Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
  • По популярности
  • По новизне
  • Церковь скорее поощрит женщину стать шлюхой, нежели воином
  • От этого в ушах резко зазвенело, так пронизывающе, что показалась, будто барабанные перепонки не выдержат и лопнут.  Но, как только звон стих, она увидела, что лежит на окровавленном полу в той самой, ненавистной комнате. В её ногах пылает огонь, стоит резкий запах палёной шерсти и эта тень встала прямо напротив неё:
    – Сдавайся девочка, сейчас ты слишком никчёмна, чтобы даже попытаться восстать против той участи, что уготовила тебе жизнь. И никогда не сможешь, если продолжишь оставаться столь благочестивой, чтобы не запятнать свои руки в чужую кровь. Так как поступишь? Согласишься проклясть саму себя, чтобы стать сильней?
    – Разорви их! Разорви на части! – её ответ прогремел в мёртвых стенах комнаты, словно удары колокола.
    От полученного ответа на месте отсутствующего рта появилась широкая, кровожадная улыбка, следом за которой послышался довольный хохот.
    – Как прикажите! Госпожа моя!
  • – Такое впечатление, что вы говорите не о ней, а о себе. А я совершенно не тот, кому можно показывать «Ахиллесову пяту».
    – Я сама сделала такой выбор, – усмехнулась, пожимая плечами. – И теперь тебе придётся знать обо всех моих слабостях. Ими я лишу тебя покоя, а возможно, что и выбора. Посмотрим, какие противоречия вызовут они в тебе и, к какому решению в своё время приведут.
    – Ну, даже не знаю, к чему они приведут: очернят вас в моих глазах или же сделают ещё желанней прежнего.
    – Ерунда, недостатки не могут сделать человека желанней.
    – Они помогают обрести ту неосознаваемую близость между двумя людьми, что ранее была недосягаемой. Превращают призрачную музу в обычную девушку, а царя в простого смертного. Но не думаю, что вы сможете этого понять. Поэтому не забивайте свою милую головку подобными мыслями. Наслаждайтесь жизнью, в которой данные вещи не способны произойти. Поверьте, сейчас самая прекрасная пора, потому что вы можете совершенно не задумываться об этом, осознавая всю истину такого простого, но такого противоречивого заключения.
  • – Так значит, это её вы пожелали видеть?
    – Именно, – усмехнулся мужчина в просторном балахоне, сидя на самом краю крыши. – И она прекрасна.
    Ничего не ответив, его компаньон, скрываясь под такой же тёмной накидкой, повернулся в сторону окна, ещё раз проводя ядовито-синими глазами по неразборчивой женской фигуре и тому, кто сидел около неё.
    – Её сопровождающий способен доставить нам серьёзные проблемы. Не думаю, что он позволит нам забрать её, ведь девчонка – контрактор.
    – Не волнуйся, Велиар. Каким бы искусным воином он ни являлся, всё равно не сможет нам помешать, – крутя пальцами стебель кроваво-красной розы, он не сводил безумных, пылающих глаз с окна. – Мария принадлежит лишь мне, она только моя… Я создал её и в скорее… Мы навечно будем вместе… Верно, Мария….?
  • Не став более ничего говорить, Михаэль пошагал вверх по узкой улице, позволяя им со священником лицезреть свою спину. Мария поспешила следом, но, как бы, не старалась, а всё равно не могла его догнать. Казалось, что время для них идёт абсолютно по-разному, её фамильяр плыл в его стремительном потоке куда-то вперёд, пока они с Филиппом, утопали в этом густом пространстве, не способные проделать ни единого шага по собственной воле.
    – Не стоит так стараться, – послышалось с его стороны. – Мы сейчас на границе миров, одному из которых вы не принадлежите, а потому, даже и не пытайтесь оказывать сопротивление.
    Постепенно девушка начала понимать суть этих слов и чуть погодя заметила, как стремительно начинает темнеть. Просто мрачно обезличенный мир, объятый склепным холодом…. Не было ни заката с его медно-золотой вереницей красок, ни ослепительных лучей, разрезающих пространство. Просто все краски вокруг них поблекли, обращаясь в выцветшую, посеревшею массу.
  • – Наивная, – самодовольно улыбаясь, дух вывернул шею так, словно она состояла не из костей, а мягких сухожилий, – столько дней я уже медленно пожираю его разум, так что теперь мальчишка уже ни в чём не сможет тебе признаться.
    – Вот как, значит ты из касты Ambrah.
    – Какая храбрая девочка! – захохотал, стоило Марии пододвинуться ещё ближе. – Смелая маленькая девочка, что не боится смотреть своему страху в глаза.
    – Ты не мой страх.
    – Не твой страх? – заговорил невообразимо ехидным голоском. – Но я могу им стать. Не веришь мне? Могу, могу! – закачал головой словно маятник.
    – Назови мне врата!
    От этого демон закричал на девушку так пронзительно громко, что показалось, что ещё чуть-чуть и его голосовые связки разорвутся. И, тут же по-звериному оскалившись, он начал слегка покачиваться, словно пытаясь рассмотреть её как можно точней.
    – Ну что за непонимающий ребёнок. Я ей говорю, а она не слышит. Объясняю, а она не понимает. Хочешь знать через какие врата я смог пройти? А ведь их было достаточно, – взглянул на неё абсолютно спокойными глазами, позволяя ехидной улыбки медленно растягиваться на всё лицо, от чего его рот показался невероятно огромным. – Думаешь что сможешь продолжить помогать этому человеку после того как узнаешь что позволило мне подселиться?
  • – Решили улучшить вид? – прозвучало со спины.
    – Какой вид? Сейчас же темно. Я просто так люблю высокие здания.
    – Вернее, любите их крыши, – закинул руку на левое ребро креста, упёршись подбородком о кулак.
    – С такой высоты мир кажется другим.
    – Дело не в мире, – усмехнулся Михаэль, – а в вашем одиночестве. Вы всегда стремитесь туда, где можете побыть наедине с собой.
    – Наедине с собой? – запрокинула голову, чтобы заглянуть ему в глаза. – Теперь даже моё одиночество делится на нас двоих.
    – Я всего лишь тень. Мрак вашей собственной души, а, как вам известно, от себя не уйти.
    – Странно…. Сама не понимаю почему, но ты только что сравнил себя с самой любимой частью меня самой.