Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Иосиф Сталин. Начало

Добавить в мои книги
1697 уже добавили
Оценка читателей
4.0
Написать рецензию
  • trounin
    trounin
    Оценка:
    16

    Конец XIX и начало XX веков - это слом старого строя. Можно бесконечно искать причины случившегося, объясняя произошедшее с позиций собственной вины, что так свойственно человеку, желающему во всех аспектах обвинить в первую очередь себя, не задумываясь над тем, что всё складывается моментально без чьего-либо участия или умысла. Не важен факт, где впервые изобрели колесо - его изобрели везде сразу, а если где обошлись без колеса, там придумали замену. Также и со всеми другими особенностями человеческого общества, пронизанного подсознательной связью с каждым человеком. Русский коммунизм не мог перекинуться на другие страны, как об этом смел мечтать товарищ Ленин, отказавшийся от коммунизма товарища Маркса, желая действовать именно на фоне народных волнений - ему было неважно, какая именно страна станет ареной для его пропаганды: не будь ей Россия, то ничего не могло в итоге поменяться; монархия должна была утратить свои позиции, расшатанная народными волнениями из-за неудачной внешней политики, принёсшей вышедший из-под контроля хаос, воспаривший над утраченной стабильностью, стёкшей в реки роста отрицания власти избранных по рождению. Говорят, что русскому народу нужен царь, что русский народ привык находиться по контролем одного единственного человека с жестоким нравом и деятельной рукой; говорят, что русскому народу не суждено понять истинных республиканских и демократических форм правления, надолго оставаясь под властью сменяющих друг друга диктаторов, заботящихся о благополучии населения в разрезе понимания собственных интересов и желания не входить в единую систему взаимопонимания, а противопоставляя себя всем с позиции осознания собственной важности. Эдвард Радзинский предлагает читателю уникальную возможность совершить путешествие в жизнь Иосифа Сталина, ставшего для России ключевым историческим лицом, выдвинутым на первые роли стихийно, но вполне заслужено.

    "Государство - это я" - знакомый многим принцип власти. Вся история человечества пропитана им. "Государство - это я" не заключается в понимании, что всем управляет некое лицо - всё гораздо шире. "Государство - это я", а под "я" понимается много кто, каждый из которых мнит себя важным лицом. Сжимая власть в руках, чувствуя внушительное ощущение выпирающей гордости за занимаемое в обществе положении и способности влиять на находящиеся под твоим контролем процессы. Важными могут себя чувствовать президент, премьер-министр, министры, депутаты, начальники разных уровней и гордый мелкий исполнитель, готовый бросить сакраментальное напоминание о важности винтика в расшатанном механизме, о необходимости смазки соприкасающихся деталей; и совсем неважно, что связующим звеном может оказаться не нефть и не газ, и не само ощущение собственной причастности к государству, а обыкновенная человеческая кровь, являющаяся лучшим средством для осуществления знакового определения "Государство - это я". Испортить жизнь другим и воспарить над всеми - такое призвание людей, обречённых в необозримом будущем исчезнуть с лица вселенной, вспыхнув беспощадным конфликтом ради той самой внутренней важности, не имеющей никакого отношения к спорам за право быть главным.

    Эдвард Радзинский правдиво начинает трилогию о Сталине, изложив историю странной посылки, доставшейся ему во Франции от неизвестного человека, что становится знаком читателю под псевдонимом Фудзи. Исправлять прошлое легко, а исходить из уже случившегося всегда следует в ключе нужного понимая происходящих сейчас событий. Этому помогает стадность общества, идущего стройными рядами за большинством, не взирая на любые последствия. Просто кто-то в чём-то уверен, а если кто-то это грамотно обосновывает, то ему уже нельзя не верить. Всё легко свести к банальному урчанию живота или зевоте, перекидывающихся на соседа, невольно начинающего также зевать, да урчать животом. Раздался кашель, как кашель рвётся уже из твоей груди. Если человек настолько связан с другими людьми, то его стадность больше не вызывает сомнений. Удивительно осознавать, что за время чтения ты веришь в слова Фудзи. Веришь и в осетинское происхождение отца Иосифа Джугаева, веришь в шесть пальцев на ноге, веришь в историю появления юношеского прозвища Коба, что взяло начало из грузинской книги с ясным названием "Отцеубийца", а ведь Иосиф не любил пьяного сапожника, коим и являлся его отец, доводивший подрастающего революционера до белого каления, а его мать заставлял хвататься на нож из желания уберечь сына от рукоприкладства. Такими сведениями мог располагать только лучший друг детства, им и является Фудзи.

    Веришь и не веришь. Фудзи постоянно говорит о людях, сводя всё в начале разговора к одному - такого-то в таком-то году расстреляют. Люди вокруг Сталина менялись постоянно. Те, кто помог сделать революцию, те обязаны быть устранены первыми, поскольку их революционный дух уже никому не нужен. В тексте книги постоянно идут отсылки к великой французской революции, по чьим следам пошло становление русского коммунизма. Кроме сиюминутных выгод, человек никогда не заглядывает в прошлое, а если и анализирует его, то опять же никогда не примеряет на себя, думая, что те события уже не могут повториться, а сейчас - это сейчас: всё в твоих руках, а любые доводы за цикличность процессов наталкиваются на стену непонимания в виде отрицания предопределённости всего. Человек - кузнец собственного счастья; каждое поколение куёт одно и тоже, пережёвывая всё ту же жвачку, только под разными соусами, находя в еле уловимых оттенках кажущиеся важными отличия, которых на самом деле нет.

    Радзинский старается не отклоняться от повествования, опуская многие важные детали, что не будут способствовать должному пониманию текста. Допустим, зреет конфликт в обществе, грозящий вылиться в кровопролитие, но автор при этом не говорит из-за чего народ решил бунтовать. Почему люди так накинулись на монарха? Просто им так захотелось, ведь не было никакого толкового понимания будущего страны. Даже выстрел Авроры и штурм Зимнего - это не свержение монарха, давно отрекшегося от престола, а внутренняя борьба между случайными людьми, в нужный момент оказавшими в том месте, что позволило им взять ситуацию под свой контроль. Сталин никогда не был ангелом, его прошлое полно криминальных моментов, начиная с грабежей и заканчивая убийствами. Причём, всё не политики ради, а строго ради цели упрочить собственное положение. Великий товарищ Ленин на последнем издыхании взберётся на постамент, горячо призывая взять власть в руки советов, а Сталин уже будет готовить ему место в пантеоне богов коммунизма, где мумия вождя станет символом эпохи, созданной кучкой людей, не преследовавших действительной цели достижения благополучия, кроме идеи поджечь мир пламенем революции. Конечная цель при этом не была ясной, как и возможность осуществления задуманного. Создавать добро насилием, будто на бочке с порохом устроить для мышей сыр в мышеловке, где от захлопывающейся ловушки подрывается вся задуманная система, сметая всё на своём пути. Все мечтали достичь чего-то, жаркими речами подготавливая казни, расстрелы и суды, сменяя палачей, становясь жертвами.

    Точку в становлении Сталина можно поставить, когда автором предлагается более далёкое, нежели французская революция, понимание опричнины Ивана Грозного, заменившего старую знать на новую, воспитанную им самим. Ленин умер сам, а вот Кеменев, Зиновьев и Троцкий были слишком яркими личностями, чтобы строить альянсы и думать о неблагоприятных последствиях своих зажигающих речей. Сталин уважал каждого из них, восхищался дельным мыслям, но молча делал дело, заботясь в первую очередь о собственном благополучии, не желая допустить распространение сведений о личном прошлом. И только благодаря Фудзи, читатель сможет понять все тайны вождя. Однако, как смог уцелеть сам Фудзи, да ещё ведущий записи о каждом поступке Сталина? Пусть это останется на совести Радзинского, в чьих словах всё получается слишком ладно, а возражать ему при этом не возникает желания. Хотя.... возражать надо. Но пусть это делают другие.

    Можно строить идеальное общество, но архитектор умрёт, а дальше новый архитектор будет строить уже своё идеальное общество, но когда-нибудь, и это случится обязательно, всё идеальное будет уничтожено.

    Эти рецензии тоже могут вас заинтересовать:
    - "Осень патриарха" Габриэля Маркеса

    Читать полностью
  • 4es
    4es
    Оценка:
    9

    Ненавижу такие фальшивые книги: словно приняли меня за свинью и щедро бисер бракованный в харю.

    Смотри: я — интеллектуальная книга, предложения мои с претензией на.

    Боже, как мне хотелось поцеловать его. Ведь обычно он целовал перед… В этот миг я понял, что даже поцелуй Иуды был всего лишь прощальным поцелуем Любви! Он, видно, почувствовал мою муку. И желтый огонь промелькнул в глазах. Он подозрительно посмотрел на меня. Но в моих глазах читалась только преданность верного слуги Вождю Кобе.

    Смотри: я развернула пред тобою историю углом необычайным и вздыхаю жизнь в мрамор незыблемых фигур.

    Как преображает людей Революция! Свердлов уже не походил на тихого еврейского интеллигента, которого я знал в Туруханске. Революция — это театр, где люди начинают играть новые роли. Так я думал тогда… А сейчас я думаю: Революция – это нечто тайное, что прячется на самом дне души. Наша извечная жажда насилия, которая наконец-то вырывается наружу.
    Свердлов стоял в полутьме, угрожающе черный. Жгуче-черные волосы, черные усы и бородка, черная кожа куртки, которую он сделал большевистской модой; на толстом носу поблескивали пенсне. Его так теперь и называли — Черный дьявол большевиков.

    Внимай, да-да: я хорошая книга. Во мне ты взгляд новый найдёшь на увековеченное — не хотите ли двойника Сталина? А нежданно-негаданное устранение Кобы (что, впрочем, вы получите в моём продолжении)? Я всех тех стихий, и пешек, и событий объяснения второй свежести? Я не Хёйзингой написана, но с недоупоением о прошлом расскажу тебе глазами имярек.

    Смотри же: во мне ещё и тонкий психологизм, правда: вот служанки жадной и доверчивой мотивы, вот постоянный рефрен "и он не знал, что после будет расстрелянубит Кобой", вот теневые побуждения, вот истоки поступков. Ну, и конечно же, раз русский с горячей грузинской кровью высек буквы на мне, да и про столь кровавого, необходимо наносить штрихи про еблю да природы описания вставлять.

    Не абы кто ибо рассказал на страницах моих об одном из самых спорных (хотя во романе ни разу не спорен он), запутанных периодов страны на фоне личности мощнейшей, а непосредственный участник, убийца, друг, предатель, революционер второго порядка с прекраснейшим домашним образованием, которое и не заметить, пока об этом не скажут, всю жизнь свою проползавший бок о бок с теми, на кого выпало (простите — кто сам взял да отымел) судьбы вершить.

    В угоду же литературе классической не забыты ремарки о бунте беспощадном, его первоосновах, изображения простых людей, традиционные намёки на столь любимое место человека в истории — также второй, нет, третьей даже свежести — , и про лишних людей, и легче лёгкого считать мнения о дружбах, товариществах, предательствах, да, и порою еблю заменяет таки страсть-любовь.

    Фальшива донельзя, но раздражает всего больше последнее "смотри": я — не версия произошедшего в России в энные годы, я — в последней инстанции истина, было — так, хотя я и в художественном исполнении.

    Читать полностью
  • IvanK88
    IvanK88
    Оценка:
    5

    Радзинский бесконечно влюблен в своего любимого диктатора и потому выпускает очередную книгу. Ну а поскольку он литератор, а не историк, то и книга его - в художественном стиле. Безусловно, так проще домыслить и дописать про то, что уже навсегда осталось скрыто в прошлом истории. Реальные исторические события переплетаются с радзинскими мифами. Для художественной литературы произведение странное, для исторической ценность ничтожная. Но если интересно, каким Сталина видит Радзинский, то вот, пожалуйста, "Апокалипсис от Кобы", произведение в трех томах, первый том - "Начало".

  • metrika
    metrika
    Оценка:
    5

    Радзинский в своем репертуаре. Все-таки художественные интерпретации ему удаются гораздо лучше, чем документальные. В книгах, где он претендует на фактическую достоверность, я прямо слышу зубовный скрежет в тех местах, где он вынужден тормозить. Ему это не всегда удается, он невольно проскакивает. И хотя старается оформить свои догадки множеством оговорок, но не может на них не намекнуть. И поэтому в художественных произведениях, там, где его ничто не сдерживает, прямо ощущается этот восторг от того, что он может чуть-чуть даже не подправить, а скорее дополнить историю. Ему ужасно обидно, что некоторые вещи так и останутся неопределенными, что мы многого никогда с точностью не узнаем, что такой прекрасный сюжет останется незаконченным и вообще пропадает. И он не то чтобы меняет, а лишь докручивает сюжет, дополняет историю по законам драматургии. И это увлекательно читать. Потому что чувствуется восторг и азарт автора.

    Радзинского нередко упрекают в том, что он передергивает факты, чтобы сделать их более яркими, шокирующими. Что увлекается конспирологией и вообще любит яркие эффекты. Но я кажется знаю, что его извиняет. Он испытывает восторг перед нашей историей. Такой самой по себе захватывающей, глубокой и трагической. Он как будто говорит: "Посмотрите! Разве это не круче любого романа? А ведь это случилось на самом деле!". И, должна признаться, я этот его восторг разделяю. Хотя для меня отдельная прелесть как раз в том, что мы, с одной стороны, знаем, чем все закончилось, а с другой - никогда не узнаем, как это в действительности было.

    Теперь собственно про аудиокнигу. Во-первых, ничего не поделаешь, но чтец Юрий Лазарев страдает дефектом произношения. С шипящими у него не все благополучно. Меня не раздражало, но для кого-то может быть важно. Во-вторых, запись черновая. Не по качеству звука, а по качеству прочтения. Явные ошибки, запинки, неправильные ударения, которые чтец сам замечает, не исправлены. Может это конечно мы - пираты довели издательства до того, что они не выполняют элементарную правку, но вот чтецы любители из Абук-клуба такого себе не позволяют.
    Но все-таки должна признать, что это все равно гораздо лучше, чем могло бы быть в исполнении автора.

    Читать полностью
  • t_yastrem
    t_yastrem
    Оценка:
    3

    Когда-то я уже читала книгу Радзинского "Сталин.Жизнь и смерть" , впервые изданную в 1997 году и ставшей не только бестселлером на пост-советском пространстве, но и достаточно популярной в мире. Загадочная фигура Сталина везде вызывает интерес.
    Так вот, после прочтения первой части этой новой трилогии мне показалось, что автор решил «срубить бабла» на былой популярности и, добавив немного художественности, раздул предыдущую версию на целых три книги.
    Но тем не менее, книга читается легко, впрочем как и все книги Радзинского. Не могу оценить достоверность всех изложенных фактов, но для ознакомления с исторической личностью в популярной форме очень даже подходит.