3,8
88 читателей оценили
98 печ. страниц
2018 год
12+

В оформлении обложки использована иллюстрация автора Antracit «unicorn» ФАЙЛ #:115641417 с https://stock.adobe.com/ru/

Присказка

Когда-то я была человеком. Всамделишным.

И все было у меня, как у людей. Работа с маленькой зарплатой, парень, с которым мы напополам снимали квартиру, и подруга, вечно ноющая мне в жилетку. В общем, счастье невообразимое.

Но как-то под Новый год я разболелась. Меня отпустили домой за несколько часов до окончания рабочего дня.

Уже догадались, чем все завершилось? Да! Именно так, зайдя в квартиру, я увидела чудесную картину наставления рогов на свою русую головку. Что было дальше, сложно описать в двух словах. Но сводилось к одному – они не специально, все вышло случайно, и, вообще, это же только первый и единственный раз.

А у меня температура, голова больная, нос течет… Убежала я от предателей. А куда в декабре удерешь-то. На лавочке не отсидишься. На морозе плакать не будешь.

Это я так думала, пока не устала. Присела, заревела. Лицо в варежках спрятала.

– Чего слезы льешь, девонька? – неожиданно услышала голос старушки.

Не убирая рук от лица, я ответила:

– Сказка кончилась, – и с новой силой разревелась.

– И хороша была та сказка? – не отставала старушка.

А мне так поговорить с кем-то хотелось. Чтобы меня поняли, пожалели. Да и не отказывать старому человеку в любопытстве.

– Нормальная, – ответила и хлюпнула носом.

– И принц в ней был?

– Не было. Не нужны мне принцы! И любовь не нужна!

Я проверила карманы пуховика. Опять платка не положила.

– А что же тебе нужно? – протягивая пачку бумажных платочков, спросила старушка.

– Спасибо! – поблагодарила ее.

А сама призадумалась, какую бы сказку я хотела.

– Не знаю, – ответила честно, так и не представив своей небылицы.

– Пойдем, чайку попьем, – предложила старушка.

И я после этих слов посмотрела на нее. Обычная такая, старенькая, с клюкой.

– Нет, спасибо, – вежливо отказала ей.

Пора было уже возвращаться. Таблеток принять. Может, изменников уже и след простыл. Хоть высплюсь.

– Ну, как хочешь, – не стала настаивать старушка.

Я слабо улыбнулась ей и вернула неиспользованные платочки. Показалось, что глаза старушки сверкнули. Да, нет, точно сверкнули! Но это стало ерундой на фоне удара клюкой о лоб.

Так началась моя сказка.

Сказка

Жила-была… нет, не так! В некотором государстве…снова не оно! Как там обычно сказки начинались? Ну, в общем, вспоминайте любое любимое вами начало, а я буду вещать свою историю.

Глава 1

– Какая красивая, – услышала я сквозь дрему.

Сначала подумала, что это мой Егорка умиляется. А потом вспомнила, как он с Машкой мне рога сооружал, как я убежала, старушку ту, клюку по лбу… Ох, это же меня побили средь бела дня!

– Тише ты! – шикнул другой голос. – Разбудишь, а я еще рог не рассмотрел!

– Если в стаде узнают об этом…

– Не узнают, если болтать не будешь!

– Ты посмотри, какая грива, – восхищение в голосе было неподдельным.

– Она прекрасна, – согласился второй. – Как думаешь, откуда она пришла?

И вот, лежала я и размышляла. О том, где я, кто разговаривает, и кого они обсуждают?

Распахнула глаза и тут же в неверии закрыла. Надо мной склонились лошадиные морды! Но какие-то они неправильные были. Приоткрыла один глаз. Так и есть. У них рога, у каждого по одному, прямо во лбу.

Полежала и посчитала до десяти. Снова открыла глаза. Ничего не изменилось.

– Ну, вот… – вздохнул конь.

Конь?! Вздохнул?! Да, нет, он говорил!

– Я умерла? – спросила у… кем они были, кстати?

– Нет, – ответил серый, второй был белым.

Смех и только, прямо как гуси! Но едва ли их можно было назвать птицами.

– Вы кто? – спросила, а сама надеялась, пусть на жестокий, но розыгрыш.

Надо было встать, но тело не слушалось. Я не чувствовала даже своих пальцев.

– Я Арама, – ответил белый.

– А я Ренис, – за ним серый.

Определенно, сумасшествие настигло меня.

– Я не про имена, вид у вас какой? Что вы за кони такие?

Я разговаривала с лошадьми. Да, ладно, разговаривала – они мне отвечали!

На мой вопрос отреагировали странно. Состроили обиженные морды и отошли. Вы когда-нибудь видели оскорбленную лошадь? Я, вот, тогда впервые наблюдала такое.

– Эй, вы чего? – робко позвала их.

В ответ лишь фыркнули.

Решила тоже обидеться. Мотнула головой. О, чудо! Я могла шевелиться! Но что с пальцами? Попыталась посмотреть. Но произошло что-то странное. Сначала на глаза опали белые пряди. Но я ведь была натуральной русой, безо всякой челки. Но это оказалось половиной беды. Или даже ее надцатая часть. Вместо ладоней я обнаружила у себя… копыта?

– Что со мной?! – испуганно вскрикнула я.

Арама и Ренис мигом позабыли о своей обиде и прискакали ко мне.

Кошмар! Это, точно, был ужас наяву! У меня не только копыта, но вся я оказалась лошадью! Да лучше бы я Егорку еще раз с кем-нибудь застала, чем осознала это!

– Я лошадь!!! – крикнула что было сил и разревелась.

И даже слез не утрешь.

Это, определенно, та карга устроила! Чтоб платочков на меня не тратить!

– Ну, ты чего? – уговаривал Арама. – Ну, какая ты лошадь? Ты самая красивая единорожка, которую я видел.

– Я тоже, – подтвердил Ренис.

– Вы не понимаете! Я кобыла! – не успокаивалась я.

Уложила морду на землю. Не было у меня больше лица! От этой мысли еще сильнее разрыдалась. За что мне такое?

Арама и Ренис ртов не раскрывали. Или пасти? Что там у лошадей обычно? А у единорожек?

– А как тебя зовут? – осторожно спросил Ренис, когда я притихла.

– Р… – имела ли права на свое человеческое имя, я не знала, – … ожка. Я Рожка! – сказала и сама как-то уже стерпелась с этим.

Хотя не так. Не смирилась. Но решила искать выход. Способ обратного превращения. Да просто что-то делать! Чего было страдать, если это не помогало? Хотя я еще не попробовала, как следует, этим заняться.

Страдала я восемь дней. Благо зелени вокруг было – жуй-не пережуешь. Да-да, я щипала травку, как взаправдашняя лошадь. И даже вполне искренне наслаждалась вкусом. А что было делать, когда огромное пузо требовало пропитания? Поэтому я сдалась.

А еще привыкала к новому телу. Не так-то просто ходить на четырех копытах, пусть и красивых, как в голос меня уверяли Арама и Ренис. После этого я вновь ложилась и ревела.

А пить из озера, в котором я купалась, пусть и самого чистого? День продержалась, больше не смогла. И потом снова плакала.

Единороги постоянно приглашали посетить их стадо, развеяться. Но что могли знать кони о страданиях человеческой души? Вот так я им и отвечала. А они вздыхали и что-то про магов-фанатиков говорили.

Часто вспоминала ту старушку и пыталась понять, за что же она со мной так обошлась. Единственное, что приходило в единорожью голову – ей понадобилось мое тело. Конечно, не самое прекрасное, но в ее возрасте разве дело – выбирать? Потом я обдумывала страшную догадку о том, что какую-то бедную, но очень красивую, единорожку лишили души, а тело отдали мне. И так жалко нас обоих становилось! А вдруг ее вселили в мое человеческое тело?

В общем, на девятый день я решилась и… взглянула на свое отражение. Удивительно, но оказалось, что единороги, в моей морде, умели визжать. Врали Егорка и Машка об одном разе! А как еще было реагировать на большой рог во лбу? Нет, я, конечно, уже поняла, что не являюсь обычной лошадью, но зачем такой огромный?

Спросила у Рениса и Арамы, а они так странно глазки потупили и копытами землю расковыряли. Эх, без рук нечего в бока упереть! Я выставила условие: посещу стадо в обмен на подробные объяснения. Запинаясь, Арама поведал, что рог для единорога – нечто вроде самого интимного. Как достоинство у человеческого мужчины, поняла я. Но он же на виду.

– Да вы ржете надо мной! – обиделась я и, махнув хвостом, отвернулась.

– Ну, Рожка, это же знают все единороги! – настаивал Ренис.

– Но я-то человек! – крутанувшись, крикнула ему. – Была когда-то, – добавила уже тише.

– Ты только не плачь, – зная мою последующую реакцию, уговаривал Арама.

– Не буду, – вздохнула. – Что там еще у единорогов запрещено, кроме того, как рог рассматривать? Кстати, а почему у тебя он меньше, чем у Рениса?

– Такие вопросы тоже нельзя задавать, – оскорбился Арама.

Я лишь фыркнула в ответ. Откуда же мне было знать их единорожьи правила приличия?

– Считается, что, чем больше рог, тем большей магией обладает его носитель, – рассказал Ренис.

– Какая магия? У лошадей? – заржала в ответ. – Будь у меня магия, я бы сразу превратила себя в человека, а не ходила кобылой!

– Прекрати сравнивать нас с лошадьми, конями, кобылами и прочими животными! – взбесился вдруг Арама.

– Ты чего? – непритворно испугалась я, отступила на пару шагов, но запнулась о камень и упала. – Ай! – вскрикнула, почувствовав резкую боль в левом заднем копыте.

– Рожка! – подскочил ко мне Ренис. – Смотри, что ты натворил! – сказал, не глядя на Араму.

– Больно! – простонала, когда серый прикоснулся к копыту своим рогом.

– Потерпи, Рожка, – обеспокоенным голосом проговорил Ренис, а потом его рог засветился.

Я так засмотрелась, что даже забыла о боли. Тем временем единорог уперся кончиком рога в мое поврежденное копыто. Я боялась, что он его проткнет. Хотела даже одернуть, но не смогла.

– Она сломала копыто, – зло заключил Ренис.

– А я тут при чем? – спорил Арама.

– Не понимаешь?! Тогда ты точно конь! – впервые я услышала, как единорог рычал. – Все! Не мешай!

Рог Рениса не прекращал светиться, но потом произошло, вообще, чудо – сияние перескочило на мое копыто. Сначала я смогла почувствовать его полностью, затем ощутила легкое покалывание.

– Не вставай пока, Рожка, – отступив от меня, сказал Ренис.

– Это ты меня вылечил? – я неверующе смотрела на копыто.

Хотя иначе на все свои нижние конечности и их окончания никогда не глядела.

– Да, – ответил серый. – Магия единорогов способна лечить.

– А что еще она может? – спросила, а сама уставилась на рог Рениса, он показался мне безумно интересным.

– Не многое, – не замечая того, что я его рассматриваю, рассказывал серый единорог. – Определять ложь, передавать мысли, телепортироваться, но лечение – основная способность.

– Я, конечно, обещал не мешать, – потревожил Арама, – но, Рожка, пожалуйста, не пялься так пристально на рог Рениса.

Я отвела свой взгляд. И почему-то так стыдно стало! Ведь говорили, что нельзя, а я все туда же.

– Простите, – пробормотала я и принялась ощипывать рядом растущую травку.

Вкусная какая!

– Ты, правда, всего этого не знаешь? – с грустью спросил Ренис.

– Я в который раз повторяю, – прожевав, ответила ему, – что была человеком до того дня, как вы меня нашли.

– Невозможно человека превратить в единорога, – уверенно возразил Арама.

– Но меня же превратили, – спорила с ним.

– Ты всегда была единорогом, просто после опытов мага забыла об этом, – упорствовал белый.

– Хватит! – вмешался Ренис. – Рожка, можешь вставать. А ты, Арама, возвращайся в стадо.

– Я никуда не пойду один, – фыркнул Арама. – Вот еще! Объясняйся сам с Карей.

– А это кто? – тут же поинтересовалась я.

– Моя невеста, – скромно и как-то виновато ответил Ренис.

– Так что же все время тут проводишь? – удивилась я. – И, вообще, пойдемте уже в стадо.

Этот момент, наверное, стал решающим в моей жизни. Чудесного обратного превращения не произошло. Я все такая же единорожка. А единорогом быть – по-единорожьи жить.

Мне так понравилось скакать! Раньше я не решалась на это, боялась, что запутаюсь в копытах. Но попробовав, узнала, как здорово обгонять ветер. Ржала я, не сдерживаясь. Пусть не лошадь – единорог – но ржать можно было без ограничений. Главное, при этом не рассматривать чужой рог. Хотя я все равно не понимала почему. Он же на виду!

Когда мы вылетели на холм, я увидела чудеснейшую картину. Долина, с трех сторон окруженная скалами, с яркой и, наверное, сочной травой, с деревьями, на которых зрели фрукты, и несколькими озерами с прозрачной, до дна, водой. Я приостановилась, Арама и Ренис – тоже.

– Нравится? – вернул меня в реальность Арама.

– Очень! – ответила, не скрывая своего восхищения.

– Это территория нашего стада, – с гордостью сообщил Ренис.

– Говоришь, как король, – попыталась пошутить я.

– Когда-нибудь стану, – ответил он и сорвался вниз.

– Что? – вслед ему спросила я. – Арама, что это значит?

– Ренис – принц единорогов, – ответил белый и устремился за Ренисом.

Мне ничего не оставалось, кроме как увязаться за ними.

Вот так в моей сказке появился первый принц.

Встретили меня плохо, несмотря на то, что я ни разу не взглянула пристально на чей-нибудь рог. Крупные единороги преградили мне путь, но при этом никак не пояснили почему. Меня такое возмутило! Я, вот, решилась, прискакала, а они?

– Арама! Ренис! Как это понимать?! – крикнула я, что было сил.

А сил было много. Преградившие мне путь единороги даже уши поприжимали. Я и в бытность человеком была очень визгливой, а единорожкой могла сойти за сирену воздушной тревоги.

– Пропустить! – вместо знакомых мне вперед вышел седой единорог.

Именно седой, хотя местами еще сохранялись черные клочки шерсти.

– Кто ты? – тихим старческим голосом спросил он.

– Рожка, – так же чуть слышно ответила ему.

Почему-то в мою единорожью голову не приходило мыслей о том, что мне делать дальше? Как жить? К чему стремиться? И как мне быть, если в это стадо не примут?

– Кто твои родители, Рожка? – ворвался вопрос единорога в мои мысли.

Какая же я бессовестная, глупая и неблагодарная… единорожка! Ни разу за эти дни не вспомнила о своих родителях! Как они? Что с ними станет, когда они прознают о моем исчезновении? И так жалко себя стало.

Я разрыдалась. Не стесняясь, положила голову на спину единорога, для опоры.

– Они люди, – сквозь слезы пробормотала, – и я была человеком. Когда-то.

Седой никак не возражал против моего самоуправства. А мне, честно, было совсем все равно. Да, у стариков еще трое сыновей, одни не останутся, но дочка-то одна, любимая, поздняя…

В себя я пришла от резкого толчка в бок. И я бы не обратила на него внимание, не почувствуй эффект удара током. По-другому и объяснить сложно. Меня забило изнутри, да так сильно, что я боялась упасть. Когда дрожь дошла до головы, в ней будто студень поколотили. А затем внезапно стало хорошо.

Я обернулась на то место, где почувствовала прикосновение. Седой единорог не скрывал своего вмешательства.

– Что это было? – спросила, медленно отступая от него.

Мог просто сказать, что не хотел пребывать жилеткой для слез, а не биться электричеством.

– Я убрал твои печали, – сдержанно ответил он. – Нет смысла плакать по тем, кого уже нет.

– Но они есть! – возразила я.

И тут же поняла, что от былой грусти не осталось и следа. Странно так. Только показалось, что жизнь кончена, и все плохо, а тут стало все равно, будто годы прошли, оставив за собой лишь легкий след печали.

Мы остались с седым единорогом одни. Даже не заметила, когда другие ушли. Значило ли это, что меня не приняли? Или со мной хотели поговорить наедине?

– Меня зовут Руст, и я король этой долины, – представился старый единорог.

– А корона где? – с сомнением посмотрела на него.

Да, и на рог мельком взглянула. Красивый!

– Я перевожу наши титулы на человеческие понятия, – невозмутимо пояснил Руст. – Ты ведь человек?

– Была человеком, – со вздохом ответила ему.

– Я верю тебе, – удивил он меня. – Но больше никому не следует говорить об этом. И неверие – это меньшее из зол.

– А какое большее? – показалось, что он убеждал меня лишь ради спокойствия в его стаде.

– Арама и Ренис говорили тебе о магах-экспериментаторах?

– Что-то было…

– Они, действительно, опасны. Даже для обычного единорога. А теперь представь, что кто-то прознает о твоей человеческой сущности.

– Но, может, они смогут вернуть меня обратно?! – пришла ко мне догадка.

– Есть такой шанс, – согласился седой, – а могут при неудаче пустить твои органы на ингредиенты.

– Это как?

– Единорог – существо магическое. Грубо говоря, он весь сотворен из магии. Рог лишь собирает и трансформирует ее. И потому любой твой орган будет востребован.

Куда я попала?

– Поэтому постарайся привыкнуть к тому, – продолжал Руст, – что ты единорог. В конце концов, не так уж и плохо им быть.

– Так вы принимаете меня? – подозрительно уточнила.

– Да, я принимаю тебя в стадо, – серьезно сообщил седой. – Но я не могу приказать всем быть с тобой приветливыми. Да и при такой возможности все равно не стал бы этого делать. Ты сама должна найти свое место.

Ну, прямо-таки верх гостеприимства!

Руст ускакал в толпу, которая собралась, должно быть, поглазеть на меня. Я, с самым независимым видом, который только смогла принять единорожка, потопала за ним. Единороги передо мной расступались, пропуская вглубь. Что там, в конце, я не знала. Но шла. И старалась при этом ни разу не взглянуть на рога собравшихся.

Внезапно мой путь преградили.

– Если ты думаешь, что можешь просто так прийти и получить все самое лучшее, то сильно ошибаешься! – высказалась рыжая единорожка.

Две другие, белого окраса, кивнули, подтверждая ее слова.

– А ты кто, чтобы меня обламывать? – с вызовом спросила я.

Пусть она просто кобыла, но я ведь тоже! И не позволю этой лошади портить мою, и без того несчастную, единорожью жизнь.

– Будущая королева! – с горделивым видом сообщила она.

– Каря? – уточнила, в голове объединяя факты.

– А ты откуда знаешь? – удивилась она.

– Ренис рассказывал, – спокойно ответила и попыталась ее обойти.

– Так это он к тебе каждый день бегал?! – стуча копытом и раздувая ноздри, возмущенно спросила Каря.

Ее приспешницы окружили меня, не давая прохода.

Ну, это уже просто бред! Ревнивой лошади только не хватало!

– Послушайте, кобылы, мне ваши кони не сдались! – высказала им. – Надеюсь, что раза вам хватит, и не придется это повторять?

Наверное, я их жутко оскорбила, или у них замедленная мыслительная деятельность, но, замерев, единорожки позволили пройти дальше.

Чего я не ожидала увидеть, так это домов. Пусть не построенных, а сплетенных из растущих тут деревьев и кустов, причем так, что издалека невозможно догадаться о наличии жилья. Я растерянно встала. Неуютно быть под наблюдением стольких глаз, пусть и единорожьих.

Из ниоткуда вынесся Арама. Следом за ним, чуть не налетев на меня, выскочила маленькая черная единорожка.

– Догнала! – восторженно заявила она.

– Рави! – осек ее Арама.

Мне показалось, что он смутился меня.

– Но папа!

Чтобы продолжить, зарегистрируйтесь в MyBook

Вы сможете бесплатно читать более 34 000 книг

Зарегистрироваться