ESET_NOD32
  • russian_cat
    russian_cat
    Оценка:
    64

    Эмиль Золя, что ты сделал со мной? Зачем же так-то? Всю душу вывернул наизнанку, покрошил на мелкие кусочки, а когда уже живого места не осталось, спалил все к чертям. Даже хорошо, что книга закончилась, а то я боюсь представить, что бы со мной дальше было.

    А не читать нельзя. С первых страниц - и без возврата. Просто удивительно, как легко читается такая тяжелая книга. Строчки просто проглатываются одна за другой, и вот уже осталось совсем чуть-чуть, а ты все думаешь: что, что дальше? И знаешь ведь что, все очень прозрачно, а в глубине души не хочешь этому верить... Неужели так все и закончится? И уже даже думаешь: пусть хоть так, лишь бы не еще хуже! А ведь поначалу казалось: что может быть хуже? Может... А что-то внутри тебя, несмотря на всю реалистичность и правдивость книги и восхищение от этого, требует другого - более счастливого. "Пусть им хоть немного повезет!" - вопреки всякой логике и здравому смыслу, то и дело встревает внутренний голос. "Нет, это было бы неправдоподобно. Вы сказку читать пришли или слушать неприкрытую правду? Ну так слушайте же" - отвечает Золя. И мы слушаем. Затаив дыхание, внимаем. Что нам еще остается, когда перед нашими глазами открывается такая бездна. Как бы не рухнуть в нее совсем.

    Вся книга на эмоциях. Одновременно и жалеешь, и злишься, и убить кого-нибудь хочется, и понимаешь, что некого и не за что. Вот взять то убийство в конце книги. Как символично! И бессмысленно. И при этом как будто даже справедливо. Но все равно бессмысленно.

    Шахтерский поселок. Болезни, голод, грязь, нищета... И шахта - единственный способ выжить. Изнуряющая жара и пронизывающий ледяной ветер, постоянная сырость и отравляющие газы, духота, тяжелый труд на грани физических возможностей, постоянная угроза обвалов... И жалкий заработок, которого едва хватит на хлеб, да и то, если обойдешься без штрафов. Но и на такое место сколько угодно претендентов, вон они, идут по дороге без гроша в кармане, согласные на что угодно ради того, чтобы выжить. И все так жили, и деды, и отцы. И наши дети тоже будут. Нам еще повезло, бывает и хуже.

    Шахтерская семья. Семеро детей всех возрастов. Дети ценны постольку, поскольку могут приносить пользу. Маленькие дети - просто лишние рты. Когда еще вырастут, чтобы пойти работать в шахту, а сколько хлеба съедают. Сын женился - предатель, заработок должен был принадлежать семье, зря, что ли, растили его. Дочь ушла к любовнику - для того вообще нет приличных слов, дрянь такая, любовник-то и сам зарабатывает, а семье бы ее деньги очень пригодились, ведь младшие дети только что с голоду не умирают.

    Обычная семья. И ведь нельзя сказать, что они не любят своих детей. Любят. Только жизнь заставляет именно так к ним относиться. Рабочая сила и лишние рты. Их бы, казалось, и вовсе лучше не иметь, да уж "так получается". Потому что других видов отдыха не предусмотрено. Вот и работают парни и девушки с ранних лет в шахтах, не разгибая спины, а по вечерам ходят "отдыхать". Последние подчас и не совсем по своей воле, да только "лишних ртов" годам к 16 уже прибавляется. И выхода из этого замкнутого круга как будто нет.

    Вот Катрина. Как же неимоверно злит ситуация с ней! На ровном месте ведь. Ладно бы еще "любовь". А то ведь тоже, "так получилось". Ленточка, прогулка... А теперь она считает своим долгом смиренно сносить от своего "мужа" побои, оскорбления, скотское отношение и защищать его от нападок других. Он ведь "муж", если его унижают, значит, и ее тоже. И уйти нельзя, "муж" ведь, а она же не какая-нибудь там, чтобы от одного к другому...

    А что, все так живут. Вон, посмотрите на соседей. На них, кстати, можно не только посмотреть, но и прямо сквозь стены послушать, они же в домишках тонкие, ничего не утаишь за ними. Одна только и радость - зайти к соседке (особенно, если та сегодня богата и на халяву кофейку предложила, а у тебя дома мышь повесилась) да перемыть косточки этой шлюхе из дома напротив. А потом зайти к той, что напротив - и... Ну, вы поняли.

    А гайки затягиваются. И если раньше казалось, что хуже быть не может, то теперь понимаешь, что прежде-то все же "жили себе помаленьку". А сейчас мать желает смерти собственным детям, потому что она лучше, чем такая жизнь. Сейчас жена готова убить собственного мужа, если он не возьмет в руки камни и не начнет кидать их в солдат.

    Не лучше ли подохнуть с голоду сразу, чем надрываться в этом аду и не зарабатывать даже на хлеб?

    Нарастает недовольство, понемногу, по капле... Привычная, веками выработанная покорность, она многое может стерпеть, а только всему есть предел. И в какой-то момент достаточно искорки, одного слова, чтобы все взорвалось. Не зря же это шахты. Они тоже могут рухнуть, если знать, где подпортить крепление. В них тоже может случиться взрыв, если скопится слишком много газа. Так и в народной массе. Раскачиваются долго, но потом не остановить... И так легко увлечь мечтой о лучшем будущем. Немного потерпеть - и все станет нашим. Проявить храбрость - и все получится. "Все отобрать", "все разрушить", "самим стать хозяевами". Увлечь легко, а что потом? Когда прольется кровь, когда последует прозрение? Как сказать им, что все было зря, потому что так и должно было быть? Потому что это было неизбежно?

    А тут же, рядом, живут и процветают люди "из другой жизни". Они иногда снисходят до проявления как-бы-доброты. Дети голодными глазами смотрят на сдобную булку? Бедные крошки, вот вам по кусочку. Да поделитесь с братья и сестрами! Какое благородство, степенные родители плачут от умиления любимой доченькой. И чего эти шахтеры жалуются? Они же так отлично живут.

    Здесь будет много смертей. Много горя. Много мучений. Много тяжелых тем, много вопросов, на которые нет ответа. Книга морально просто расплющивает. И все же она прекрасна. Прекрасна и беспощадна. От первого до последнего слова.

    Читать полностью
  • manuello
    manuello
    Оценка:
    58

    "Жерминаль" - мой первый и, однозначно, не последний роман Золя, с которого, собственно, и началось знакомство с автором. Я начала читать его сразу после "Севера и Юга" Гаскелл, который тоже касается темы рабочих и забастовок, и поразилась разнице в подходах этих авторов к столь непростой теме, как эксплуататорство низших классов богатыми буржуа.
    "Жерминаль", особенно на контрасте с "Севером и Югом" - очень тяжелая книга. Тяжелая, в первую очередь, описанными событиями, фактами, атмосферой. Мы переносимся в шахтерский поселок начала XIX века, знакомимся с его бедными, уставшими, замученными непосильной работой и нуждой обитателями, фактически, потерявшими надежду на нормальную жизнь, мы видим и буржуа, которые буквально по соседству с обнищавшими людьми вкусно едят и сладко спят, предпочитая ничего не делать и паразитировать на чужом труде, нимало не стесняясь. И ладно бы просто паразитировали, но нет, им хочется нажиться еще больше, прижимая и без того загнанных в угол шахтеров. Взрыв закономерен, большую часть книги мы, как раз, и наблюдаем за социальным конфликтом между бедностью и богатством, между голодом и совестью, и это страшная борьба. Золя, не жалея красок, очень реалистично показывает все невзгоды, которые преследуют забастовщиков, весь ужас многодневного голода и безнадежности, и это жутко читать, до волос дыбом жутко.
    Автор очень едко, с большим сарказмом демонстрирует лицемерие "верхов", пытающихся усиленно не замечать униженных и обездоленных, лишающихся последних надежд на, хотя бы, относительно спокойное существование. Как я поняла из описаний других романов, Золя вообще любит тему социального лицемерия, уж не знаю, как в других книгах, но в этой он раскрыл ее выше всяких похвал. Невольно начинаешь проникаться вместе с героями книги ненавистью к ограниченным и легкомысленным изнеженным богачам и искренним сочувствием к бастующим. Впрочем, шахтеры в "Жерминале" не ангелы даже близко, это вам не сусальный романчик про бедных, но благородных и прекрасных, это драма, в которой без купюр демонстрируются пороки и рабочего класса во всем их уродстве.
    Страница от страницы становится все тяжелее, даже когда уже кажется, что дальше некуда, что хуже быть не может, оказывается, что это были еще цветочки, а вот ягодки впереди. Самое страшное - это, конечно, момент с замурованными под обвалившейся шахтой людьми, которым пришлось по колено в ледяной воде, без еды, света и тепла ждать спасения. Думаю, эти страницы меня еще не скоро отпустят и не скоро от воспоминаний об этом отрывке я перестану ежиться. С такими книгами не надо никаких ужастиков, никаких триллеров, никакая "бука" не будет такой жуткой, как ситуация, в которой нет надежды на спасение, как жестокость самих людей по отношению друг к другу.
    Я очень, очень советую всем прочитать этот роман. Поверьте, он того стоит, хоть и требует весьма крепких нервов. Золя - это мастер слова, мастер атмосферы, а "Жерминаль" считается жемчужиной его творчества. Ознакомьтесь - не пожалеете.

    Читать полностью
  • margo000
    margo000
    Оценка:
    45

    Читала эту книгу в период своего увлечения зарубежной классикой в школьные годы.
    Но до сих пор осталось ощущение невероятно реалистичной картины жизни шахтерского поселка.
    Именно невероятно реалистичной, ибо я вспоминаю не прочитанную книгу - прожитые дни в семьях главных героев: атмосферу, запахи, звуки, даже голоса.
    Да... Талант не скроешь!

    Рекомендую всем любителям долгих, глубоких зарисовок о жизни людей - историй судеб и перипетий.

  • SaganFra
    SaganFra
    Оценка:
    27

    Очень массивный роман; тяжелый, как уголь из шахт Манси, остросоциальный и беспощадный. Эмиль Золя написал поистине грандиозный роман. Этот роман о тяжкой доле шахтерского труда, о семьях шахтеров, о бедности, даже нищете, о дружбе и предательстве.
    Однажды в шахтерский поселок в поисках работы приходит голодный и изможденный Этьен Лантье. Его принимают и отправляют в самое пекло, в черную пасть шахты на глубину триста метров. Эмиль Золя описывает тяжкий труд шахтеров со скрупулезностью ювелира, кажется, что ни одна деталь не ускользнет. Перед нами вырисовывается правдивая картина существования шахтеров. Бедность, полуголодная жизнь, холод, болезни, социальная несправедливость, крохи зарплаты, штрафы… Назревает бунт. Автору удалось «заснять» момент зарождения и развитие забастовки. Золя так это описал, что складывается ощущение присутствия и участия в этой забастовке. Все те жертвы и потери, по-сути, ничего хорошего не принесли. Все вернулось на круги своя. Бедные остались бедными, богатые – богатыми. Разочарование и угнетенность, покорность и животная выносливость. Опять вереница черных людей выстраивается перед глоткой шахты. Они покорились, голод заставил. Шахта проглотила дневную порцию людей. Но случилась катастрофа, обвалились перекрытия штольни. Попытки спасти замурованных в шахте людей и попытки этих замурованных людей выжить Эмиль Золя описал так ярко и беспощадно. Признаюсь, некоторые сцены мне напомнили фильмы ужасов (которых терпеть не могу), вызывали отвращение и поражали воображение. Но все равно, оставалась маленький огонек надежды, что хоть кто-то должен выжить.
    Сложный роман, беспощадный.

    Читать полностью