Читать книгу «Огонь саламандры» онлайн полностью📖 — Елизаветы Соболянской — MyBook.
image

Едва девушка подумала о родителях, как язычок подрос и зафыркал, плюясь искрами. Мысли о бабушке превратили пламя в танцующий факел, а мысли о разгроме в комнате заставили огонек прижаться к ладони, виновато шипя. Что ж, сомнений не оставалось: Амирана – саламандра, и, кажется, теперь она способна управлять огнем, который живет в ней.

Тяжело вздохнув, измученная девушка еще раз оглядела разгромленную комнату и поняла, что это, пожалуй, символично – разобравшись, почему родители не любят ее, она практически сожгла мост, ведущий к ним. Поиграв огнем еще немного, Амирана отправилась в ванную комнату. Стоило привести себя в порядок и увидеться с бабушкой.

Разговор принес облегчение обоим женщинам – госпожа Киатара убедилась, что внучка жива и вменяема, а юная саламандра поняла, чего хочет в этой жизни.

– Я никогда не пыталась искать Жара, – призналась госпожа Киатара, – он подарил мне желанное дитя, но мы были слишком разными. Бродяга и приличная женщина из уважаемой семьи, – она пожала плечами, словно это все объясняло.

Как ни странно, Амирана ее поняла. Не смотря на разницу поколений кое-что в этом мире оставалось неизменным – девушка из приличной семьи не смела и мечтать о мезальянсе. В закрытой школе воспитанницам так же прививали особенное отношение к себе.

– Потомки уважаемых родов несомненно должны внешностью и поведением отличаться от всех остальных, – твердила классная дама, выводя девочек на прогулку в общественный сад. – Каждый жест, каждое движение должно сообщать окружающим о вашем высоком положении. Поэтому не бегать, не кричать, разговаривать мелодично и негромко. Нарушительницы будут стоять с книгой на голове до самого ужина!

* * *

Поутру, отойдя от потрясений минувшего дня и долгих разговоров с бабулей, девушка собрала небольшой саквояж, чеки, подаренные на двадцатилетие родственниками, и уехала в город. Благоразумия юной саламандре хватило на то, чтобы взять у бабушки ключи от скромной квартирки, расположенной в районе кампусов.

Амирана хотела научиться управлять своим даром, но для этого нужны были знания. День за днем она обходила городские библиотеки, сдувала пыль со старинных фолиантов и свитков в поисках данных об огненном волшебстве разных видов. Окружающие были уверены, что юная госпожа пишет диссертацию о саламандрах и восхищались ее настойчивостью, трудолюбием и веселым нравом.

Прошло время. Амирана вполне освоилась в кругу студенческой молодежи, научилась скрывать свою суть и виртуозно сдерживать порывы спалить что-нибудь, если кто-то наступал ей на ногу. Конечно, для сложных действий с пламенем ей не доставало знаний и опыта, но огонь был ее стихией, ее душой и сердцем… Неприятности начались неожиданно. В один из жарких июльских дней с Амираной связалась бабушка:

– Искорка, родители хотят поговорить с тобой.

– О чем, бабушка? – юная саламандра безмерно удивилась родительскому интересу.

Леди Киатара тяжело вздохнула:

– Они нашли тебе жениха, девочка.

– Что? – у Амираны непроизвольно заплясали языки пламени в волосах.

– Твои родители решили, что тебе пора выйти замуж, – неловко улыбнулась бабушка, – Диатара считает, что ты должна успеть составить хорошую партию, прежде чем превратишься в старую деву.

Внутри Амираны все вскипело, но хорошее воспитание удержало ее в рамках приличий:

– Бабушка, ты можешь им передать, что замужество меня не интересует.

– Боюсь, что нет, – госпожа Киатара пожала плечами, как бы говоря: «Ты же знаешь свою мать».

К сожалению, Амирана тоже неплохо изучила свою родительницу. Светский лоск госпожи Диатары Ассуар моментально испарялся, стоило кому-нибудь наступить ей на платье или облить светлые воздушные юбки красным вином. А еще у саламандры не было профессии или источника дохода, как у более самостоятельных девушек, живущих в кампусе. Школа для юных леди, умение печь пироги и следить за работой слуг, да изученные тридцать томов огненных заклинаний – вот и все, что было у нее за душой. Такая ситуация заставляла прислушиваться к требованиям родителей.

– Хорошо, бабушка, – Амирана поморщилась, но выдержала ровный тон, – я смогу приехать к тебе в поместье послезавтра. Сообщи родителям, что я готова к разговору.

Госпожа Киатара благодарно кивнула внучке и отключилась, не желая видеть, как начнут обугливаться шторы.

* * *

На встречу с родителями Амирана прибыла чуть раньше, чем планировала. Около полудня магомобиль сервисной службы остановился у ворот поместья и медленно въехал на территорию. Саламандра велела шоферу отвезти ее сумку к дому, а сама вышла, чтобы прогуляться по аллее.

Любимая дорожка Амираны вилась мимо заросшего кувшинками пруда. Неторопливо шагая по крупному песку, девушка задумчиво касалась стебельков поблекших от солнца трав. Она собрала в букет несколько сорняков, уцелевших от рук садовника, и не заметила, как добралась до ажурной беседки, стоящей на берегу. В беседке шел громкий разговор. Услышав, что речь идет о ней, Амирана замерла, спрятавшись за высокими шершавыми стеблями мальвы.

В беседке шло бурное обсуждение. Вместе с бабушкой и родителями Амираны за столом сидел пожилой жабообразный мужчина, не то орк, не то полукровка-тролль. Обсуждали предстоящую помолвку, брак, а больше всего – цену. Стоимость невесты из благородного семейства оказалась весьма высокой. Амирана с трудом удерживала бушующее в ней пламя, когда родная мать принялась требовать от господина Тригорона письменных обязательств, но не вдовьей доли, а «выкупа семье».

Когда колючие стебли, до боли впившиеся в ладони, перестали останавливать колышущиеся перед глазами сполохи, Амирана вышла из своего убежища и открыто направилась к беседке.

– Добрый день! – громко поздоровалась она, оглядывая красивую сервировку стола и наряды гостей.

Отдельный взгляд достался матери. Госпожа Диатара нежно улыбнулась дочери, нервным жестом расправив тонкую льняную салфетку:

– Доброе утро, Амирана! – пропела она самым любезным голосом, – мы не знали, что ты уже приехала.

Жабообразный господин Тригорон тотчас бросил на девушку оценивающий взгляд. Очевидно, то, что он увидел, ему понравилось, отметила саламандра. Его глаза заблестели так масляно, а на щеках появился такой довольный румянец, что девушку слегка передернуло. Правда, взглянув на огненные пряди, уложенные в небрежный пучок, мужчина нахмурился, но потом явно нашел для себя какое-то утешение и снова пробежался взглядом по фигуре будущей покупки.

Отец Амираны сидел с абсолютно невозмутимым лицом и потягивал кофе с ликером в десять утра, делая вид, что его здесь нет. Только бабушка выглядела напряженной. Ее руки беспокойно перекладывали приборы, а тонкая золотистая чашка все еще была полна.

Прежде чем госпожа Киатара успела сказать хоть слово, господин Тригорон встал, подошел к Амиране и поцеловал ей руку со словами:

– А вот и моя невеста пожаловала!

– Простите, господин Тригорон, – Амирана отдернула руку и с трудом удержалась, чтобы не вытереть ее о платье, – но я впервые об этом слышу!

Госпожа Диатара поморщилась и нервно брякнула ложечкой о край фарфоровой чашки:

– Мы как раз хотели сообщить тебе об этом, дитя.

Амирана скептически подняла брови, обводя присутствующих взглядом:

– Вот как?

Ее мать заерзала на мягком стуле, кинула взгляд на уткнувшегося в бокал мужа, потом на госпожу Киатару:

– Мама, вы обещали поговорить с Амираной!

Бабушка бросила на внучку виноватый взгляд, но дочь отбрила немедля:

– Ты ее мать, ты и говори!

Поджав безупречные розовые губы, госпожа Диатара обернулась к господину Тригорону:

– Простите нас, господин Тригорон, мы не успели обрадовать Амирану вестью о вашем сватовстве…

Жабообразный господин усмехнулся, вернулся за стол, с аппетитом отведал легчайшего кремового торта с маленького золотистого блюдечка, а затем поглубже уселся в кресле, давая понять, что не уйдет и желает присутствовать при семейном объяснении. Госпожа Диатара вскинула к волосам тщательно подведенные брови и, глядя на Амирану в упор, заговорила:

– Господин Тригорон сделал тебе предложение, дочь, и мы его приняли.

– На каких основаниях? – поинтересовалась Амирана, отбрасывая требования этикета в сторону.

Раз никто не собирается приглашать ее за стол, она не будет стоять перед этими людьми словно провинившаяся школьница. Выдвинув стул, девушка присела к столу и налила себе чашку чаю.

– За тобой почти нет приданого, а господин Тригорон готов выплатить за тебя хороший выкуп, – пояснила мать, стараясь представить все происходящее милостью со стороны престарелого торговца.

Амирана сосредоточено намазала тост душистым летним медом, потом подняла на мать яркие карие глаза:

– Матушка, если вы забыли или не знали, я уже совершеннолетняя, а потому вы не имеете права принимать предложения руки и сердца от моего имени. Более того, вы не имеете права распоряжаться моим приданым, которое, как я знаю, составляет приличную сумму и лежит на депозите до моего совершеннолетия. Дедушка не давал вам права управлять моим трастовым фондом.

– Ты еще несовершеннолетняя! – госпожа Диатара повысила голос, – а потому мы имеем право распоряжаться твоим браком и твоими деньгами!

Амирана нехорошо прищурилась, чувствуя, как бешено забилось ее сердце:

– Что вы имеете в виду, матушка? – она поймала судорожное движение отца и уставилась на него: – Что вы сделали с моим депозитом?

Госпожа Диатара тотчас схватила свою чашку с чаем, прячась ото всех:

– Тебя это не касается, – вполне мирно сказала она, делая глоток, – еще четыре месяца мы имеем право на все.

– Нет, – Амирана выпрямилась и строго посмотрела на бабушку, – не знаю, почему вас не поставили в известность, но уже восемь месяцев, как я совершеннолетняя. Возраст зафиксирован и подтвержден.

– Но тебе еще нет двадцати одного! – от возмущения госпожа Диатара забыла держать лицо и вытаращила глаза в дикой смеси изумления и гнева.

– Совершеннолетие моей расы наступает в двадцать лет, – спокойно сказала Амирана. Но, боже мой, чего ей стоило это спокойствие!

Внутри саламандры все клокотало и гнев грозил вырваться наружу совсем не шутейным огнем. Неожиданно в разговор вмешался господин Тригорон:

– Госпожа Диатара, вы уверили меня, что ваша дочь будет счастлива стать моей супругой, а теперь я вижу, что она об этом ничего не знает, да еще и не желает. В таком случае, я требую вернуть те деньги, которые вы получили от меня на празднование помолвки.

Госпожа Диатара и ее супруг побелели. Амирана и госпожа Киатара повернулись к ним с одинаковым возмущением:

– Что? – первой не выдержала саламандра, – вы уже получили деньги на помолвку? Верните немедленно!

– Но у нас сейчас нет, – залепетала Диатара, бросая злые взгляды на мужа.

– Отдайте деньги из моего приданого, там достаточно большая сумма, – со вздохом сказала Амирана и…в бешенстве уставилась на мать и отца, – что? Вы потратили мое приданое?

– Это все Жакиль! – госпожа Диатара перестала притворяться и махнула рукой в сторону супруга, – он много проиграл в карты, потом потерял деньги на бирже…

Амирана встала, сохраняя безупречную осанку, повернулась к гостю:

– Господин Тригорон, мне очень жаль, но я не собираюсь становиться вашей женой. Бабушка, я уезжаю.

– Я тебя провожу, – расстроенная госпожа Киатара поднялась следом за внучкой.

– Но Амирана, ты должна спасти нас! – госпожа Диатара вцепилась в руку дочери как в спасательный круг, – мы разорены! Если господин Тригорон не простит нам долги, нам придется съехать из квартала Белых Магнолий! Все узнают, что мы нищие! Нас станут презирать наши друзья!

Амирана не шелохнулась, но руки госпожи Диатары коснулось пламя. С криком боли мать отдернула ладонь от кожи дочери и недоуменно уставилась на обожженную ладонь:

– Как ты могла! Я, я твоя мать!

– Ты слишком поздно об этом вспомнила, мама, – с горечью сказала саламандра и вышла.

Госпожа Киатара поспешила следом. Забрав чемодан у дворецкого, Амирана вызвала магомобиль и вернулась в свою квартирку.

Все оставшееся время лета она искала работу, стараясь не раскрывать своих способностей. Это было нелегкой задачей, ведь рядом был кампус, полный студентов, занятых тем же самым. Наконец ее яркая внешность привлекла к себе внимание потного толстячка-фотографа, который предложил Амиране сделать фотосессию в стиле «ню» за смешные деньги.

– Ты станешь известной, крошка, – напирал он, склоняясь к ней и потряхивая сальными волосами.

Саламандра ощутила запах дыма от сжатых под столом ладоней и поспешила выбежать

Стандарт

4.5 
(161 оценка)

Читать книгу: «Огонь саламандры»

Установите приложение, чтобы читать эту книгу