Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Нана

Нана
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
43 уже добавили
Оценка читателей
4.44

«Нана» – произведение французского писателя и публициста Э. Золя (1840 – 1902).*** Роман написан в 1880 году и является девятым по счету в 20-томной эпопее автора «Ругон-Маккары» – об одном мелкобуржуазном семействе в эпоху Второй империи. Весь цикл строится согласно тщательно разработанному плану, который опирается на принцип наследственности. Члены этой широко разветвленной семьи проникают в самые высокие слои Франции и в глубочайшие ее низы. Героиня романа «Нана» – представительница третьего поколения Маккаров. Она становится проституткой. Ее сексуальный магнетизм приводит в смятение высший свет. Перу Золя принадлежат и такие произведения: «Радость жизни», «Творчество».

Лучшие рецензии
Lihodey
Lihodey
Оценка:
73

Французские писатели классической литературы любят писать о развращенном обществе Парижа. Писали об этом Бальзак и Мопассан, но роман Эмиля Золя "Нана" по степени своего реализма, пожалуй, переплюнул труды творчества других авторов. Развенчан очередной миф о Париже как о романтичном городе влюбленных. Эта книга рассказывает о восхождении к вершинам славы в аристократическом обществе Парижа проститутки по имени Нана. Глупая и взбалмошная баба (по-другому и не могу ее назвать), имеющая в своем активе лишь тело, отвечающее запросам большинства мужчин, тем не менее, с успехом начинает крутить и вертеть самцами, которые являются типичными рабами своей собственной похоти. Начиная с самых низов, с панели, она пробивает себе дорогу в просто заоблачные дали. Графы, маркизы, офицеры, безусые юнцы, актеры - ей все без разницы, она всеядна и переваривает любого. Нисколько не стесняясь и не мучаясь угрызениями совести, Нана разоряет своих любовников, а некоторых даже сводит в могилу. И не удивительно, что настолько тупая баба смогла заморочить головы стольки мужикам. Хотя какие это мужики, так... не более, чем соплежуи. Все дело в том, что Нана - шлюха по своему призванию, а не по нужде. Надо же какое вышло удачное совпадение: хобби совпало с профессией. В такой комбинации люди в жизни, как правило, добиваются больших успехов.
Надо отдать должное мастерству автора. Книга крайне насыщенна тяжелыми подробностями нравственного разложения высшего света Франции. Откровенной порнографии, конечно, нет. Но, обладая развитой фантазией нетрудно нарисовать себе отвратительные картины поведения людей, ведущих себя хуже скотов. Чувство гадливости усиливалось с каждой прочитанной страницей, но оторваться от книги было сложно, так как Золя эту "помойку человеческих душ", то есть высший свет Парижа, описал крайне выразительно и талантливо. Веришь ему безоговорочно, стиль и слог легкие для восприятия, читается роман довольно бодро, это не Бальзак с его тяжеловесными предложениями в полстраницы.
Согласен с автором, который своим романом говорит нам о том, что душевная пустота в человеке обязательно заполнится грязью, а абсолютная безнравственность 100% приведет к абсолютной развращенности.

Читать полностью
Zelenoglazka
Zelenoglazka
Оценка:
53

Власть женщины была сродни ревнивому деспотизму Бога-мстителя, он переживал минуты страха и острого, как судорога, наслаждения, за которые расплачивался ужасными часами страданий, когда воображение услужливо рисовало картины адских мук.

Это снова Золя. И гадко, и мерзко, и вязко, и, как всегда, ошеломляюще. Я слышала, что "Нана" - один из лучших его романов, но не представляла, как от книги на такую омерзительную тему можно получить столько удовольствия! Это же надо так написать, что содрогаясь и возмущаясь, ты залпом пьешь эту отраву и не можешь от нее оторваться!

Да, вот она, куртизанка Золя! Которую обожают и на руках носят аристократы Парижа. Они готовы разориться ради нее, бросить семью, опуститься на самое дно, покончить с собой. Но это вам не "Дама с камелиями", не Настасья Филипповна. Ни ума, ни утонченности, ни воспитания, ни таланта, ни мало-мальски яркой индивидуальности. Что же тогда в ней есть? А есть пышное, сдобное молодое тело, уверенность в своей красоте, легкомыслие и доступность. Причем, доступность в виде: "любой каприз за ваши деньги". Чем больше денег - тем любовник милее. Кончились деньги - пошел вон. Следующий, заходи! И так без конца.

Справедливости ради надо сказать, что Нана органически не способна деньги копить и приумножать. Для этого надо все-таки обладать хоть какой-то дальновидностью. У нее же ума и рассудительности не больше, чем у клопа. И вот такая женщина царит в сердцах и умах богатых знатных парижан. Что же тогда можно сказать о них?

Мне представляется, что настоящая героиня здесь все-таки не Нана, и не является эта пустышка настоящим источником зла и порока. Ведь откуда берутся все эти Нана, Бланш, Люси? Если бы знатные господа не покупали их с такой готовностью, не бросали бы миллионы за обладание молодым телом, то и не было бы таких вот дамочек полусвета. А так - спрос рождает предложение! В этой среде модно и престижно иметь содержанку. Или перекупить чужую. Или делить слишком дорогую "даму" с кем-то еще. А главное - ни разу там не шла речь о любви! Желание, страсть, похоть, но не любовь! Похоть, которая делает графа полностью зависимым от капризов левой пятки зарвавшейся шлюхи! Так что же виноват в этом, кроме самих мужчин? Если они позволяют публичным девкам разорять себя, унижать, топтать в грязь? На протяжении романа я постоянно ловила себя на мысли: "Ну и правильно, тАк их! Разорила - пусть, заслужил! Убил себя - нечего и жалеть о таком!" Как могли эти умные, образованные господа пресмыкаться перед проституткой, не обладающей ничем, кроме пышных форм? Или их жизнь настолько пуста и бессмысленна, что вожделение плоти подчинило себе и ум и волю?

Итак, Нана стала шикарной женщиной, живущей на ренту с глупости и скотства мужчин, маркизой парижских панелей; ее стремительно и уверенно вознесло на самую вершину узаконенного распутства, нагло афишируемого мотовства и шалой профанации красоты... И казалось истинным чудом, что эта рослая девка, не умеющая шага ступить на сцене, вызывавшая смех зрителей, когда она бралась изображать порядочных женщин, без малейших усилий со свой стороны разыгрывала в жизни роль обольстительницы.

Читать полностью
SaganFra
SaganFra
Оценка:
33

Ошеломительный роман! Так преподнести грязное белье парижского высшего света под силу только великому мастеру слова Эмилю Золя. Блеск и нищета, благочестие и порок все эти контрасты Парижа времен Второй империи так красочно и живо описаны, что чувствуешь себя чуть ли не участником действия.
Перед нами история взлета и падения известной парижской куртизанки Наны. Выбравшись из самых низов, из сточной канавы Парижа, она, благодаря внешним данным и наверное просто везению, взбирается на вершину успеха и богатства. Она королева в кругу дам полусвета, она содержанка нескольких титулованных особ, она развратна и порочна. Это все Нана. У ее ног Париж! К чему она стремиться? Слава, деньги? Когда она все это получает, ей становится не интересно и, будучи развратной натурой сама по себе, затягивает к себе в постель опустившихся личностей. Подбирая на улице «бомжей» и проституток она проводит с ними ночи в своем роскошном особняке. Может, она уже достаточно «взяла» от жизни и теперь хочет «отдавать» другим. Порывы Наны и мотивы поступков не понятны. Ее желания мимолетны, ее мысли только о сегодняшнем дне, ее девиз: «Здесь и сейчас».

Поклонение мужчин, дорогие подарки, бесконечный кредит в обмен на любовь. Но долго ли может так продолжаться? Все быстротечно и все проходит. Череда смертей, что шлейфом тянуться за Нана, лишь добавляет грусти.

Окруженная роскошью и богатством, она стояла, поднявшись во весь рост среди целой плеяды мужчин, поверженных перед нею в прах. Подобно древним чудовищам, страшные владения которых были усеяны костьми, она ходила по трупам. Причиненные ее бедствия обступали ее со всех сторон: самосожжение Вандевра, печаль Фукармона, затерянного в далеких морях Китая, разорение Штейнера, обреченного на жизнь честного человека, самодовольный идиотизм Ла Фалуаза, трагический развал семьи Мюффа и бледный труп Жоржа, над которым бодрствовал Филипп, только что выпущенный из тюрьмы. Дело разрушения и смерти свершилось. Муха, слетевшая с навоза предместий, носившая в себе растлевающее начало социального разложения, отравила этих людей одним мимолетным прикосновением. Это было хорошо, это было справедливо. Она отомстила за мир нищих и отверженных, из которого вышла сама. Окруженная ореолом своего женского обаяния, она властно поднималась над распростертыми перед нею ниц жертвами, подобно солнцу, восходящему над полем битвы, оставаясь в то же время бессознательным красивым животным, не отдающим себе отчета в содеянном.

Такой печальный конец.

Читать полностью
Интересные факты
Жанры/поджанры: Реализм
Время действия: Новое время (17-19 века)
Сюжетные ходы: Становление/взросление героя
Линейность сюжета: Линейный с экскурсами
Возраст читателя: Для взрослых

Замысел писателя
По замыслу Золя, образ Нана должен был символизировать блестящую внешность и порочную изнанку Второй империи. В первоначальном плане романа говорилось: «Нана — разложение, идущее снизу, западня, которой правящие классы дают свободно раскинуться».

Сам Э. Золя неоднократно сравнивает Нана с навозной мухой, которая своим прикосновением разлагает окружение. В конце романа, она умирает от оспы.

«Нана осталась одна, с обращённым кверху лицом, на которое падало пламя свечи. То был сплошной гнойник, кусок окровавленного, разлагающегося мяса, валявшийся на подушке. Всё лицо было сплошь покрыто волдырями; они уже побледнели и ввалились, приняв какой-то серовато-грязный оттенок. Казалось, эта бесформенная масса, на которой не сохранилось ни одной черты, покрылась уже могильной плесенью. Левый глаз, изъеденный гноем, совсем провалился, правый был полуоткрыт и зиял, как чёрная отвратительная дыра. Из носу вытекал гной. Одна щека покрылась красной коркой, доходившей до самых губ и растянувшей их в отвратительную гримасу смеха. А над этой страшной саркастической маской смерти по-прежнему сияли прекрасные рыжие волосы, как солнце, окружая её золотым ореолом. Казалось, зараза, впитанная ею со сточных канав, из мирно процветающих рассадников всякого зла, то растлевающее начало, которым она отравила целое общество, обратилось на неё же и сгноило ей лицо».

Читать полностью