Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
Написать рецензию
  • Jedaevich
    Jedaevich
    Оценка:
    238

    Пулитцеровская премия, премия Джона Сарджента, Национальная Премия критиков, шорт-лист Дублинской премии. Пять лет назад в голосовании на одном популярном зарубежном ресурсе эта книга была признана лучшим романом XXI века по версии читателей - обойдя не бог весть кого, а "Дорогу" Маккарти, "Облачный атлас" Митчелла, "Искупление" Макьюэна, "Не отпускай меня" Исигуро, "Бегущего за ветром" Хоссейни etc. Считалось, что её трудно перевести; рабочий язык книги - спанглиш: английский, сдобренный хорошей порцией испанских диалектов. Но несмотря на все обстоятельства наконец-то книга вышла и у нас. Хочется сказать всего три слова: ожидание того стоило.

    До прочтения почему-то думалось, что история некоего Оскара, раз речь идёт о молодом парне, должна попадать в условное настроение между "Сном № 9" Митчелла и "Смертью супергероя" Маккартена и быть очередной инверсией культового сэлинджеровского "The Catcher in the rye". Если вам показалось приблизительно то же, о таком сравнении можно смело забыть. Жизнь Оскара Вау - это симбиоз Дэйва Эггерса образца "Душераздирающего творения ошеломляющего гения", творчества Халеда Хоссейни, но лишенного магии восточного ветра, и фильмов уровня "Сокровище" с Габури Сидибе: нечто душевыедающее, точное, хлёсткое, безжалостное в своей правдивости. Затрагивающее слишком много струн и говорящее о ценностях отдельной личности, о семье, о государстве, и о жерновах истории, и как одно перемалывает другое.

    Книга открывает страницы истории Доминиканы эпохи Рафаэля Трухильо - несмотря на шагающий рядом XX век, максимально закрытой страны, спецслужбы которой, по словам автора, перештазили самих штази в попытке удержания власти диктатором, а население эксплуатировалось настолько сурово, что разговоры об этом до сих пор не думают утихать. У каждой семьи была своя трагедия, и в книге историями Оскара, его сестры Лолы, их матери и родственных связей это показано максимально жизненно - если не сказать жестоко, отдельные картины так и стоят перед глазами. Особенное ощущение получилось от рекурсивной хроники событий, от настоящего - к прошлому, в пределах одной семьи, когда не сюжетно, а прямо событиями жизни выводятся неожиданные твисты, заставляющие смотреть на картину происходящего совсем с другого ракурса.

    В книге очень много печали, боли и переживаний о том, насколько иногда всё в жизни бывает беспросветно, о том, что все мы - выросшие, но дети, а рядом - такой тяжелый и бесконечный мир. Без вопросов: о "жизни Оскара" явно будут говорить, восторгаться и ужасаться, будут советовать в новогодних флешмобах, и это правильно. Спасибо "Фантом пресс" за очередной стоящий экземпляр в своей "художественно-социальной" линейке. Определенно небольшое литературное событие назревало и случилось.

    Читать полностью
  • TibetanFox
    TibetanFox
    Оценка:
    175

    Оскар де Леон — герой, с которым мало кто захотел бы себя проассоциировать, но многие смогли бы. Толстый, нелепый, повёрнутый на фантастике и комиксах гик, который отчаянно хочет замутить хоть с какой-нибудь девушкой. Узнаваемый персонаж из телеконтента последних лет, вот только Оскар гик не научный, так что ему вообще брать нечем. Так что вся его короткая и фантастическая жизнь — это попытка оправдать пословицу, что ни один доминиканец не умирает девственником. У Оскара, кажется, все шансы.

    Хотя на самом деле роман вовсе не про Оскара, и большая часть текста будет не о нём, а о его семье и ситуации в стране, которую мы так плохо знаем (ну-ка, кто с ходу вспомнит, где именно в Латинской Америке находится Доминикана?) При этом возникает удивительный эффект. Про Доминикану как таковую среднестатистический читатель из России знает слишком мало, но при этом — одновременно и слишком много. По одной простой причине, которую я не устаю повторять раз за разом, читая книги их Латинской Америки, — Латинская Америка это та же Россия, только в более тёплых краях. Те же диктаторы, та же нищета, тот же алкоголь, даже люди и проблемы те же самые. Есть, конечно, различия, потому что россиянам наплевать, например, на цвет кожи, и наркотики с наркоторговцами являются чуть более редкими явлениями, но в целом то же самое. Поэтому читать про диктатора Трухильо — то же самое, что читать про диктатора из романа Гарсиа Маркеса "Осень патриарха". В романе, конечно, это конкретное лицо, но он воплощает в себе все ужасы и произвол тоталитаризма, деспотизма и бандитской наглости вообще, с которыми русские тоже знакомы будь здоров. А социальные и психологические проблемы в романе? Один пьёт, другой бьёт, третий изменяет, четвёртый выпивает или торчит, пятый сидит, шестой думает, что ему все дозволено, потому что он полицейский. Женщины по всём этом хаосе везут на себе больше, чем могут поднять, беременеют, влюбляются, рожают, творят страшные вещи и чисто по супергеройски умудряются выжить или кого-то спасти, когда это кажется невозможным.

    Мои знакомые, читавшие "Оскара Вау" на английском, сильно сомневались, что его можно адекватно перевести на русский. Переводчик, кстати, молодец. Оставил единственную возможность почувствовать мешанину спэнглиша, не убрав испанские вкрапления и не испещрив оригинальный текст миллионом сносок. Получилось довольно колоритно, хотя всё равно, конечно, в полной мере нам эту смесь не прочувствовать. Ну да и ладно, не в ней дело, это приятный бонус.

    В конце книги автор устами одного из героев приходит к выводу, что Трухильо не так уж и виноват в полном гомеостазе, накрывшем медным тазом Доминикану, ведь все эти кошмары творятся с попустительства тысяч и тысяч трухильо рангом поменьше, да что уж там, маленький трухильо есть внутри у каждого человека. Даже в нас, в стольки-то тысяч километров от Доминиканы. Вы послушайте, как там люди относятся к родной стране, городе, соседям, другим людям. Спэнглиш не спэнглиш, гринго не гринго, люди сами друг друга грызут. ты наркоман, ты проститутка, ты заслужил, ой что люди скажут, сама виновата в изнасиловании - выглядишь как шлюха, а вот мы-то люди приличные. Сами себе проклятия-фуку.

    Если вы всё ещё помните, что книга не только про Доминикану, но и про Оскара Вау, то хорошо. Он знает, как выйти из порочного круга этого ада на земле, хотя, возможно, сам он это воплотил весьма коряво.

    Читать полностью
  • AzbukaMorze
    AzbukaMorze
    Оценка:
    74

    Сначала думаешь, что ты гик - столько фантастических прибамбасов тебе знакомо. Потом понимаешь, что ничего подобного - до Оскара тебе далеко. Потом думаешь, что ты совсем тёмная - ничего не слышала о Доминикане и Трухильо. Потом понимаешь, что никакой разницы - их история, наша история, у нас те же ужасы. И наконец обнаруживаешь, что в каждом человеке сидит свой Трухильо (вот только недавно мне говорили, что в каждом человеке сидит свой Гитлер).
    Стоящая книга, короче.

  • Solnechnaja2201
    Solnechnaja2201
    Оценка:
    44
    «…фуку́ не всегда разит со скоростью молнии. Иногда он запасается терпением, уничтожая несчастного поэтапно… Порой он действует медленно, порой быстро. Отчего его погибельный потенциал лишь крепчает – трудно предвидеть, когда он ударит, чтобы сосредоточиться в нужный момент. Впрочем, будьте уверены… сколько бы фуку́ не вилял и не юлил, эта мразь всегда – повторяю, всегда – возьмет свое».

    Джуно Диас рассказывает потрясающую историю о жизни нескольких поколений доминиканской семьи. Главный герой, конечно, Оскар – помешанный на НФ-литературе любвеобильный толстяк, лелеющий надежду написать великий фантастический роман. Его сестра, Лола, отчаянно пытается оторваться от семьи и зажить своей жизнью, но, несмотря на бунтарский дух, всё же тянется к истокам. Их мать, Ипатия Белисия Кабраль, чья семья стала одной из многочисленных жертв чудовищного режима Трухильо. История каждого изобилует драматическими поворотами, и все они глубоко несчастны.

    В чем же причина? – спросите вы. И вот тут можно рассуждать много и долго. Самое простое и фантастическое объяснение – семейное проклятие, фуку́, которое дамокловым мечом нависло над всеми потомками Абеляра Луиса Кабраля. А может, все гораздо прозаичнее? «Мир кишит трагедиями, и если у человека имеются мозги, то он найдет им объяснения, не ссылаясь всуе на проклятье». Нельзя забывать, что эта история началась в памятные для доминиканцев годы диктатуры, в которые нельзя было и шага шагнуть без ведома своего Генералиссимуса. Сколько жизней было разрушено тогда, и сколько еще пожинают плоды необоснованной жестокости? Так оказалась изначально сломана жизнь маленькой Бели́, и наверняка эта эпоха отразилась в каждом последующем поколении. Как писал Марио Варгас Льоса про доминиканцев: «Шумный человеческий хаос, рожденный глубинной потребностью оглушить себя, чтобы не думать, а может быть, даже и не чувствовать, - вот что такое твой народ…» Это очень страшно, но, в то же время, закономерно и фатально, ведь прошлое не хуже любого проклятия может свести в могилу.

    А может, дело не в истории и не в целом народе, а в отдельных его представителях? Каждый из героев книги выделяется из своего окружения, они не вписываются в рамки, очерченные другими. Их порицают, осуждают, над ними насмехаются – может быть, именно здесь кроется причина их несчастий? В неправильном выборе, неверной установке, неумении видеть человеческую природу, если любовь (или чувство, похожее на любовь) застилает глаза, и не распознать уже, кто будет искренен и верен до конца, а кто – предаст?..

    «Короткая фантастическая жизнь Оскара Вау» - книга необыкновенно жизненная, а потому очень трогательная. С позиции читателя очень многие из поступков героев выглядят нерациональными, а порой – невообразимо глупыми. Но разве мало мы с вами делаем ошибок, считая при этом, что выбрали единственно правильный путь? И разве не общеизвестная истина, что «на ошибках – учатся»? Вот только что делать человеку, который в силу своей природы не может не совершить этой ошибки? Даже зная, что для него она окажется последней?

    Диас оставляет вопрос открытым. Впрочем, ответ на него каждый должен найти сам. И верным для всех и сразу он никогда не будет.

    P.S. Написана книга замечательно. Очень легко было забыть, что передо мной роман. Словно сам Диас сидит напротив за столиком в каком-нибудь ресторанчике и говорит, говорит, говорит..., иногда отвлекаясь на исторические отступления. Такому впечатлению способствует и нелинейная структура повествования. Автор то забрасывает нас в далекое прошлое, то показывает происходящее глазами стороннего наблюдателя. И оторваться от романа при этом совершенно невозможно!

    Читать полностью
  • yuliapa
    yuliapa
    Оценка:
    38

    Как человек, прочитавший книгу, считаю своим долгом сообщить пока еще не читавшим, что автор сильно наводит тень на плетень. Взять хотя бы название: в нем неправда все, кроме, наверное, одного слова"короткая". Потому что главного героя зовут на самом деле Оскар де Леон, жизнь у него никакая не фантастическая, а самая что ни на есть обыкновенная, заунывная, скучнее и однообразнее многих, да и можно ли назвать это жизнью? Так, жалкое существование безвольного существа! Ну и если разобраться - не так уж мало прожил на свете главный герой - другие в его годы состоялись как личность; в общем, как ни крути, а времени у него было достаточно.

    Вы, наверное, чувствуете, что ворчу и придираюсь. Да, это правда. Я уже сколько-то времени ворчу по поводу книги Джуно Диаса, стараясь прицепиться к любой ерунде, чтобы доказать внутри себя, что он не прав, не прав, не прав. Все мое читательское существо протестует против того мира, который живет в книге про "Оскара Вау" - это темный, страшный, порой мистический мир, в котором царят проклятия. Плюс антипроклятия, которые гораздо слабее - не могут по-настоящему с ними бороться, могут только смягчать ужасные события. Вот эта перекошенность в сторону черноты, темноты, чертовых сил - мне не по душе. С детства вместе со сказками я впитывала представления о мистическом мире - в нем поровну существуют злые и добрые феи, злые и добрые волшебники. Злая фея может наложить проклятие - но по понятиям! за дело! - например, за то, что всех пригласили на крестины, а ее нет. Плюс существует возможность это проклятие снять, все честь по чести. У Джуно же Диаса проклятие накладывается на семью добропочтенного доктора - и за что? За то, что хотел сохранить, спасти свою прекрасную и невинную дочь любой ценой - как оказалось, ценой своей жизни и страданий. В "правильном" мире сказок это и было бы искупление и спасение всей семьи - добровольная жертва за их жизни. Но Диас рисует безжалостную картину: за то, что какой-то докторишка осмелился противоречить Хозяину Страны, диктатору Трухильо, тот расправляется и с ним, и с его женой, и с дочерями. Заодно накладывает свое черное проклятие на всех дальнейших потомков. На стороне слабых при этом всего-то навсего Поющий Мангуст, который только и может, что поддерживать избитых до полусмерти - ровно настолько, чтобы они не умерли совсем. Нечестно, нечестно!

    Если и дальше говорить о хитростях автора, то он с самого начала жульнически намекает нам на некий интересный рассказ о фантастической жизни Оскара, в то время как на самом деле главное его желание - рассказать нам о диктаторе Трухильо. О подлом извращенце, лжеце, негодяе, сволочи, садисте Трухильо. Этому отвратительному типу отданы самые эмоциональные, самые красочные страницы книги. Даже по количеству текста, как мне показалось, Трухильо сильно опередил всех остальных героев - и на самом деле он и есть главный герой книги. Но тут опять случается какой-то перевертыш: Джуно Диас с такой страстью и энергией описывает отвратительность Подлого Диктатора, что в какой-то момент кажется, что он его прославляет. Уж такой этот Трухильо всемогущий, уж такой он повсеместный, уж так он властвует над страной, что никто пошевелиться не может. Вот что на самом деле меня отталкивало в книге и заставляло внутренне спорить - в сказочном, мистическом мире у Кощея всегда припрятана иголка, и всегда находится Иванушка, который до этой иголки доберется.

    Что еще сказать о моих ворчаниях. Говоря о следующих поколениях семьи де Леоне - Белисии, Лоле и Оскаре - хочется вспомнить сказочную поговорку "о проклятии сокрушайся, а сам не плошай". Можно, конечно, все их беды свалить на всесильного Трухильо - мол, он проклял, и все тут, ничего не поделаешь. А можно взять как пример достойнейшую жизнь несокрушимой Ла Инки, которая идет по жизни с гордо поднятой головой, неутомимыми руками и светлым сердцем. Ей можно только посочувствовать - молодежь, которая ей попалась для заботы - по-настоящему безбашенна. Что Белисия, прекрасная Бели, что дочка ее Лола - у них как будто огонь бушует в топке паровоза, заставляя мчаться по полям и оврагам, не выбирая дороги, не держась за руль. Наверное, это такой латиноамериканский образ жить - но давайте тогда не будем сваливать вину за сломанные заборы (чужие) и ноги (свои) на чьи-то проклятия, а подумаем, что если ты не держишься за руль, то легко повстречаешься с неприятностями на своем пути. Оскару же, наоборот, не досталось страстей, а досталась пустая, бессобытийная жизнь, полная только чтением и компьютерными играми. В самом конце он совершает осмысленный, продуманный поступок (не буду спойлерить!), но и тот, как потом выяснилось, не смог снять проклятия с семьи де Леон. Не по сказочной логике, но по жизненной, тут уж я не могу не согласиться - каждый рождается на свет со своей судьбой и сам должен сражаться со своими проблемами; оптом их не решишь.

    Завершить же свои ворчания я хотела бы фразой Джуно Диаса, которая мне понравилась, и которая, вероятно, является ключом ко многим закрытым ларчикам книги про Оскара Вау: единственный выход - это вход.

    Читать полностью
  • Оценка:
    Самое что ни на есть фантастическое в этой книге это присутствие данного слова в названии. Ограниченная жизнь героя с первой страницы и остальных его родственников не вызвала никакого интереса.
  • Оценка:
    книга захватила !помимо отлично написанного языка и жизненной истории,. изумительно изображена имтория доминиканского народа . Очень познавательно и интересно
  • Оценка:
    Фантастического в жизни Оскара ничего не оказалось. Так, повествование о не самой удачной судьбе одной латино-американской семьи, причем написанное не самым хорошим литературным языком. До "100 лет одиночества" (как написано в аннотации) произведению очень далеко. Скорее для любителей латино-американской прозы в поисках разнообразия.