Книга или автор
4,0
1 читатель оценил
235 печ. страниц
2019 год
12+

Глава 1

– Ма-а-ам, ты уверена, что это именно вуз?

Я смотрела на двухэтажное длинное здание из белого силикатного кирпича, на низкие окна, словно уходящие под землю, на выщербленное бетонное крыльцо… И понимала, что меня дурят: какое высшее после девяти классов?

– Это училище, от академии здесь только филиал, – мама втащила меня в распахнутые решетчатые ворота, выкрашенные в противно-зеленый цвет.

– Изолятор какой-то, – пробурчала я.

Высокий забор из того же, что и здание, кирпича как бы намекал: «Оставь надежду, всяк сюда входящий».

И только большая овальная клумба, засаженная желтенькими бархатцами и фиолетовой петунией, радовала взор.

Крыльцо в две ступени, тяжелая дверь, сейчас подпертая кирпичом и… пять ступенек вниз – так и есть, первый этаж располагался в полуподвале.

Коричневые полы, скрипучие деревянные лестницы, покрытые масляной краской стены… Прямо декорации из древнего советского фильма про специализированное учебное заведение. Куда я попала?

– Мам, я не буду здесь учиться!

– А тебя никто и не спрашивает! – мама отпустила мою руку лишь на минуту, чтобы достать из сумки документы. – Это единственное приличное учебное заведение в городе, к тому же медицинское! Отучишься, поступишь в вуз, станешь врачом, уважаемым человеком…

Это была мечта всей её жизни: сделать дочку врачом. Мама спала и видела, как я иду по коридору больницы в белом накрахмаленном халате, вокруг роем вьются почтительные медсестры и санитарки, а больные плачут от благодарности.

То, что медицину я ненавидела с детства, во внимание не принималось.

Как и то, что в этом провинциальном городе даже «единственное приличное учебное заведение» не давало путевку в жизнь.

Ну кому я буду нужна с этим дипломом? И ладно бы вуз, так нет – училище!

– Мам, может, одиннадцать классов закончить?

В рекреации толпились сверстники. Кто-то пришел сам, кого-то, как и меня, привели родители. Ну, со мной-то все понятно – чтобы не сбежала. А эти? Мамочкины детки!

Я давно знала, что от медицины не отверчусь. Но почему учиться нужно именно здесь? Что заставило родителей продать квартиру в большом городе и уехать к черту на кулички именно сейчас? Сорвать меня с занятий перед самым ОГЭ? Лишить возможности поступить в престижный вуз, запихнув в какую-то провинциальную дыру…

Объяснений не было. Просто мамочку всегда тянуло на родину, дом от бабули остался хороший, добротный, со всеми удобствами, даже перестраивать не пришлось. И сейчас, по мнению родителей, было самое время для переезда. А училище… да какая разница, где оно – в огромном городе или в провинциальном городишке, который больше, чем наполовину еще деревня?

ОГЭ я сдала. И баллы набрала хорошие, здесь проходной куда ниже. Доучиться бы в школе да поступить на высшее…

– Нечего два года терять! Получишь диплом фельдшера, а потом уже выбирай любой вуз, какой душа пожелает! – твердили родители.

«Если он будет медицинским», – молча добавляла я. И подчинялась, потому что выхода не было.

Но мама все равно не доверяла. Контролировала каждый шаг, даже документы сама понесла. Мне оставалось только изучать плакаты на стенах.

– Ты в курсе, что здесь униформа? Белый халатик и шапочка… высотой 20 сантиметров. Прямо поварской колпак! – почему-то насмешили именно цифры, написанные как на чертеже каких-нибудь мудреных деталей.

– Где? – щелкнул смартфон: мама сфотографировала стенд. – Дома разберусь. А халаты есть, я уже купила.

От этого стало еще тоскливее.

Правила, правила, правила… Да как же их все запомнить?

Стоящие рядом девушки заволновались. Я оторвалась от плакатов и оглянулась.

По коридору, не обращая внимания на толпу поступающих, шел парень.

Высокий, широкоплечий, красивый… Вот реально – красивый! Острые скулы, прямой нос, чистый лоб, потрясающие губы… А общем, мой типаж! Цвет глаз в полумраке не рассмотрела, ну и ладно. А вот фиолетовую прядь в темных волосах – вполне.

Девчонки вокруг притихли. Даже, кажется, дышать перестали. Во мне на мгновение проснулась жалость к красавчику: рассматривают, как диковинного жучка, чуть ли не под микроскопом.

Но парень словно не замечал всеобщего восхищения: мазнув равнодушным взглядом по толпе, он скрылся за дверью с надписью «директор». Вот это выдержка! Я даже восхитилась, вспомнив собственные демарши.

Тишина взорвалась громкими шепотками.

Я тут же узнала, что зовут красавца Кирилл Романов, что учится на третьем курсе академии, что туда никого не берут просто так… Ну и что половина явившихся поступать сделала это, только чтобы быть поближе к своему кумиру. Идиотки! Нужны ему такие курицы!

Романов вышел от директора и направился дальше. Падающий из окна свет позволил рассмотреть парня получше.

Футболка с какими-то странными символами, рубашка в фиолетовую – в тон волосам – клеточку, на руке – широкий кожаный браслет с заклепками. Мелькнула мысль, что хочу такой же – стильно! И круто! Когда Кирилл повернул голову, в правом ухе сверкнул фиолетовый же камень. Еще и серьги носит, пижон!

– Кирь! Подожди!

Парень остановился, а сквозь с трудом расступающуюся толпу недовольных абитуриенток протолкнулась девушка.

Обычная такая: бесформенная кофта, длинная, почти в пол, коричневая юбка. Через плечо перекинута торба с рваной бахромой, словно ей моль лакомилась. И сама владелица… никакая. Бесцветные волосы забраны в бабушкин пучок, круглые очки, которые совершенно никому не идут. Бррр.

Шепотки тут же сообщили, что эта мышь серая – тоже со спецкурса. Парочка прошла мимо, даже не взглянув на окружающих.

Интересно, что это за академия такая, что открывает филиалы в затрапезных училищах и принимает к себе… фриков?

Надо сказать мамуле! Может, испугается и передумает запихивать меня именно сюда? В конце концов, время еще есть, целых два года!

Но мама уже тянула меня в распахнувшиеся навстречу двери – подошла наша очередь.

Сидящая за длинным столом женщина равнодушно посмотрела на нас и подала бумаги для заполнения. В местах для подписи стояли жирные галочки.

Ненавижу! Что я ненавижу едва ли не больше больниц – это заполнение всяких документов. Обязательно ошибусь!

Поэтому прежде, чем вписать что-то в очередную графу, долго думала, не обращая внимания на недовольное фырканье мамы:

– Ну что ты там возишься?

– Стараюсь все сделать правильно! Ты же хочешь, чтобы я поступила? – протянула капризно.

– Не груби матери! – присутствие посторонних её никогда не останавливало. Дома точно будет скандал!

Чтобы хоть как-то сгладить, обернулась к ней – и застыла: в углу, сразу за кадкой с тощим и жутко высоким кактусом, сидел… сидело нечто.

Черный мохнатый шарик с огромными зелеными глазками. И зубами, которые недобро сверкнули, когда он улыбнулся.

– Тоня? – голос мамы заставил отвести взгляд от шарика, а когда я снова посмотрела в угол, там никого уже не было.

– Тоня, что с тобой?

– Голова болит, – ну не говорить же о внезапно посетивших меня глюках!

– Таблетку дать? – отмазка прокатила, и я вернулась к заполнению бумаг.

Наконец, мучения закончились, документы приняли и велели следить за списками зачисленных, причем заверили, что я, скорее всего, пройду еще в первую волну – из-за высоких баллов.

Кто бы сомневался!

Наверное, это неплохо – два спокойных года в училище. Зато потом заберу документы и поминай как звали. Становиться врачом, фельдшером или медсестрой я не собиралась. Пачкаться в крови и проводить часы за заполнением никому не нужных бумажек? Вот еще! У меня другая судьба! Я хочу свободы!

Проходя мимо клумбы, мама взвизгнула:

– Крыса! Ты видела? Прямо под ноги кинулась!

Я встрепенулась:

– Ага! Огромная какая! Может, заберем документы? Медицинское заведение – и такая антисанитария…

Довод пропустили мимо ушей:

– Еще чего! Тут вокруг частные дома, куры, коровы, свиньи… Забежала, наверное. Идем!

Мне оставалось только смотреть на бархатцы, в которых спрятался зверек. Не знаю, что там показалось маме, а я его хорошо разглядела. Крысы не ходят на двух лапах и, тем более, не улыбаются.

– Тоня! – позвала мама уже от ворот и словно разбудила.

Я вздрогнула и увидела Кирилла. Он стоял на другой стороне клумбы и сосал леденец на палочке. Леденец! На палочке!

Перехватив мой взгляд, Кирилл надменно усмехнулся и сделал вид, что клумба его ничуть не интересует. Но я была готова поклясться, он тоже видел эту крохотную двуногую тварь! И мало того, отлично знал, что это такое. Ах ты…

От немедленных разборок с нахалом удержала мама: злить её не стоило.

По дороге домой я строила планы, как бы уговорить родителей забрать документы. Куда угодно, только не в это странное заведение! Я жить хочу!!!

Но мама была непреклонна: медицинское училище располагалось почти рядом с домом – двадцать минут на автобусе до нашей деревеньки, считалось хорошим и давало мощную практику. Папа, как всегда, её поддержал. Вечно так – мои желания никому не интересны!

Не вышло мытьем – попробую катаньем. Попыталась воззвать к разуму: ну какой университет, институт или академия будут располагать филиалы в затрапезном училище?

– Ну, значит, были причины! Тонь, хватит дурью маяться, в огороде лучше помоги.

И я помогала: полола перчики, подвязывала помидорчики и огурчики, мечтая, чтобы они сгнили на корню, потому что руки после ухода за ними превращались в черт знает что и не отмывались даже содой… и продолжала ныть.

А потом полезла в интернет, чтобы нанести последний, сокрушающий удар:

– Мам, в сети об этой академии ничего нет!

– И что с того? Не считают нужным. Делом люди заняты, в отличие от тебя, работают, детей учат…

Все попытки объяснить, что сейчас даже «левые» курсы имеют собственный сайт или, на худой конец, страничку в соцсетях, натыкались на глухую стену непонимания. Родители словно не желали ни видеть, ни слышать неугодного. Ну как донести, что сайт – это не прихоть директора, а обязанность любого государственного учебного заведения?

И когда я уже отчаялась доказать хоть что-то, мама сообщила:

– Да проверила я эту твою академию, поспрашивала знающих людей. Программа у них такая, помощь одаренным детям в глубинке. Открывают филиалы на базе училища, студенты занимаются какими-то предметами вместе со всеми, а основные – по индивидуальной программе. Их даже на практику вывозят в другие города!

Час от часу не легче. Чтобы о таком в интернете умолчали?

Не верю! Но добилась я одного: папа бухнул кулаком по столу и велел не спорить: медицинское, значит – медицинское.

Оказалось, все мои старания и опасения были приняты за обыкновенное нежелание поступать! Совсем родную дочь не жалеют! Кидают прямо в пасть чудовищам, о которых, кстати, интернет тоже ничего не знал.

Оставалось только смириться. Благо, документы подали в училище, а не в академию, а его выпускников здесь было – половина области! То, что они предпочитали не распространяться о филиале, только усиливало подозрения. Но выхода не было.

Значит, буду действовать, как задумала раньше: дотяну до совершеннолетия и свалю подальше. С моими мозгами и амбициями проживу и без родительской помощи!

Мама, не подозревавшая о таких планах, радовалась смирению дочери и уже видела меня во главе фельдшерского пункта или даже главным врачом какой-нибудь клиники, может, и владелицей частной. И чтобы ничто не помешало воплощению старинных мечтаний, лично поехала смотреть списки поступивших, как будто простого звонка было недостаточно.

Она долго искала фамилию, а потом растерянно обернулась ко мне:

– Тоня, проверь сама. Кажется, тебя пропустили.

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
254 000 книг 
и 49 000 аудиокниг