Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
64 печ. страниц
2020 год
18+

Мог бы этого и не говорить, но все имена (по-крайней мере большая часть) в рассказе изменены. По разным причинам: чтобы не оклеветать человека, чтобы в человека не тыкали пальцем…

Часть 1. Римма.

С чего начать эту историю? Конечно же с Риммы. Это красивая кареглазая девочка, ростом около ста шестидесяти сантиметров, спортивного телосложения, вторым с половиной или третьим размером и немецкой фамилией- все как я люблю. Познакомила нас одна моя близкая подруга Наташа. Они вместе танцевали, и вот я в своей кадетской форме пришёл на их выступление в доме Культуры.

Я заметил на себе взгляд очень красивой девочки, когда стоял с подругой. Позже Наташа Лёхина (фамилия у неё звучит по-другому, просто так ее называли в узких кругах) подошла ко мне вместе с Риммой. «Энди, это- Римма, – сказала Наташа,– она любит мальчиков в форме, поэтому попросила сфотографироваться с тобой.» Естественно, я был не против… На этом наше знакомство с Риммой и общение закончилось на ближайших года полтора.

У Наташи намечался выпускной из танцевального коллектива. Не помню, сколько она там танцевала, но явно больше пяти лет (а то и семи). Они, в честь выпускного, поставили вальс. Так как коллектив был женский, мальчиков для прекрасного парного танца они решили позвать извне. И естественно я был приглашён Наташей, она танцевала со своим парнем, поэтому меня поставили с девочкой без пары. Римма ещё не выпускалась, но она ставила этот танец. Мы репетировали его не долго, но времени хватило, чтобы я рассмотрел Римму и частично понял ее моральное состояние. На репетициях она срывалась, иногда даже плакала, я ее пытался успокоить, а потом решил с ней поговорить.

–Привет, у меня к тебе интересный вопрос: почему ты срываешься? Ты же знаешь, что мы все стараемся, делаем как можем, и ты знаешь, что все получится восхитительно, так в чем проблема?– я пытался говорить спокойным голосом, чтобы гармонизировать её, чтобы она могла спокойно собрать мысли в кучу.

–Потому что у меня внутри много любви, у меня нет парня, мне некому подарить всю эту любовь! Поэтому я пытаюсь её подарить вам, чтобы у вас было потрясающее выступление, а вы не слушаете! Максим- вообще деревянный, не может простых движений сделать. Ты болтать начинаешь все время… Я пытаюсь сделать все как можно лучше, но оттого что вы не слушаете, у меня выплёскиваются эмоции,– по её интонации было понятно, что я её задел этим вопросом, возможно, это Ахиллесова пята её психики.

–Некому подарить любовь? Можешь подарить мне!– я решил сменить тему на более романтическую, тем более я её понимал- мне тоже было одиноко.

–Очень хорошее предложение, но мне нужно подумать, сейчас не время это обсуждать!

Ответ меня не очень удовлетворил, но позже, ночью, мы вернулись к этой теме, когда переписывались. Отказ. Она сказала, что мы не будем вместе, просто не сможем. Я немного расстроился, но я не так хорошо знал Римму, чтобы успеть влюбиться. Я не показал, что мне жаль, а просто, довольно нейтрально написал: «Ну тогда давай просто как-нибудь встретимся, погуляем, пообщаемся…» Она была не против. Это уже радует.

Продолжение нашего общения не заставило себя ждать: через пару дней, она сказала, что ей нужно пойти купить платье, а идти не с кем, и предложила пойти с ней. Я с радостью согласился. Это был маленький, но шанс.

Римма не такая как большинство девушек: в магазине мне не было скучно, и мы были там совсем не долго- она определилась в покупке минут за двадцать. В магазине играла песня её любимой группы Imagine Dragons. Я знал песню и мы с ней весело подпевали на ломанном английском и танцевали. Мы вышли из магазина и завернули по моей инициативе в первый же двор. Я достал сигарету и закурил…

Вполне очевидный вопрос не заставил долго себя ждать.

–Зачем ты куришь?

Я не знал что ответить, как и никто из курильщиков, наверное, не знает.

–Потому что когда-то начал курить- все логично,– отшутился я.

–А почему не бросишь?– не унималась Римма.

–Не знаю, не хочу. Вообще я начал курить из-за расставания, и думаю бросить, когда найду себе девушку,– на самом деле, я придумал это на ходу и понятия не имею зачем, но потом этот принцип всё-таки засел у меня в голове.

–Я есть хочу..,– сказала она, и я воспринял это как намёк.

–Пойдём, куплю что-нибудь!

– Нет, ты не будешь на меня тратить деньги. Ни ты, ни я- не работаем, и в чем смысл, что ты будешь тратить деньги, которые тебе дали твои родители на меня? У меня тоже свои родители есть,– мне очень запомнилась эта фраза, от девочки редко услышишь что-то подобное.

Я всегда поражался Римме, для своих лет (ей на тот момент было четырнадцать лет, через пол года наступит пятнадцать) она была очень смышлёной. Её мысли казались взрослее, чем мысли многих моих ровесниц (семнадцатилетних). Обычно, так себя ведут люди, у которых есть старшие братья или сёстры, но Римма была одна в семье. Мне всегда было интересно: почему мне так интересно общаться с человеком, который на три года младше меня? При том, что это ещё тот возраст, в котором три года имеют значение. Одно дело сейчас три года разницы, которые не играют роли, другое дело когда я иду в одиннадцатый класс, а она- в девятый. На эту тему даже не скажешь про интеллект, я считаю себя умным, начитанным и разносторонним человеком, возможно, мы просто совпали взглядами на мир.

–Убедила,– сказал я, немного обдумав её слова,– тогда есть предложение поесть относительно бесплатно. Поехали к моей бабушке, ехать недалеко, и готовит она очень вкусно!

–Поехали!– мне кажется, она думала, что я блефую. В таких вещах я не блефую, и скорее меня поддёрнуло «на слабо».

–Едем! Ехать- остановок десять может быть.

Честно, я наврал. Ехать дольше! Мы ещё сели в автобус, который пол Советского района объезжает. Ехали мы около часа, я дал ей наушник и включил музыку. Оказалось, мы схожи по вкусам в музыке, поэтому мы всю дорогу подпевали моим песням (спойлер: которые потом вошли в мой «Типо Депр»– плейлист, на случай, если мне грустно, чтоб уже добить до конца). Когда мы подходили к подъезду бабушки, я повернулся на Римму. Я не знаю, с чем сравнить настолько красный цвет кожи, самое лучшее сравнение- артериальная кровь. Ей было стыдно и страшно. Заметно, что она не все обдумала, когда соглашалась, и теперь, в последний момент, хочет развернуться. Но я ей этого не дам.

Довольно интересно, но с бабушкой они поладили: Римма поёт и танцует, как и моя бабушка, поэтому им было о чём поговорить… Ну, и не забуду сказать, что поели мы очень хорошо и домой ехали сытые. Я проводил её до подъезда, на прощание она сказала, что приехал Дима, её брат из Ачинска, и нужно показать ему наш город, на что я с удовольствием согласился- это был повод ещё побыть рядом с Риммой.

Начало путешествий.

Тема, в которой к тому моменту я был хорошо осведомлён- это заброшенные недостроенные здания. Идея пойти в одно из таковых очень понравилась Диме. Я надел свою мотоциклетную куртку с пластмассовыми вставками, похожими на доспехи, и пришёл к подъезду девочки, в которую я медленно, но верно влюблялся, и мы пошли на заброшенное здание. Там мы слушали музыку, пели, фотографировались, Римма снимала видео. Мы встретили закат. Все трое не могли оторвать взгляда от ярко-алого неба у горизонта. Римма тогда сказала фразу, которую я до сих пор вспоминаю, когда вижу красивый вид. Фраза не заумная, скорее просто реприза: «Красиво, красиво, красиво, красиво». Но я запомнил именно то, как это говорила она. Её интонацию, её влюблённые в этот пейзаж глаза, её прекрасные губы, которые повторяли одно слово. Сейчас я даже не могу воспринимать это повторение, если там другое количество слов «красиво»!

Я проводил их и мы разошлись по домам, мне на следущий день нужно было на Пост №1 у «Вечного огня» Боевой славы, да и им уже было пора домой.

После Поста я приехал домой, помылся и поел, тогда Римма предложила зайти к ней. У неё мы сидели втроём, пили чай, разговаривали обо всём. У Риммы были проблемы со зрением (минус семь!), ей нужно было капать лекарство, расширяющее зрачки. Я не офтальмолог, не знаю ни название лекарства, ни для чего оно. Римма закапала себе, у неё расширились зрачки, нам с Димой это понравилось и мы решили тоже закапать. Дима попросил, чтобы ему закапали в оба глаза, я же решил, на всякий случай, закапать в один. В этот день, я придумал новые заброшенные здания, куда можно было пойти. Они находились на горе, около улицы Калинина. Там стояло несколько заброшенных коттеджей, мне нравились три из них. Мы пошли к ним, и в этот момент я понял, что идея закапать только один глаз была не так уж и плоха: из троих человек, то есть шестерых глаз, нормально видел только один- мой. Я им читал вслух сообщения и отвечал на них, показывал дорогу и делал все, что делает единственный зрячий человек в компании… Затрудненное из-за капель зрение не помешало нам восхититься видом с этих коттеджей. Вид открывался на весь Октябрьский и весь Железнодорожный районы! А они по площади далеко не маленькие, я думаю, примерно как Ачинск. Мы сидели и высматривали оттуда места, которые знаем в Красноярске: «Смотри, вон колесо обозрения!»; «А вон там Госуниверситет!» и так далее. Дима попросил мой телефон, чтобы снять видео своим друзьям- похвастаться в каких местах в Красноярске был. Я дал ему смартфон, и он пошёл с улицы снимать коттеджи и все что с них видно. Мы сидели с Риммой на окне и просто молча любовались. Тишину прервала она.

–Я думала над твоими словами,– она начала осторожно, я даже напрягся (над какими ещё?!),– можешь бросать курить!

Я понял к чему она ведёт. Сердце билось, как цилиндры у Бугатти Вейрон на полной скорости, адреналин выплеснулся в кровь. Я понял, что вот оно, вот то, чего я ждал всю жизнь! Не предложения бросить курить, а намёка, который за ним стоял.

С женским полом у меня не очень ладилось, мама всегда была занята, одёргивала меня, когда я начинал говорить, мол устала и хочет побыть в тишине. Плюс младший брат, на которого перешло все свободное внимание мамы. Плюс кадетский корпус- пять лет в мужском коллективе, с «кастрированными» возможностями для общения с девочками- телефоны забирались, следили за тем, чтобы с ученицами Мариинской гимназии по-меньше общались. После кадетского личная жизнь не очень складывалась. А сейчас… Вот! Моё счастье передо мной! И даже готово быть моим счастьем… В этот момент я осознал, что я безумно влюблён. Я её сохраню. Наверное…

Пауза уже затянулась. Я не мог оторваться от её карих глаз. Я поцеловал. Теперь сердце уже прыгало, как лопасти в двигателе самолёта. Это был прекрасный момент, наверное, самое лучшее первое июня в моей жизни.

Мы успели закончить первый поцелуй за секунду до того, как вернулся Дима. Он младше Риммы, поэтому мы не стали при нём как-то показывать то, что началось в эти секунды. Позже он признался, что догадался, что мы начали тогда встречаться- мы оба были красные и с хорошим настроением, шли в обнимку, грубо говоря- спалились.

На следущий день я встал на Пост. В перерывах мне удавалось переписываться с ней и договориться о встрече. В этот день, после Поста они меня встретили, и мы пошли гулять на набережную. В переписке я сказал, что хочу есть, поэтому на набережной Римма меня и Диму накормила бутербродами. Из её рук бутерброды были необычайно вкусными. Больше за тот день ничего не происходило интересного, поэтому перепрыгну на следующий день.

На следущий день они меня встретили с поста и мы пошли на остров Татышев- остров посреди Енисея, где все загорают, купаются, занимаются спортом. Мы пришли к маленькому озеру, или как называет мой отец- отстойнику, где все плавают, хоть знаки и запрещают. У меня к тому моменту закончились сигареты, и я пошёл стрелять: увидел трёх школьников в кустах, которые курили, и подошёл к ним. Когда пацаны увидели мужчину в форме, в берете и с аксельбантом, они испугались и повыкидывали сигареты.

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
256 000 книг 
и 50 000 аудиокниг