Книга или автор
3,1
7 читателей оценили
123 печ. страниц
2014 год
12+

Елена Усачева
Парадокс Ромео

Глава первая
Вот такая жизнь

Папа обещал Всеволоду: «Закончишь класс – возьму тебя с собой в экспедицию. Весной. Надеюсь, с оценками у тебя все будет хорошо. Камбоджа и Вьетнам. Исследование естественных мест обитания животных. Сбор информации о сохранившейся первозданной флоре и фауне. Праздник поворота рек. Песни гиббонов».
Говорил он это, сидя у себя в кабинете. В огромном полутемном кабинете, где на столе горела старомодная лампа под стеклянным зеленым абажуром. Солидно тикали напольные часы. Их усики были опущены вниз: двадцать минут восьмого. Часы осуждали все, что говорилось. Они любили тишину. Из звуков принимали щелканье клавиш ноутбука. И еле слышный звонок сотового телефона. Ничего более. А тут вдруг разговоры.
– При одном условии, – категорично произнес папа. – Хорошая учеба. И никаких проблем в школе.
– Папа, – тяжело вздохнул Всеволод. – Как будто ты меня не знаешь.
– Очень хорошо знаю, поэтому и говорю!
Отец смотрел мимо Всеволода. Смотрел в себя. И говорил не с ним. Сам с собой. Всеволод даже не был уверен, что отец знает: школа начинается осенью. И в каком сын классе, он тоже не помнит. Высокий, крепкий, с седой густой шевелюрой, с холодным, словно застывшим лицом. Он редко улыбался, смеялся и того реже. С чего вдруг ему пришла в голову идея взять Всеволода с собой? Наверняка мать настояла. Она считает, что отец уделяет сыну мало внимания. Разве от этого предложения его стало больше?
– Папа! Это исключено! Какие у меня могут быть проблемы?
Всеволод пытался говорить спокойно. Но само слово «Камбоджа», от которого веяло чем-то далеким, жарким и влажным, заставляло волноваться. Индокитай. Гиббоны… Река Меконг.
В кухне звякнули тарелки.
– Стасик! Оставь ребенка в покое! – крикнула мама. – У него никогда не было проблем.
– Вот видишь, – картинно повел рукой Всеволод. – Лучше давай сыграем партию перед тем, как я уйду.
– Перед тем как уйти, пообедай. Мать жалуется, ты худой, плохо ешь.
Отец повернулся к компьютеру. Для него разговор был закончен. Но осталось что-то незавершенное. Не хватало финального аккорда. Чувствуя эту неправильность, Всеволод прошел к журнальному столику, где на стеклянной подставке стояли готовые к бою шахматы.
– Папа! Я не худой, а стройный. И мы все-таки сыграем партию. Я успею пообедать.
– Стасик! Не спорь! – снова донеслось из кухни.
Папа заскрипел креслом.
– Нравится обыгрывать отца? – посмотрел он на Всеволода поверх очков.
– Что поделать, если я одарен?
– А ты мать больше слушай. Она тебе напоет. – Папа, кряхтя, отошел от стола. – Расставляй.
В этот раз у отца опять не получилось выиграть. И он бы, наверное, расстроился – профессор, а мальчишка его каждый раз обставляет. Но что поделать, если Всеволод и правда был очень талантливым мальчиком. Видимо, место в экспедиции ему все-таки придется выхлопотать. Стажера. Или разнорабочего. Нет, на разнорабочего Всеволод не согласится. Значит, поедет стажером. Будет вести дневник наблюдений. С его-то дотошностью…
Через несколько дней стало понятно, что разговор о неприятностях состоялся не зря. Всеволод вошел в квартиру, хлопнув дверью.
– У тебя неприятности? – крикнул из кабинета отец.
– Нет у меня никаких неприятностей, – резко ответил Всеволод, застывая перед зеркалом в прихожей.
Высок. Худ. Длинные светлые волосы прикрывает армейская зеленая кепи с высоким мягким околышем. Темные глаза. Тонкие длинные нервные пальцы. Сейчас они барабанили по тумбочке, заставляя брошенные на нее ключи подпрыгивать.
– С чего бы им у меня быть? – прошептал он, зажмуриваясь.
– Ты уверен, что все хорошо? – переспросил отец. Сегодня он проявлял удивительную въедливость, как будто был готов к тому, что его предсказания сбудутся.
Всеволод глянул в сторону кухни. На пороге застыла мать. Невысокая полнеющая женщина. Она прижимала к груди полотенце, лицо – испуганно.
– Да все у меня нормально! – крикнул Всеволод, проходя в свою комнату. Здесь его встретил распахнутый зев синтезатора. Он нервно включил его, не сразу попав по клавише, нажал басовитое «до» и отправился к отцу.
– Папа, у меня неприятности, – сообщил он, появляясь в кабинете.
«Тик-так, тик-так!» – сказали часы, заставляя снять кепи.
– Это я уже понял, – отец медленно отложил лист бумаги. – Рассказывай.
– Не знаю, почему им это не понравилось. Я разыграл самую удачную партию. Она принесла бы наименьшие потери!
– Ты оправдываешься, еще ничего не сказав, – сухо заметил отец.
Всеволод оскорбленно вскинул подбородок.
– Обыкновенный гамбит! Отдать малое, чтобы выиграть большее.
– Весь во внимании!
– Я предупреждал, что делать этого не надо. Что по всем подсчетам…
– Ты не о том сейчас.
Всеволод окинул взглядом кабинет. Глазу не за что было зацепиться. Все знакомо. Все на своих местах. И все как будто серое, однотонное.
– Пропала одна очень ценная вещь. Пропала случайно. Ее можно найти. Но на это нужно время. А хватились ее сейчас.
– Какая вещь?
– Ценная. Из кабинета.
– А поподробней?
– Телескоп. Из кабинета физики.
– Ты принимал участие в краже?
– Его не украли! Его взяли на время. А потом он пропал. Стали искать. И Лелик…
– Белов?
Всеволод коротко кивнул, представив бледное узкое лицо, длинные, по плечи, волосы, очки, блеклые глаза, растерянную улыбку.
– В этом деле замешаны несколько человек, – вновь заговорил Всеволод. – У Лелика сдали нервы. Он решил, что если расскажет все сам, то его не так сильно накажут. К тому же выяснилось, он страдает патологическим чувством правды. Я опередил его. Теперь завуч знает, что взял телескоп Белов.
– Зачем ты это сделал?
– Чтобы ему не поверили, когда он придет рассказывать, как было на самом деле, начнет перечислять остальных и назовет всю цепочку. Чтобы у меня было время все исправить. И чтобы он не считал себя лучшим.
– Но он твой друг.
– Это было единственное верное решение. Лелик не захотел ждать.
– Какой ужас, – схватилась за голову мать – никто не заметил, когда она вошла в кабинет и застыла в дверях. – Лодя, что ты наделал?
– Мама! Я не знал, что ты подслушиваешь, – холодно произнес Всеволод.
– Все, что ты говоришь, ужасно. – Делая вид, что ничего больше слышать не хочет, мать побрела через гостиную.
– Я минимизировал потери!
– Настоящий друг сам бы… – подала голос из коридора мать.
– Какое может быть сравнение между мной и Леликом? – Всеволод повернулся к пустому дверному проему. Мать тут же появилась в нем.
– Самое обыкновенное!
Всеволод скривился:
– Мама, ты же понимаешь, что я не попадаю под стандарты!
– О боже! У меня болит голова! – заломила руки мама, снова уходя в коридор.
– Я спешу на занятия! – отрезал Всеволод.
– Мне нужно лекарство, – крикнула мать.
– В аптеку я зайду после музыкальной школы! – Всеволод посмотрел на отца. – Ты понимаешь, что я был прав?
Отец тяжело смотрел на сына. Бесстрастное лицо, холодные глаза, легкая улыбка… И ему становилось не по себе.
– Но это ведь еще не все? – тихо произнес отец. – Что ты хотел у меня спросить?
– Да, конечно!
Всеволод рубанул ладонью воздух и прошел по комнате. Здесь стояло много знакомых вещей. Еще было довольно светло, чтобы рассмотреть. Книжные шкафы темного дерева с тяжелыми застекленными дверцами. Низкие диваны черной кожи, журнальный столик со стеклянной столешницей. Большой кабинетный стол, старинный, с зеленым сукном. Предметы на нем стояли как будто в правильном шахматном порядке. Все в этой комнате было правильно.
– Да! Я хотел спросить, – повторил Всеволод. – Этот случай ведь не будет считаться происшествием?
– А ты сам это происшествием не считаешь?
– Нет, конечно! Это недоразумение. И оно скоро разрешится.
– Думаю, это она и есть.
– Кто?
– Проблема. Теперь я не смогу тебя взять в экспедицию.
Всеволод быстрее зашагал по комнате. Тронул тяжелое пресс-папье на журнальном столике.
– Но ведь все сделано правильно.
– Давай закончим этот разговор.
Всеволод постоял, глядя на фарфорового лося с тяжелыми лопастыми рогами.
– Знаешь, папа, о чем я подумал? – Он все смотрел и смотрел на лося. За столько лет статуэтка словно приросла к своему месту. Она была символом его, знаком постоянства. Вместе с часами. – У Горького прочитал. Раньше говорили: «Это мое дело». И делали его. В самом слове «дело» заключается решение. А сейчас говорят: «Это моя проблема». А что делать с проблемой? С ней живут. То, что произошло, это не проблема. Это дело. Его всего лишь надо решить.
– Был уговор, – напомнил отец.
Всеволод расстался взглядом с лосем. Странно, что его не поддержали.
– Лодя! – не уходила из коридора мать. – Ведь ты обманул. И Лелик – твой друг.
– Не надо, мама!
Он прошел мимо матери в свою комнату. Ему надо было подготовиться к музыкальной школе. И в первую очередь собраться с мыслями.
Всеволод был поздним ребенком в семействе профессора Бортко. Поздним, а потому страстно любимым, как довольно пожилым папой, так и еще молодой мамой. Родился он болезненным, и с самого начала его стали возить по пансионатам и санаториям под бдительным присмотром мамы. До школы он воспитывался дома. Мама, в прошлом блестящий аккомпаниатор, все бросила, чтобы заниматься сыном. Однажды она заметила, что мальчик с любопытством поглядывает на пианино, тянется, чтобы достать до клавиш. К Лоде была приглашена учительница. Первую любовно сшитую дома тетрадь музыкальных сочинений сына маме удалось показать музыкальной знаменитости Сергею Банееву. Тот похвалил юное дарование и благословил на дальнейшую учебу. Еще не научившись складывать и читать, Лодя был определен в музыкальную школу. Там же со своим педагогом он стал играть в шахматы, и очень скоро выяснилось, что к этой игре у него тоже талант. Одним словом, к восьмому классу, то есть к пятнадцати годам, Лодя был весьма захваленным мальчиком, нежно любимым всеми учителями за четкость и точность. А с одноклассниками…
Повезло – у них собрался хороший класс. Так бывает. С самого начала к ним не попали явные сорвиголовы и горлодеры, не выросли из этих ушастых мальчиков и курносых девочек циники и подлецы. Может, потому что первой учительницей у них была молодая практикантка, а может, еще почему. Но в классе они жили дружно.
Мама положила много сил на то, чтобы к Лоде в гимназии относились достойно, все-таки он выигрывал почти все олимпиады и шахматные турниры. Еще были концерты. Сольные концерты, которые обязательно проходили перед всеми праздниками. Все шло своим чередом, и вдруг этот случай…
Всеволод постучал пальцами по столу. Очень все неудачно складывается. Он уже видел себя на берегу реки Меконг. И даже сказал об этом Лелику. Выходит, что поторопился.
Телескоп нужен был для наблюдения за звездой Шедар из альфа Кассиопеи. Она появлялась в десять вечера, к одиннадцати достаточно высоко поднималась над горизонтом, чтобы можно было начать наблюдение. И фотографировать. Если поставить фотоаппарат на сильную выдержку, сделать несколько кадров, а потом наложить их друг на друга, то получался приличный снимок. Покупать для этого телескоп казалось бессмысленным. Его можно было взять на время. Где? Конечно, в гимназии, в кабинете физики. Он там давно пылился. Просить? Уйдет много времени. Брать без спроса?
Всеволод всего лишь обмолвился о своем желании наблюдать вечером звезды, остальное случилось само собой.
Телескоп взяла Нина, вручила Свете, та принесла Лелику, чтобы он передал Всеволоду.
Зазвонил телефон. Всеволод подхватил нотную папку.
– Лодя! – позвала мама. – Это тебя!
– Я ушел.
Гулкая лестничная площадка старого сталинского дома. Наверху разгулявшийся сквозняк хлопает не закрепленной форточкой.
Поздняя осень несла с собой хмарь и холод. Всеволод натянул перчатки – стоило беречь руки. Музыкальную школу он закончил в шестом классе и теперь второй год брал дополнительные занятия по фортепиано у Кадима Алиевича. Музыка не прощает перерывов. Тем более если он хочет поступить в училище.
Облака на небе застыли размазанными кляксами. Хлопнуло на верхних этажах окно. Эхо пробежалось по П-образному двору, стукнулось лбом о ржавые качели. Тонкий звук, у всех людей вызывающий только раздражение, заинтересовал Всеволода. Он потянул его к себе, прислушался и вдруг почувствовал, как из него начинает плестись мелодия. Через секунду Всеволоду было уже все равно, кто и что про него говорит.

 

– Расскажи, пожалуйста, что все это значит?
В прихожей напротив двери стояла большая белая коробка, некрасиво перетянутая светло-бежевым скотчем. На подзеркальнике под ключами два конверта.
– Что это?
Отец говорил негромко, но в его голосе было слишком много всего, чтобы просто так пройти мимо и скрыться в комнате.
– Вероятно, что-то ценное, – произнес Всеволод, глядя в сторону. В дверном проеме кухни тут же появилась мама, и вновь пришлось посмотреть на отца.
– Вероятно? – Брови отца от удивления поползли на лоб. – Это в математике – вероятно. А здесь все точно. Приходил твой друг Белов, принес телескоп. Новый! Потом прибегали девочки, принесли деньги, чтобы ты купил телескоп. Уже другой. Еще один, видимо. Я могу сказать, что у тебя очень хорошие друзья. Чего нельзя сказать о тебе. Куда ты дел телескоп из гимназии?
Всеволод смотрел на коробку, пытаясь представить, когда Лелик все успел. Кажется, сегодня у него занятия в клубе. Значит, не пошел. Где, интересно, взял деньги на покупку и когда сходил в магазин? Это же тысяч десять-пятнадцать. С его-то вечными финансовыми проблемами!
– Всеволод! – кипятился папа. – Я жду ответа.
– Телескоп у меня отобрали, – холодно ответил Всеволод.
– О боже! – всплеснула руками мама. – Лодя! Тебя били?
– Как у такого здорового лба могли что-то отобрать? – вскричал папа.
Отвечать не хотелось. Слишком все было нелепо.
– Женщина из соседнего подъезда. Она решила, что я подсматриваю в чужие окна.
– Лодя! Какой ужас! – не забывала вставлять реплики мама.
– Мама! Ни за кем я не подсматривал!
– А почему ты не смог это объяснить? – спросил папа.
Всеволод молчал. У взрослых свои представления о прекрасном, и спорить с ними не имеет смысла.
– Где сейчас телескоп из школы? – Папа понял, что ответа на предыдущий вопрос не дождется.
– В полиции, вероятно, – пожал плечами Всеволод.
Ему не терпелось пройти в комнату. Звук хлопнувшего окна, застрявшего в качелях, волновал его. Он пытался проиграть его на занятиях, но пока ему что-то мешало до конца расслышать придуманное.
– Боже мой! Полиция! – волновалась мама.
– Соседка говорила, что отнесет туда. Чтобы вы забрали. Может, и не отнесла. Я никак не могу с ней встретиться. – Всеволод посмотрел на отца. – Кажется, она уехала.
– Так!.. – решительно пошла по коридору мама.
– Не мешай! – остановил ее отец. – Что ты намерен делать?
– Надо дождаться, когда она вернется, – Всеволод снял перчатки и бросил их поверх конвертов – для него это все уже было неважно, – и отнести телескоп обратно в гимназию.
– А в школе его уже ищут?
– Да, и если бы не Лелик, на наш класс даже не подумали бы!
Скорее в комнату! Почему этот разговор ни о чем такой долгий?
– Что же, разбирайся тогда с тем, что тебе принесли, – вздохнул отец. – Я так понимаю, Белов купил за тебя телескоп, а девочки принесли деньги еще на два телескопа. Видимо, друзья не знают, куда ты дел школьный телескоп. Наверное, они считают, что ты его просто потерял.
– У нас была договоренность. И Лелик ее нарушил.
Всеволод смотрел на дверь своей комнаты. С чего вдруг весь этот шум?
– Может, сходить в полицию и объясниться? – суетилась мать.
– Он все сделает сам, – отрезал отец.
– Лодя, – взмолилась мама. – Ну, как же так?
– Мама! Ничего не произошло.
Наконец-то он попал в свою комнату и закрыл дверь. Но мелодия ушла от него. Он смотрел на белые клавиши электронного пианино и чувствовал, что ничего не сможет сыграть. Звук умер. Он остался в виде зрительной картинки: двор, окно, качели. Но самого звука, похожего на тщательно ограненный хрусталик, не было.
Всеволод поймал себя на том, что думает о телескопе. Он сам мог взять у отца деньги и купить его. Не такая уж это и запредельная сумма. Телескоп можно было вообще не брать. Звезду еще можно было бы наблюдать неделю. Вот только погода… Надо было торопиться, и решение пришло неожиданно. И если бы не странная соседка, налетевшая на него, начавшая кричать… Но телескоп вернется. Торопиться некуда. Ничего особенного не произошло.

 

Утром стало понятно: произошло. И даже много что произошло. Как будто само белое здание гимназии все узнало и теперь демонстративно отворачивалось от него – входную дверь слегка перекосило, и она не сразу открылась.
Первым, кого он встретил в раздевалке, был Лелик.
– Зачем ты принес мне телескоп? – подступил к нему Всеволод. – Мог бы сразу нести его в гимназию.
Лелик тонок и высок. У него такие же, как у Всеволода, длинные светлые волосы. Позолоченная оправа очков делает его лицо строгим.
– Кто брал, тот пускай и возвращает. – От волнения у Лелика бегают глаза. Он старательно смотрит мимо, но все равно мажет растерянным взглядом по лицу приятеля.
– Если исходить из твоей логики, то ты должен был отдать телескоп Сергею, он Свете, и уже Нина принесла бы его в кабинет. Нина! Все подумают на нее. А так как она одна не ходит, только вместе со Светой, то на них обеих.
Лелик резко приблизился, так что Всеволоду пришлось сдержаться, чтобы не отойти.
– Ты трус! Еще и сволочь! И не приплетай сюда Свету с Ниной! И вообще – катись в свою Камбоджу! Гиббон!
Он оттолкнул Всеволода и пошел прочь.
– Лелик!
Белов уходил.
– Алексей!
– Мне не о чем с тобой больше говорить, кхмер!
– Ой, что будет?
Нина подошла незаметно, потянулась, чтобы взять Всеволода за локоть. Но он резко опустил руку в карман.
– Держите свои деньги! – протянул он конверты. – Я сам решу этот вопрос! Не надо лезть не в свое дело!
Нина попятилась, глядя на высокого одноклассника снизу вверх. В глаза. Лоб прикрывают кудряшки челки. А у него… у него волосы прямые. Как у черных фигур. Это у белых – волнистые.
– Телескоп не у тебя? – пытала Нина.
– Это не важно!
Он сунул конверты в Нинин кулачок.
– Спасибо, что приходили. Но помощь никому не нужна.
– А Лелик? За что ты его? И при чем здесь Камбоджа?
Ах, как Нине хотелось пробиться сквозь эти холодные глаза, достучаться до этого рационального мозга, разворошить его палкой, чтобы найти обыкновенную человеческую эмоцию. Но Всеволод смотрел мимо, и что у него там внутри было, что пряталось за этим упрямым лбом – так и оставалось непонятным.
– У нас, кажется, сейчас литература.
Он поправил на плече сумку, убрал кепи и вышел из раздевалки.



 

 

Читать книгу

Парадокс Ромео

Елены Усачевой

Елена Усачева - Парадокс Ромео
Отрывок книги онлайн в электронной библиотеке MyBook.ru.
Начните читать на сайте или скачайте приложение Mybook.ru для iOS или Android.