Полоса отчуждения

4,6
35 читателей оценили
102 печ. страниц
2016 год
Оцените книгу
  1. Nimue
    Оценил книгу

    Знаете, у меня есть две категории книг, к которым я подхожу, как сапер к бомбе. Строго по надобности. А то вдруг рванет.
    Это романы о животных и детях. Часто писатели спекулируют на драматических темах, выжимая из читателей реки слез, но взамен не предоставляя ничего. Обычная драма, без намека на мораль (а иногда и хуже, с отвратительным морализаторством)
    Но повесть Екатерины Мурашовой "Обратно он не придет" не такая.
    Ольге тоскливо. После развода родителей она перебралась в новую школу и, вроде бы, все хорошо, только друзей так и не завела. Вот и оказалась предоставлена сама себе. От скуки девочка начинает бродить по "полосе отчуждение", большой полосе возле вокзала, которую мало кто видит. Здесь она встречает двух беспризорников, сбежавших из детдома.
    Я читала и понимала - быть беде. Я видела, что двое мальчишек не смогут вырвать себе счастье, даже с помощью бескорыстной, светлой подруги. Что полоса отчуждения, которую не замечают обычные, благополучные люди медленно пожрала их и теперь мальчишки навсегда останутся там.
    Дети-невидимки. "Ты что, у нас нет беспризорников. Война же закончилась. Государство помогает. Все хорошо."
    Политика закрытых глаз и невмешательства. "Это не мои дети. Пусть о них позаботиться кто-то другой".
    Мурашова устами своих персонажей просто кричит от ужаса за чужое равнодушие, которое воздвигло стены не только между брошенными детьми и взрослыми, но и в самих семьях. Равнодушие и непонимание - слишком утрированное, чтобы быть правдой, но только такое позволяет заметить, что проблема есть. А мы просто не умеем ее видеть.
    Повесть не без погрешностей, но пронимающая.
    8 из 10

  2. Spade
    Оценил книгу

    Недетская детская повесть, где простым языком написано о непростых вещах.
    В Союзе ведь не было не только секса. Репрессий, например, там тоже не было, и уж конечно не было беспризорников, этого дореволюционного кошмара. В Союзе обо всех детях заботилось государство, каждый получал достойное воспитание, прям как сейчас.
    Поэтому девочка Оля так удивилась, в полосе отчуждения натолкнувшись на двух беспризорников. Поэтому ничего удивительного нет в том, что полоса отчуждения начала расширяться, вбирая в себя её мир.

    Это повесть, понимаете ли, повесть. Не роман. Она не охватывает и не должна охватывать широкий пласт проблем. Она о полосе отчуждения вокруг детей-невидимок, несуществующей проблемы; и о полосе отчуждения вокруг тех, кто увидел невидимое.
    О том, как жить, если ты увидел невидимое. К кому обратиться? Кого спросить? Кто поможет?
    (Спойлер: ни к кому, никого, никто.)

    Удивило, что у Мурашовой нет ответов на поднятые вопросы. Не знаю, хорошо это или плохо — вопрос того, кто как трактует задачу литературы, — но это честно.
    Как ответить на вопрос, зачем существует зло на свете? кому приютить бездомного? можно ли делиться чужой тайной? как быть, если родители знают и понимают даже меньше тебя? как надо поступать, как порядочный человек или как добрый?

    Повесть о подростке, оказавшемся между двух миров, неспособном уже войти ни в один из них, неспособном примирить их между собой.
    Повесть о том, как мало ты можешь сделать, даже если сделаешь всё.

  3. samspender
    Оценил книгу

    Безысходность.
    Вот первое слово, которое приходит на ум при прочтении.

    Полоса отчуждения совсем рядом, стоит лишь оглянуться.
    За ней живут дети, которые не нужны взрослым. Дети, которым некуда возвращаться.

    И героиня повести, тринадцатилетняя Ольга, оглядывается, видит и пытается помочь, на каждом шагу сталкиваясь с препятствиями, которые чинит окружающий мир.

    Мир взрослых, безразличных к тому, что происходит за полосой отчуждения.

    Безысходность.

  1. из приютов, Алеша, и из наших детских домов бегут от одного и того же. И вовсе не от голода. У Макаренко в коммуне тоже не жирный кусок был. Бегут от бесчеловечности. Понимаешь? Бес-человечность! Это когда есть еда, одежда и всякое другое, но нет – человека. И не только вокруг, но и в тебе самом его никто не видит.
    20 июля 2019
  2. Вспомнив этот случай, я улыбнулась цветку на обоях. Здорово у нас тогда с Иркой получилось! Мы ведь доказали-таки, что Митрофанушка – личность незаурядная и оригинально мыслящая… И все были с нами согласны. Зачем нам это было нужно? Да низачем, просто скучно, когда каждый день шесть часов слушаешь одни только истины… А Славка Коровин на уроке истории сказал, что есть такой человек, который доказывает, что всей Древней Греции вообще не было. То есть сама-то Греция была, конечно, но совсем не такая, как мы ее на уроках проходили. И что все это уже потом, в эпоху Возрождения, придумали. Вот интересно, если тот человек прав, что же – все учебники на свалку? А если я, допустим, к тому времени уже вырасту и мне не попадется на глаза его книга о настоящей Греции, я так всю жизнь и буду думать, что правда – это то, что мы в школе проходили?.. Хотя, честно сказать, Греция мне как раз нравится. Красиво, несмотря на то, что рабство. Так что пусть уж лучше остается как есть. Я стала думать про Грецию и прослушала часть разговора за стенкой. Но тут мама очень громко сказала: – Не может быть! И все замолчали. А я опять начала слушать. – Я, конечно, понимаю все, – осторожно сказала Нина Сергеевна. – Но проверить все же не мешает. Вы ведь сами сказали, что она совершенно никак не объяснила свой поступок. – Может быть, ей просто не хочется врать? – предположила мама. – Видите ли… – все тем же осторожным
    19 июля 2019
  3. – Я – педагог, – гордо сказала Нина Сергеевна. – Мне положено замечать… Вот недавно учительница литературы на уроке говорит: «Митрофанушка Фонвизина – символ невежества и скудоумия». Ира Смирнова, сложная такая девочка, встает и говорит: «Я не согласна!» С чем она, спрашивается, не согласна? Дискуссии дискуссиями, но есть ведь вещи вполне однозначные… Учительница так и сказала. Тут вскакивает Ольга и заявляет: «Если бы все думали так, как вы, то нам на литературе проходить было бы нечего!»
    19 июля 2019

Автор