0,0
0 читателей оценили
213 печ. страниц
2019 год

Глава вторая.
Новость

Со скрипкой у Софьи были сложные отношения.

Всё началось этой осенью, когда учебный год ещё только набирал обороты.

Пустой коридор музыкальной школы сиял под светом ламп карамельным глянцем пола. Поблёскивал мерцающей на стенах штукатуркой цвета крем-брюле. Заманивал множеством одинаковых дверей, ведущих в кабинеты. Как в волшебных сказках – по крайней мере, так представляла Соня – темно-коричневых, с витым орнаментом и позолоченными ручками.

Софья приоткрыла одну из них. На неё удивлённо уставилось две пары глаз: незнакомая учительница с печальными серыми глазами и весёлый карапуз, внимательно слушающий, как правильно держать смычок.

– Ой, извините! – Соня ошиблась дверью.

«Надо было расписание посмотреть!»

Наугад открыла следующую. Облегчённо выдохнула – её класс.

Предыдущая ученица уже заканчивала, четко исполняя заданное произведение. Не допуская ни единой ошибки, как точно налаженный механизм. Закончив, опустила инструмент. Соня поморщилась, увидев на её шее коричневое пятно – следствие ежедневных многочасовых занятий.

– Молодец. Немного доработать в пятом такте – и всё будет прекрасно. Можешь собираться, – подытожила сдержанным тоном преподаватель, а затем обратилась к Соне: – София, почему опять опаздываешь?!

– Простите, не могла найти ваш кабинет…

– Ты что, первый год в школе?!

– Нет, просто не посмотрела расписание…

– На юбки и каблуки у тебя соображения хватает! Доставай инструмент, хватит стоять на пороге!

– Сейчас… – Соня щёлкнула замочками старенького футляра и достала скрипку.

– Настраивайся и начинаем.

Соня неуверенно начала крутить колки2.

– Дай сюда! Когда научишься уже?! – преподаватель раздражённо выхватила из рук у Сони скрипку и, быстро настроив, вернула её обратно. – Упражнение номер шесть.

Соня перевела дыхание и начала. Пальцы, вялые от отсутствия тренировки, медленно переступали.

– Сначала! – прикрикнула учитель.

Соня начала заново.

– Ещё раз!

Соня начала заново опять, глядя в потолок. Ей нравилось разглядывать его во время занятий. Это отвлекало от этих выводящих её из равновесия криков, к которым она за столько лет учёбы так и не смогла привыкнуть. Потолок был ярко-белым после свежего ремонта. Без люстры. На конце скрученного жгутом провода нервно вздрагивала от проезжающих за окном автомобилей одиноко висящая там лампочка.

– Ещё раз сначала!

Одно упражнение за другим, и руки начали медленно приходить в форму.

– Молодец! Ещё раз!

Звонкая мелодия рекой полилась из-под смычка3, будоража воздух. Сонины руки горели. Окружающий мир очарованно замер, слушая, как её пальцы летают над грифом4, точно прижимая струны.

– Три, четыре! Раз, два, три, четыре!

– Ещё!

– Ещё раз, я тебе сказала!

Соня старалась не смотреть на покрытое от гнева пунцовыми пятнами лицо преподавателя по скрипке. Взмахнув смычком, Соня по инерции пошла на новый круг повтора.

– Стоп!

Соня растерянно опустила скрипку.

– Вот! Слышишь меня?! Вот так и надо!

Соня молчала, опустив глаза.

– Ты понимаешь, что так готовиться надо дома, чтобы, приходя сюда, я видела результат?! – пыталась докричаться до Сони преподаватель, безуспешно заглядывая в её зелёные глаза. – А мы занимаемся только здесь, отчего стоим на месте! Сейчас всего за сорок минут мы сделали то, что другие не могут за неделю! Ты понимаешь, чего можно было бы достичь, если бороться с твоей невероятной ленью?

– Да. Простите… – пробормотала Соня.

– Ты очень талантлива, но пойми, что талант без труда не имеет смысла!

– Да, я понимаю… – сказала Соня, думая, что это поможет прервать поток нотаций.

– Ничего ты не понимаешь! Иначе всё было бы по-другому! Значит, так… – продолжила преподаватель, немного помолчав, нарочито безразличным тоном, поправляя наглухо застёгнутый ворот чёрной блузки. – Я перехожу на работу в другую музыкальную школу, в город. Так что подумай, к какому преподавателю ты готова перейти.

Всю дорогу домой сбивчивые мысли заполоняли Сонину голову. Сталкиваясь друг с другом, путаясь между собой.

«И зачем мне другой преподаватель? Зачем мне эти занятия? Зачем мне эта школа?»

О музыкальной карьере Соня не мечтала никогда. Ведь помимо музыки в жизни было столько интересного! Частенько она ночью не могла уснуть. Смотрела в серый потолок и представляла чёрное бархатное небо с россыпью сияющих во тьме звёзд. «Большая Медведица, Малая Медведица, Кассиопея…» Пыталась вообразить, что же такое атом и как же выглядит на самом деле край вселенной. Ждала, пока все домочадцы стихнут и уснут. Затем тихонько выбиралась из постели, бережно вытягивала с пыльной полки книгу и пряталась с ней в ванной. Где и прочитывала до утра, перелистывая пожелтевшие от времени страницы, захваченная духом приключений, пока отец, приехавший из очередной затяжной командировки, ей не пригрозил ремнём.

«Может, бросить эту школу?»

Она с детства мечтала о путешествиях, открытиях и… о НЁМ – сказочном прекрасном принце, который её обязательно полюбит. Но никак не с утра до вечера заниматься музыкой.

«Всё, больше там учиться я не буду! И сегодня же скажу об этом маме!» – решила Соня, но на душе отчего-то вдруг стало грустно и как-то пусто. Вспомнился тот день, когда она впервые увидела вблизи, что такое скрипка.

Раннее утро продиралось сквозь сон настойчиво и беспощадно: включенным в комнате ярко-жёлтым светом, запахом какао и пригоревшей каши.

– Вставай! – торопила Соню мама. Заглянув в очередной раз в комнату, скинула с неё нагретое за ночь одеяло. – Всё! Уже времени нет. Одевайся! Потом умоешься! – Положила рядом с ней парадно-выходное платье (синее, с юбочкой в складку, белым воротничком и красным бантиком), бельё и ненавистные колючие коготки.

Пассажиры плавно покачивались в такт автобусу. Сон крался по вискам, утяжелял веки, лез в глаза. Поддавшись ему, Соня смирилась и с завтраком, норовящим выпрыгнуть наружу, как скользкая лягушка, и с туго закрученным в три этажа шарфом, и с кусачестью шерстяных колготок.

– Проехали! – мама схватила Соню за руку и вырвала с насиженного места, как врач на днях – не желающий выпадать молочный зуб.

Битком набитый салон автобуса выплюнул их на остановку. Осенний воздух приятной свежестью ворвался в лёгкие. Непривычно колкий, с призвуками опавших листьев, пожухлой травы и первых заморозков.

– Опаздываем! Давай быстрее! – мама тащила Соню за собой по мосту над каналом, окутанным утренней туманной дымкой. – Сейчас уже придём! Смотри, сразу за мостом… Вон, видишь? Школа!

Вдруг мама, ахнув, начала заваливаться вперёд, словно высокое срубленное дерево, крепко сжимая в своей руке Сонину ладошку. Соня успела разглядеть её падение до подробностей – и полы расстёгнутого пальто, разлетающиеся в разные стороны на ледяном ветру, и размотавшийся шёлковый шарфик – в крупную розочку, и серёжки, горящие в мочках ушей сиреневыми огоньками, и пшенично-русые распушившиеся от влажности волосы… Прежде чем повалилась вслед за ней – ладонями и коленками к асфальту, обдирающему их лучше любой наждачки. Всему виной – водосток моста, в который Сонина мама второпях угодила ногой в изящной туфельке.

– Мам, зачем ты меня уронила?! – Соне хотелось плакать, но от неожиданности и обиды слёзы застряли комком поперёк горла.

– Вставай, быстрее! – мама отряхнулась, сгибая-разгибая одну ногу. – С тобой всё в порядке? Не ушиблась?

– Нет!

Молча они дошли до музыкальной школы.

– Простите, мы немного опоздали… – мама замялась на пороге кабинета, вместе с Соней, демонстративно отвернувшейся в другую сторону, будто бы она не с ней.

– Заходите-заходите! – учительница одарила их натянутой улыбкой. И началось сюсюканье. – Сонечка! Смотри – это твоя скрипка!

На столе лежал инструмент цвета оранжевых кленовых листьев. Опавших. Покрывающих землю мягким ковром в близлежащем парке.

Соня отвернулась.

– Надо же, какая серьезная девочка! – воскликнула учитель.

Это было уже слишком. Серьезной девочкой её ещё никто не называл. Запоздалые слёзы обиды хлынули из глаз. Жгучие, горячие. По раскрасневшимся щекам.

– Софочка, ты не хочешь познакомиться со скрипочкой поближе? – мягко у неё спросила мама.

Перестав рыдать, Соня посмотрела ещё раз на сияющий деками под ярким светом люстры инструмент. Как подарок в праздничной обёртке. И бережно взяла её в руки.

– Мам, я не хочу больше учиться в музыкальной школе! – решительно начала Соня прямо с порога под треск покрытого пылью старого электросчётчика.

– Вот ещё! – мама всплеснула руками. На обеих – причудливые кольца. Одно – с бантиком и подвеской из лунного камня, второе – из чернёного серебра, изображающего змейку.

– Мой педагог теперь будет работать в другой школе…

– В какой? – уточнила мама, разглядывая себя в зеркале прихожей.

– В городе.

– Отлично! – оживилась мама. – Значит, ты перейдешь туда вместе с ней.

– Но…

– Всё! Не хочу ничего знать! – мама не дала ей договорить. – У меня и так был тяжёлый день! Ещё завтра два корпоратива!

– Ну мам… Она… Она – стерва! – выпалила Соня. – Я не хочу у неё учиться!

– Не говори так про своего учителя! – мама строго посмотрела на Соню. – Какая бы она ни была, она – лучший педагог в вашей школе!

– Ну и что?! Я, может, вообще не хочу…

– Всё! Разговор окончен! – мама не дала Соне договорить и, засунув руки в карманы бирюзового махрового халата, ушла в гостиную, которая одновременно была и её рабочим кабинетом – вечно заваленным всяким барахлом: чем угодно, от старой одежды, которая могла когда-нибудь пригодиться, до фотографий с проведённых праздников.

Оформите
подписку, чтобы
продолжить читать
эту книгу
219 000 книг 
и 35 000 аудиокниг
Получить 14 дней бесплатно