Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
  • По популярности
  • По новизне
  • Госпожа, – сказал он, – я работаю на вас, а не на баклажан. Какая мне польза от того, что я буду спорить с вами и соглашаться с баклажаном?
  • Будь что будет, мы не станем никого судить и порицать и будем жить с радостью.
  • Дело не в том, что прошлое не важно, а в том, что будущее важнее, а настоящее – важнее всего.
  • Все мои изыскания привели меня к началу, но только новому началу. Наш брак нельзя поддержать чудесной сказкой о юной любви; он должен либо обрести крепость и прочность, чтобы выдержать реалии жизни, либо закончиться прежде, чем мы придем к горькому разочарованию.
  • Я решила спрятать эту изящную бутылочку в ящик для белья – где достаточно места для еще одного секрета – и начать жить своей собственной жизнью, позволив Мартину жить так, как того хочет он. Если между нами не может быть сердечности и близости, я согласна на духи и перемирие.
  • Мне кажется, если что и делает эту жизнь сносной, то лишь то прекрасное, что мы создаем из хаоса, – музыка, искусство, поэзия, но прежде всего – возможность прожить жизнь красиво, какой бы кто смысл в это ни вкладывал.
  • Жизнь мимолетна, так почему бы не принимать все как эфемерное и не стараться прожить каждый ее день наилучшим образом. Быть может, мне и не стоило надеяться, что романтическая любовь продлится вечно
  • Но не нужно желать того, чего нет, верно? Желать – значит страдать. Лишь принимая все как есть, мы находим гармонию.
  • Кому нужна эта симуляция? И каково Билли расти в семье, где родители не разговаривают друг с другом? Разве не лучше расстаться и сохранить дружеские отношения, чем продолжать жить вместе, держась за то, чего уже нет?
  • Совсем близко громыхнул гром, и я впервые за все время подумала, что, может, для всех будет лучше, если мы просто разведемся. От этой мысли захватило дух.
  • – Индия бедна и грязна, но я ее люблю. Странно, да?
    Он улыбнулся:
    – И вы спрашиваете об этом индийца.
    – Ваш народ так мало просит от жизни, но ваша мягкость делает вас легкой добычей для завоевателей.
    – Возможно, мудрее гнуться, чем ломаться. – Он отвернулся.
  • Интересно, как ей удалось обучить местных дурзи шить такие вот юбки. Другие англичанки столь странных костюмов не носили. Впрочем, другие англичанки не ездили верхом и не посещали приют. Странная, непонятная, пугающая – и тем не менее он думал о ней беспрестанно.
  • Рыба и яйца – первое, что должно подаваться по утрам,
  • Однажды я отыскала здесь лавку особенно соблазнительных благовоний и с тех пор каждый раз останавливалась – вдохнуть аромат пачули, мирра, роз. Мне так хотелось купить заткнутый пробкой пузырек чего-нибудь, унцию Индии – только для себя. Обычно я не пользовалась духами, но как чудесно было бы привезти в Чикаго что-то особенное, чтобы в серый январский день поднести флакончик к носу и вспомнить. Но жить приходилось экономно, и я всегда точно знала – даже если Мартин этого не знал, – сколько денег в жестянке из-под чая. Так и не овладев искусством торговаться, я довольствовалась тем, что фотографировала торговца вместе с его изящными бутылочками, улыбалась и шла дальше.
  • – Может быть. Перси заставил меня о многом задуматься. Полагаю, прожить всю жизнь с одним мужчиной ужасно скучно. Я бы предпочла менять мужей по меньшей мере через каждый год или два.