Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Рецензии и отзывы на Против часовой стрелки

Читайте в приложениях:
252 уже добавили
Оценка читателей
3.89
Написать рецензию
  • nad1204
    nad1204
    Оценка:
    64

    Я очень хорошо помню свои впечатления от первой книги про семью Ивановых. Как долго преследовало щемящее чувство вины перед уже умершими родственниками, как долго было тоскливо и грустно на сердце от того, что время неумолимо и вот уже родители, которые только недавно были молоды и полны сил и энергии, все чаще болеют и теряют силы. Я очень хотела прочитать "Против часовой стрелки" и очень боялась её читать. Не зря. Здесь в центре повествования старшая дочь Ивановых — Ирина. Много ей пришлось пережить и испытать: две войны, революцию, голод, смерть близких, отчуждение родной дочери, битву за маленькую внучку. Всё выдержала достойно, не сломалась, не опустилась — выжила. Обыкновенная женщина. Сколько их таких: мам, бабушек, сестер! Но какой же пример стойкости нам, когда мы страдаем от отсутствия воды или при отключении электроэнергии. Время не то скажете? Это как раз хорошо, не дай Бог пережить такое. Но я сейчас про характер и смирение, про твердость духа и веру. А вода и свет — это так. Пример, не больше.
    Тяжелая книга. Но я вам очень её советую. Катишонок написала удивительно мощную и честную семейную сагу.

    Читать полностью
  • old_bat
    old_bat
    Оценка:
    32
    Как странно: умершие оставляют нам свою недожитую жизнь, мы подхватываем — и живем уже не только свою, но и жизнь тех, кто ушел, только не так, как она могла бы сложиться, — кому ж это ведомо? — а так, как свою собственную, останься они с нами. Мы продолжаем с ними разговаривать, и не только разговаривать — советоваться, спорить, и ждем, что вот-вот откроется дверь — и войдет…

    Эта книга продолжение. Продолжение жизни семьи Ивановых, рассказанной в книге Елена Катишонок Жили-были старик со старухой . Словно эстафета, переданная родителями, пра-пра-прадедами нашего рода. Я так и ощущала неспешный рассказ автора о жизни детей Ивановых. О первой книге мои чувства тут.

    Мне часто снятся родители. Поэтому, очень близки рассказы о том, что снилось героям этого произведения. Весь день вспоминаешь, и кажется, что такой родной человек улыбается из прошлого. Хотя, я не правильно выразилась. Вспоминают тех, кого забыли. Родители словно рядом со мною всегда. Их тепло души и их любовь ощущаются каждый миг. Не хватает только их физического присутствия рядом…

    У каждого свои «часы», говорил Коля. Новый день беспомощен и слеп, как только что родившийся котенок, но ты заводишь часы — и в нем оживает память о вчерашнем. Обернуться назад — поворот против часовой стрелки, — чтобы ступить вперед. Помни то, что было утром, вчера, в прошлом году: время движется вперед, отталкиваясь от памяти. У него нет другой точки опоры.

    Как сложно. Вот вроде бы последние годы намного короче всей жизни. А помнятся детям они сильнее и ярче. Может быть потому, что время становится более синхронным? И лучше начинаешь понимать родные слова: «Не торопись. Побудь еще немного со мной.»

    Только время неумолимо движется от одной остановки к другой. Уже нет тети, похоронили еще одного брата. И кажется, что вот-вот эта черта приблизится к тебе.

    Человек умирает, и поминаешь его каждый день в молитве, окликаешь по имени и прибавляешь: «Царствие Небесное», словно имя стало длиннее, а «Царствие Небесное» — вроде отчества. Или — отечества, ибо куда уходит человек, как не к праотцам?

    Но так много еще не сделано. Так много не сказано. Сегодня закончился век Ирины. Она тихо ушла, вернее, вернулась к родителям, такая долгожданная встреча с любимым мужем тоже состоялась. Все вопросы уже решены. Осталась вечность и ожидание встречи с любимыми родными внуками и детьми…

    Последняя страница книги закрыта, и как-то громче стали тикать часы в моей комнате. О чем они торопятся мне сказать? О чем напомнить? Наверное, о том, что я продолжаю жить… Мой путь на данный миг еще не окончен…

    Читать полностью
  • be-free
    be-free
    Оценка:
    26

    «Тик-так, как-то так, как-то так, как-то так», - идут старенькие часы бабушки Иры. Вся жизнь прошла под их размеренный шепоток. Они щедро отмеряли секунды, минуты и часы, иногда скупясь на сутки, иногда спеша выдать время авансом. Долгая жизнь получилась у бабушки, ладная, не всегда счастливая, но проживаемая с упоением. Может, секрет в староверстве? Сколько нас, молодых, не ценящих свое бытие. У Ирины при всех трагичных событиях была любовь к жизни, к ее течению. Никогда не роптала она на Бога или на судьбу, но просто вела себя правильно, жила и давала жить другим.

    Я всегда сочувствовала поколению, родившемуся в начале прошлого века. Им, горемычным, пришлось увидеть и ужасы Первой Мировой, и Революцию, и голод, и как будто мало было предыдущих испытаний – еще и Второй Мировой полюбоваться. Такой людской мясорубки не было, пожалуй, нигде и никогда. В «больном» ХХ веке лепился менталитет и характер потомков советских людей. Каждый сам за себя. Сегодня ты прав, а завтра уже мертв. Выжить мог только сильно удачливый, сильно идейный или дурак. Как ни печально, Ирина относится к третьей категории. Простофиля, слишком правильная. Но может именно в этом ее счастливая звезда?..

    Грустная книга. О тех временах все книги грустные. Только если после романов Улицкой хочется лечь и умереть, то после «Против часовой стрелки» хочется остановиться на минуту, прочувствовать момент светлой грусти, замедлившей ритм сердца, а потом вздохнуть полной грудью и жить, творить, любить. Ведь впереди нас ждет светлое будущее. Я верю. Да будет так. Только так, только так.

    Читать полностью
  • grebenka
    grebenka
    Оценка:
    26

    Это продолжение книги "Жили-были старик со старухой". Более полная история жизни старшей дочери Ирины. Такая же тягучая, гипнотизирующая книга, как и первая, но более горькая. Даже не знаю почему. Время по большей части то же, чуть больше современной жизни, уже после смерти Григория и Матрены, но много и Ириной молодости. История та же; в целом и канву Ирининой жизни, и что-то про ее братьев и сестер, и про родителей я же знала уже, но вот так.
    Не получается легко, если родилась в самом начале века, такого богатого на войны и революции. Невозможно прожить без потерь Великую Отечественную, невозможно не узнать про голод.
    Ирина потрясающий человек, глубоко верующий и порядочный. Поэтому и если любовь у нее - так любовь, а если разрыв - так разрыв. И когда внучка зовет ее Ласточка, на глаза наворачиваются слезы, а внутри соглашаешься: и правда, Ласточка...

    И я согласна с автором - одно из главных действующих лиц в этой книги - Время. Сложное, жестокое. Но ведь верно сказано:
    Времена не выбирают,
    В них живут и умирают.
    Большей пошлости на свете
    Нет, чем клянчить и пенять.
    Будто можно те на эти,
    Как на рынке, поменять.

    Вот уже после второй книги Катишонок я вспоминаю своих, и смотрю старые фотографии, и жалею, что много уже не узнаешь. И звоню своей маме.

    Читать полностью
  • Imbir
    Imbir
    Оценка:
    22

    Продолжение романа «Жили-были старик со старухой». Это совсем друга книга с ароматом того времени. Дочка, а там глядишь уже бабушка – жизнь так быстротечна. Бабушка, которая вспоминает свою жизнь, отсчитывая время назад. Очень длинную жизнь. Ведь это так свойственно нашей памяти - возвращаться в прошлое. Отсчет идет со второй половины XX века.

    Чем измеряется жизнь человека? Успехами и неудачами, болезнями, надеждами и разочарованиями; сменой власти; покупками; влюбленностями, детьми, встречами и разлуками; неприятностями; переездами с квартиры на квартиру, находками и утратами; ссорами, изношенными туфлями, прочитанными книгами, праздниками, войнами… Письмами, полученными и написанными, но так и не отправленными; любимыми игрушками, юбилеями и смертями, разбитой посудой, исписанными блокнотами… да мало ли что еще может быть перечислено в списке, где только две абсолютные величины: смерть и война. Для удобства, а также объективности жизнь измеряется временем: повешен на стенку новый календарь, отогнут очередной лист, и сентябрь плотно прильнул к августу. Теперь понедельники передают все сплетни своим понедельникам – подельникам, вторники и четверги, шелестят в затылок своим августовским тезкам, да только что тем в грянувших событиях, коих они, августовские, не дождались?!

    Дочка Григория и Матроны. Беззаботная жизнь довоенных лет, война, эвакуация, голод, послевоенное выживание. Похоронила всех младших братьев и сестру. Дочка превратилась в совершенно чужого, непонятного человека. Вроде одно солнце и один воздух, чтоб дышать, а люди под солнцем такие же разные, как побеги, выглянувшие из земли: только из одного рождается цветок, из другого колючка. Почему один может помочь и спасти, а другой - переступит и не поежится?

    Читаешь и все время сопоставляешь, сравниваешь нашу жизнь с той жизнью. Как смогли справиться, выжить, вырастить детей и не ожесточиться. Куда прятали слезы, где, из какого источника брали силы, почему надежда не умирала. Читаешь, и становится непонятым собственное нытье на жизнь нынешнюю. Это книга о силе духа человеческом.
    А еще это история о любви, любви настоящей. Когда можно остаться вдовой в сорок лет, и не понимать, как может быть рядом другой мужчина, если память помнит, тоскует, любит. Той любви, которая осталась с героиней до глубокой старости.
    И еще - бабушка и внучка. Слез не удержать и состояние светлой грусти хочется не расплескать.

    Читать полностью
Другие книги серии «Самое время!»