Книга или автор
4,2
13 читателей оценили
158 печ. страниц
2020 год
12+

Джулия Пайк
Последняя чародейка

Моей маме,

Элизабет Энн…

Первой чародейке


© Чомахидзе-Доронина М.Ш., перевод на русский язык, 2020

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2020

1
Грязевая книга

Свиток не желал сидеть на месте. Он соскочил с полки на пол и закатился под кухонный стол. Рейн вздохнула и подняла его – уже в третий раз. Свиток мягко вибрировал в руке.

– Сиди на месте, – проворчала она, сунув Заклинание в груду других свитков, в самый низ. Вечно оно не слушается, Заклинание подвижности, мечтает вырваться на волю.

Рейн взглянула на пергаменты, стопкой лежавшие на столе. Сверху красивым маминым почерком было выведено: Заклинание сна. Она скрутила пергамент в трубочку и перевязала шнурком, пересилив зевоту.

Яркий свет пробивался из окна, прогоняя сумрак с кухни. Солнечные зайчики плясали на медных сковородках под потолком, напоминая о том, что она сидит взаперти, пока Том и остальные веселятся в саду. Школьный звонок отзвенел десять минут назад. Все вышли во двор, помогают собирать яблоки. Рейн усмехнулась. Ну, не совсем помогают. Висят на деревьях вниз головой и украдкой суют яблоки в карман.

Она с трудом завязала узел на последнем свитке. Заклинание силы было тяжелее остальных, и пришлось взять его двумя руками, чтобы водрузить на полку.

– Готово, мам, – бросила Рейн, вытирая руки о передник. – Можно мне спуститься в сад?

Мама сидела на другом конце стола, склонившись над пустым пергаментом. Её длинные косы ниспадали на спину. Глубокие морщинки залегли в уголках глаз: она напряжённо думала.

– Минутку, дорогая, – сказала она, не отрывая глаз от листа. Её лицо озарило золотистое свечение, и Рейн знала, что свечи на столе тут ни при чём. Свет шёл изнутри, лился из самого сердца. И становился всё ярче.

Рейн затаила дыхание, когда чернильные слова, мерцая, появились в воздухе прямо перед мамой и водопадом обрушились на пергамент. Они теснили друг друга, толкались, выстраиваясь в строчки Заклинания. Когда чернила высохли, слова замерли на своих местах, и сияние исчезло.

Мама закрыла Книгу заклинаний и откинулась на спинку стула.

– Прости, но прогулку по саду придётся отложить. Мне пригодится твоя помощь в деревне. В базарный день всегда полно работы – все хотят Заклинаний.

– Хоть погулять-то мне можно? Недолго. Я уже несколько недель не виделась с друзьями.

Мама покачала головой.

– Ты ведь знала, что тебя ждёт, когда согласилась стать моей ученицей. Тебе ещё многое предстоит узнать. Нет времени на игры.

– Но мы не будем играть. Мы поможем фермеру Вину собирать урожай.

Мама улыбнулась.

– Не уверена, что Вин обрадуется такой помощи, – она протянула пергамент с новым Заклинанием. – Ну-ка, перевяжи его, а я заварю нам вкусного чаю.

Рейн взяла Заклинание. Волшебные слова кололи руку, мышцы на ногах напряглись.

– О чём оно?

– Угадай.

Рейн пожала плечами.

– Не знаю. – С быстротой молнии она свернула пергамент и положила к остальным.

– Заклинание скорости, – Мама поднялась со стула и подошла к очагу. Обернув руку чайным полотенцем, она сняла с крюка дымящийся медный чайник. – Скоро зима. Деревенский совет просит Заклинание, чтобы вспахать поля у защитной стены до наступления холодов.

Рейн потёрла руки, онемевшие от волшебных слов.

– Могла бы предупредить меня, что одно из них с чудинкой.

Мама налила кипяток в заварочный чайник.

– Если ты будешь внимательнее на занятиях, то скоро сможешь различать Заклинания с одного прикосновения.

Рейн вздохнула и обернулась к залитому солнцем окну, гадая, чем там без неё занимаются Том и Дженна.

Мама задумчиво помешивала заварку в чайнике.

– Пора тебе научиться создавать Заклинания силой мысли. Будет легче их узнавать.

Взгляд Рейн скользнул по книге, которая лежала на столе. Она стала кусать губы.

– Разве не лучше подождать? Ты ведь говорила, что этому лучше учиться в Большой библиотеке.

– Так и есть. Но тебе прекрасно известно, что уже много лет библиотека заброшена. Школы больше нет, – Мама взяла две чашки из буфета и налила чай.

– Может, она скоро откроется… – пробормотала Рейн.

Заварочный чайник звякнул.

– Не откроется. Там полно монстров, – Мама села, скрипнув стулом. – Время идёт, а ты всё откладываешь.

«И до сих пор это было вполне успешно», – подумала Рейн.

Мама положила по ложке мёда в каждую чашку.

– Я тебе миллион раз говорила, беспокоиться не о чем. – Она похлопала по соседнему стулу.

У Рейн пересохло во рту.

Она уселась рядом с мамой, не спуская глаз с книги. Та была не больше ладони, покрыта толстым слоем высохшей грязи. Ещё никогда она не видела её так близко – с тех пор, как была неразумным младенцем. Тогда мама случайно оставила книгу там, где любопытные пальчики Рейн легко дотянулись до неё.

Мама поставила перед ней чашку.

– Допивай, и приступим.

Рейн оторвала взгляд от грязевой книги. Чаю совсем не хотелось.

Её мутило.


В дрожащем свете свечи мама провела пальцами по грязевому переплёту.

– Эта книга Заклинаний бесценна. Её передал мне Мастер слов, когда я была ученицей в Большой библиотеке.

Чумазые тёмные силуэты потянулись к маминым пальцам. Она взяла книгу в руки, и призрачные очертания приняли форму рогатых морд.

Рейн стиснула кулаки.

Крошечные пасти осклабились, обнажив острые, белые зубы. Они метнулись к маминым пальцам и впились в её нежную кожу.

Рейн зажмурилась: наверняка это больно, даже если мама говорит, что ничего не чувствует.

– У тебя пальцы в крови!

– Ничего страшного. Всего лишь царапина, – из кармана юбки мама достала носовой платок и прижала к руке. На ткани выступили коричневые и красные полосы.

Рейн взглянула на переплёт и нахмурилась.

– Грязевые демоны! Почему ты позволяешь им кусаться?

– Ты знаешь почему. Они пробуют мою кровь. Проверяют, что она именно моя. И не называй их демонами. Им это не нравится.

– Кто же они тогда?

– Чудодеи.

Не намного лучше.

– Чудодеи выполняют важную работу: следят, чтобы только ты и я могли открыть книгу, – объяснила мама.

Рейн подложила под себя руки.

– А что будет, если кто-то другой дотронется до неё?

– Ничего хорошего. Вот почему я запираю её в сундуке, – Мама перевернула страницы. – Смотри, Заклинания расположены по алфавиту. Вот это ты точно знаешь. Заклинание слуха. На прошлой неделе я развеяла его над кузнецом, помнишь? От грохота наковальни он совсем оглох, бедняга.

Рейн глянула через мамино плечо. В середине каждой страницы аккуратными золотистыми буквами было написано стихотворное Заклинание. Края страниц переливались тёмно-красным, ярко-зелёным и синим. Зачарованная, она склонилась над книгой. На полях пестрели затейливые рисунки – крохотные человечки. Одни вели глубокомысленные разговоры, другие пасли овец и делали покупки на базаре. Тут был даже кузнец за работой у горна.

Рейн нахмурилась. Что у них с ушами? Они слишком большие, торчат под неестественным углом. Развеваются, словно гигантские крылья. Или свисают до самого живота, перевешивая голову и перекашивая лицо.

– Почему они так нарисованы?

– Не обращай внимания. Каляки-маляки, не более того. Их нарисовал Мастер слов, когда составлял книгу.

– Каляки-маляки? Но он наверняка убил на них не один час.

– Они ничего не значат. Сосредоточься на Заклинании. Прочитай вслух, представляя каждое слово.

Ну вот, опять, подумала Рейн. Если маме не нравится вопрос, она всегда меняет тему разговора. Откинув волосы со лба, она склонилась над страницей и прочитала:

ЗАКЛИНАНИЕ СЛУХА

Шёпот, шелест, стрекотанье,

Рокот, щебет и жужжанье

Отражайся, отдавайся,

Слушай-слушай, не сдавайся,

Эхо, смех, и писк, и ржанье,

Щебет, лязг и перезвон.

От этих слов у Рейн защекотало в ушах, она потёрла их.

Мама открыла комод и достала чистый пергамент.

– Положи перед собой… Теперь мысленно перенеси эти слова на лист.

– Перенести? Но как?

– Как меня учили: прочитай Заклинание в книге, представь себе слова, пока они не появятся перед мысленным взором, а потом направь их прямо на пергамент. – Мама ободряюще улыбнулась. – Попробуй.

Сомневаясь, что ей удастся написать хоть одно слово, не говоря о целом Заклинании, Рейн закрыла глаза и представила изящные контуры букв. Она мысленно направила их и приоткрыла один глаз. Пергамент был пуст. Чего и следовало ожидать.

– Не сдавайся, – сказала мама.

Сердце Рейн заныло от печали.

– Прости, мам. Вряд ли у меня получится.

– Обязательно получится, – шепнула мама.

Ей не хотелось расстраивать маму, поэтому она зажмурилась и снова направила слова. Старалась изо всех сил, пока голова не загудела. Ладони взмокли. Рейн открыла глаза и охнула. Пергамент выглядел так, будто на него чихнули. Чернила испарились, оставив совершенно чистый лист.

Рейн тяжело вздохнула.

– Бесполезно. Я никогда не смогу, как ты.

– Глупости, – Мама кусала губы. – Наверное, ты сама должна найти Заклинание, которое захочешь скопировать, – она захлопнула книгу, не обращая внимания на Чудодеев, мечущихся по переплёту.

Сотни чумазых глаз уставились на Рейн. Страх сковал её. Она откинулась на спинку стула.

– А это обязательно? Разве нельзя просто выучить Заклинание наизусть?

– Конечно нет. Здесь сотни Заклинаний. Если не копировать их, как ты поймёшь, что правильно написала?

– Какая разница?

– Большая, – сказала мама, повысив голос. – Как ты думаешь, почему их называют Заклинаниями? Если писать с ошибками, волшебство не сработает. Копировать – самый безопасный способ.

– Почему это самый безопасный способ?

– Не задавай вопросов. Меня так учили, и другого пути нет. – мама подвинула книгу к Рейн.

Нависла тишина.

– Можно я надену перчатки?

Мама покачала головой.

– Я ведь объясняла. Чудодеи должны попробовать твою кровь, иначе они не позволят открыть книгу.

Переплёт ощетинился. Сотни чумазых морд вздыбились в нетерпеливом ожидании.

Рейн сглотнула. И протянула руку.

Рожки Чудодеев слились в один большой острый рог. Он ринулся к её трясущимся пальцам. Сверкнули белые зубы – Чудодеи раскрыли пасти, изготовившись для укуса.

– Нет! – Рейн отпихнула книгу. – Они больше никогда не укусят меня!

Книга проехалась по столу и свалились с края. Мама успела вовремя подхватить её. Чудодеи впились в её руки зубами и рогами, отчаянно стараясь предотвратить падение. Мама прижала книгу к груди, тяжело дыша.

– Бестолковая девчонка! Никогда нельзя ронять книгу. Если она порвётся… Если ты испортишь Заклинания, нам конец!

Рейн вскочила на ноги, чуть не опрокинув стул.

– Почему нельзя жить, как раньше? Я хочу вернуться в школу и увидеться с друзьями.

Мама поморщилась, словно от боли.

– Это невозможно. Я бы всё отдала, но это невозможно. – Вздрогнув, она положила книгу на стол и обернула кровоточащие руки чайным полотенцем. Яркие красные полосы выступили на ткани.

Рейн бросилась к задней двери и выскочила на солнечный свет. Она понеслась через лужайку, поднимая вихрь сухих листьев. Добежав до садовых ворот, она замерла на месте, задыхаясь.

Сквозь прозрачную стену, окружавшую Пендерин, она устремила взгляд на заснеженные горы на другой стороне долины. Облака скользили по их вершинам, окрашивая янтарём вечернее небо. Они казались такими свободными, – парят, куда хотят, уносятся за горизонт.

Почему мама не понимает её? Каждый раз, когда она пытается объяснить, что не хочет быть чародейкой, они начинают спорить. Несправедливо. Почему у неё нет брата или сестры? Хоть кого-нибудь, кто стал бы маминым учеником вместо неё.

Она провела рукавом по мокрым щекам и шмыгнула носом. Пустые мечты. Никого больше нет. Она мамина ученица, и ничто этого не изменит.

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
255 000 книг 
и 49 000 аудиокниг