники" - расгшифрованные ежедневные звонки Энди Пэт, где он рассказывал ей все, что произошло с ним за день. В то время, казалось, было принято записывать все: телефонные разговоры, мысли вслух, диалоги тет-а-тет, это было время, когда ничего не хотелось упустить, а сутки должны были длиться бесконечно.
    "Уорхоловские шестидесятые" очень далеки от того, чтобы рассказать, кто такой Энди Уорхол, и это, наверное, невозможно, потому что этот человек будто существовал только в преломленных лучах призмы других людей. Эта пластиковая кукла-идол, человек, мечтавший обогнать смерть и обманувший ее, лишив себя цвета, тонкий с прозрачной кожей мужчина кажется дымкой, будто если люди кругом закроют глаза, его уже не станет. Поэтому "Уорхоловские шестидесятые" о том мире, который он создал, но в котором остался, казалось бы, одновременно самой значительной и самой незаметной фигурой. Он собрал вокруг себя толпу безумных людей, а потом исчез в ней, слившись в единое целое, и при этом никого не любил. Совершенная фальшивка, манипулятор, он весь соткан из американской свободы, он - символ успеха революции, к которой не приложил руки, он ее лицо. Не признающий слово "андеграунд", он превратил андеграунд в религию, сделав его доступным для масс. И среди этих людей, среди примитива своего искусства потребления, среди суперзвездности, будучи законодателем моды, первым среди первых, Энди Уорхол невероятно одинок, и вдруг толпа рассеивается дымкой, и он остается совершенно один среди своих пустых пространств, и он вынужден полюбить это, поэтому Энди Уорхол всюду кажется счастливым.

    Но я всегда знал, что никогда не женюсь, потому что не хочу иметь детей, не хочу, чтобы у них были те же проблемы, что у меня. Я не думаю, что кто-нибудь еще этого заслуживает.

    Книга о "Фабрике", в ней сотня имен: от известных до людей, чьи имена так и остались похороненными в шестидесятых, и, несмотря на смешливый тон, она совсем не смешная. Это канва историй и сплетен, ситуаций и диалогов, которые должны смешить, но каждая строчка - это будто ком в горле. За бесконечными вечеринками, шутками и больным весельем - ужас амфетаминовых психозов, люди, играющие в русскую рулетку, таланты, которые не нашли применения. Это история и, например, Фредди Херко, который покончил с собой, протанцевав в открытое окно. Или Билли, просидевшего в темноте кладовой год, прежде чем исчезнуть навсегда, оставив записку. Она о Соланас, которая едва не убила Уорхола, и это душераздирающая история глазами самого Энди, безэмоциональная, сухие факты, и он пытается сделать ее смешной, но за этим - внутренний бесконечный ужас, так никогда не исчезнувший после страх смерти, беспощадное чувство грызущей опасности отовсюду.
    Там есть Эди Седжвик - любимица Уорхола, в чьей смерти его обвиняли, считая, что именно он подсадил ее на наркотики. Это тонкая вещь, о которой правды уже никто не узнает, но удивительную нежность Энди к ней не скрыть ни за какими словами, и он всеми способами пытается доказать, что это не его вина. Есть The Velvet Underground, чудом оказавшиеся под крылом Уорхола. И, конечно, Нико, вошедшая на пьедестал после Эди - полная ее противоположность, мрачная европейка Нико против бесшабашной американки Эди.
    И еще это очень много секса: какого угодного. Снятого на камеру или нет, всюду, без разбора - настоящее лицо революции.
    И, конечно, искусство. Много о нем: о том, как и почему возник поп-арт, что с ним стало, что такое андеграунд и как стать модным.
    Но самое важное это все-таки бесконечная нить фамилий, которая на полотне книги выводит имя своего настоящего отца - Энди Уорхола.
    Их глазами. Но действительно, стоит им закрыть глаза, и он, будто дымка, исчезнет в пустом пространстве. Я боюсь, говорил Энди, посмотреть в зеркало и увидеть там пустоту.

  2. krek001
    krek001
    Оценил книгу

    Влюбилась. В 60-е =) Были же времена! Конечно, многое приукрашено, многое слишком неправдоподобно, но - блин! - это же Энди!!!
    Книга читается удивительно легко. Даже обилие имен не сбивает с толку, потому как все персонажи имеют такую бешеную харизму, что спутать их нельзя. Атмосфера безумного десятилетия захватывает настолько, что уже не можешь понять, где ты и кто ты. С одной стороны, вроде бы сидишь дома, под пледом, с чашкой крепкого кофе, а с другой - ты там, на "Фабрике", среди "велветов", молодых "Роллингов", пьяного Боба Дилана, ненормальной Герцогини и прочих веселых персонажей.
    Это не биография, а скорее заметки на полях. Уорхол практически не пишет о своей карьере, только если она касается описываемых событий. Он рассказывает о том, как его друзья развлекались, занимались сексом, тусили, пили, сидели на наркоте, мечтали и просто жили. Отдельного внимания заслуживает описание перфомансов чудаков с "Фабрики". Это было нечто, скажу я вам! А рассказы о съемках 25-часовых фильмов и трипов настоящих фанатов амфетамина будут получше любых анекдотов =)
    Словом, книга невероятная! Легкая, познавательная, умная, ироничная, пропитанная неповторимым духом 60-х, бунтарством, пофигизмом и бесконечным праздником. Советую всем-всем!

  3. ecureuila
    ecureuila
    Оценил книгу

    Для кого-то 60-ые - это битлз и лето любви 1967г., а для меня это в первую очередь "Мэрилин" Уорхола, Venus in furs "вельветов" и Эди Седжвик в огромных серьгах. Книга не столько о конкретном периоде исскуства, сколько о людях, которые его составляли. The Velvet Underground, The Rolling Stones, Эди Седжвик, Джуди Гарланд, Пол Моррисси, Джерард Маланга, Билли Нейм, Нико... Неприличные истории, байки, анекдоты... Шоу-бизнес и авангард. Те 60-ые, которые я люблю.

    "Было тогда в "Фабрике" что-то такое... там создавалась история: хотелось просто находиться в этой атмосфере, стать ее частью, и чем больше тебя втягивало в процесс, тем более таинственным он казался".

  1. Есть богатая молодежь двух типов – те, кто вечно старается походить на бедных и доказать, что они такие же, как все, втайне опасаясь, что их любят только из-за денег, и те, кто не парится и получает удовольствие, еще и подразнивая других. Вторые повеселее.
    11 мая 2019
  2. По-моему, Де был первым, кто видел в коммерческом искусстве высокое, а высокое искусство воспринимал как коммерческое, – и весь Нью-Йорк он заставил принять его точку зрения.
    14 октября 2020
  3. выставке Класа Олденбурга и Джима Дайна в галерее Джадсона, о пляжных коллажах того же Олденбурга в коллективной выставке Марты Джексон, о первой демонстрации серии «Великая американская об
    21 сентября 2020
Подборки с этой книгой