quiz_vacation

Рецензии и отзывы на Одна история

Читайте в приложениях:
1293 уже добавили
Оценка читателей
4.11
Написать рецензию
  • Arlett
    Arlett
    Оценка:
    93

    Джулиан Барнс - патологоанатом душ человеческих и профессор по анатомии чувств. Каждая страница «Одной истории» - это ядовитый концентрат мысли, проповедь и заупокойная служба для всех романтиков этого мира. Что такое любовь, что такое правда, что такое память? В конечном счете всё это - просто наша иллюзия.

    Лето. 1960-е гг. Маленький и чинный британский городок потрясен скандальной историей, которая не случалась здесь со времен его основания. 19-летний Пол, приехавший к родителям на летние каникулы «был совращен и втянут в порочную связь» с 48-летней Сьюзен Маклауд. Любовники познакомились в теннисном клубе на парной игре, которая никак не предполагает по своим правилам такого продолжения. Все жители города возмущенно жужжали в своих домах, как сердитые пчелы в ульях. Исключили развратников за неподобающее поведение из клуба. Но им было всё равно. Они были счастливы.
    Такова завязка этой истории. И, как в любой честной истории про жизненный цикл любви (короткий период влюбленности, далее вялые фрикции эмоций и душевная импотенция в конце), всё самое интересное здесь и заканчивается.

    Эта книга обманчива, как хищный цветок. Крошечная с виду, она придавливает читателя тяжестью могильной плиты. Я читала ее две недели, принимая по несколько абзацев в день, как горькое лекарство, больше впихнуть в себя была просто не в силах. После примерно двадцати страниц уже наблюдались все признаки передозировки: тошнота, головокружение, нарушение сна. Еще немного и дошло бы до сыпи. Читать ее тягостно, как тягостно смотреть на смертельные судороги живого существа. Грустно наблюдать, как главный герой всеми силами пытался не стать похожим на жалких в своей унылости взрослых, которых видел вокруг себя с обличающей ясностью юности, но лабиринт жизни, петляя по трудным окольным путям, в итоге привел его туда же.

    Обложка романа - это шедевр, достойный музея современных искусств. На ней есть всё, что надо знать об этой разделенной (расчлененной?) на три части истории - красивое начало, болезненное продолжение и неизбежный конец. Образцово ровные красные буквы (романтика и свежесть чувств, уверенность, что это, конечно же, навсегда) зачеркнуты резко, с силой, явно с раздражением нетвердой (пьяной?) рукой и сверху выведены другие - черные, корявые, болезненные в своей заостренности и рахитичной кривизне (все пошло не так, как было задумано). Эти буквы размыты. Слезами? Возможно. Случайно пролитой водкой? Вполне вероятно. Дождем, нашедшим их небрежно забытыми на улице, выброшенными из жизни? Может быть.

    Мораль: не возлагайте на любовь слишком больших надежд, она и так разваливается под грузом каждого прожитого дня. И скоро её, как раненого товарища, придется тащить на себе.

    Читать полностью
  • Unikko
    Unikko
    Оценка:
    34

    Говорят, что любовь между двумя людьми умирает сама по себе. Это неверно. Она не умирает. Она просто покидает их, уходит от них, если они недостаточно хороши, недостойны ее.
    У. Фолкнер «Дикие пальмы»

    «Одна история» - тематический спин-офф «Предчувствия конца», и его появление доказывает, что в литературе не бывает случайных эпизодов или сюжетных линий. Ещё через несколько лет можно ожидать выхода продолжения «Одной истории», в которой те же самые события будут изложены от лица героини. Потому что главная загадка нового романа Барнса - Сьюзен Маклауд.

    Кажется почти возмутительным, что в современном романе о любви главный женский персонаж лишён права голоса. Но именно громкое молчание Сьюзен позволяет посмотреть на сюжет романа чуть иначе и увидеть в нём не историю трагической любви, а нечто совсем иное. 70-летний Пол Робертс, такой же наивный и самоуверенный, как и в 19 лет, вспоминает главное событие своей молодости (и, как оказалось, всей жизни) - мучительно-прекрасный роман с женщиной вдвое старше его. Пол уверен, что рассказывает свою историю, но в действительности, говорит исключительно о Сьюзен Маклауд. Читатель узнаёт множество фактов из биографии Сьюзен: о её братьях и дяде, о первой любви, о супружеской жизни с «Мистером Слоновьи Брюки». Множество историй о жизни Сьюзен в мужском мире. Но читатель не может понять героиню, потому что или Пол чего-то недоговаривает, или слишком мало знает.

    У Сьюзен непростая, но и не уникальная женская судьба, с которой она справлялась (или мирилась или привыкла или старалась не задумываться), пока не встретила в теннисном клубе 19-летнего Пола Робертса. Переломный момент в жизни обоих героев. Чувства и мысли Пола всесторонним и исчерпывающим образом описаны им самим, но о чём думала Сьюзен?! Можно предположить, что немолодая Сьюзен, внешне благополучная, но внутренне глубоко несчастная, ухватилась за юного Пола как за соломинку, чтобы вырваться из надоевшего брака и обрести свободу. С другой стороны, она кажется жертвой неосторожного обмана со стороны Пола, принявшего желание «испытать мужество» за любовь, и убедившего в этом «готовую обманываться» Сьюзен. В любом случае подобные «неправильные» отношения не могли принять ни родители Пола, ни муж и взрослые дочери Сьюзен, ни общественное мнение, поэтому для героини конфликт с собственным чувством вины и стыда был неизбежен - так думает Пол через 40-50 лет после описываемых событий.

    Что думала Сьюзен, читатель не знает. В романе нет её прямой речи, нет ни дневников, ни писем. Только одна фраза в блокноте Пола: «Чернильной ручкой чтобы меня возненавидеть». Но и этого достаточно, чтобы понять: главная тема «Одной истории» - ненависть. Я пишу «ненависть», потому что не знаю другого слова, которым описывалось бы отношение женщины в определенных ситуация к мужскому миру. Ненавистью его назвал один из героев «Диких пальм» Фолкнера (к слову, романа-близнеца «Одной истории»):

    Что же могли мужчины как род сделать с ней, что она смотрит на такого представителя этого рода, как я, кого она и видит-то впервые, – а если бы и видела прежде, то второй раз уже и не взглянула бы, – с ненавистью, сквозь которую тому приходится проходить каждый раз, когда он возвращается с берега, неся связку дров, чтобы для нее же приготовить еду?...

    «Одна история» - это история о том, что мужской род сделал с Сьюзен Маклауд. И поэтому судьба Сьюзен так напоминает судьбу Шарлотты Риттенмейер. Обе героини совершают одну и ту же ошибку: ищут спасение в мужчине, и не найдя – разочаровываются в себе. И все, что нужно сделать Джулиану Барнсу – написать роман о женщине, которая в подобной ситуации не сдастся (как Пол), но и не бросит других (как Сьюзен).

    Читать полностью
  • igori199200
    igori199200
    Оценка:
    31

    После книги о Шостаковиче и сборника искусствоведческих эссе Барнс снова возвращается к излюбленной теме, в точку, на которой он закончил свой самый знаменитый из поздних романов, "Предчувствие конца". "Одна история" вырастает из "Предчувствия..." и даже слагается с ним в своеобразную дилогию. И в сюжетном, и тематическом плане. В сюжетном — в обращении к истории разновозрастных отношений. В тематическом — в плане исследования структуры памяти.
    "Одна история" — роман о том, как неверна наша память. Как пытается выстроить иную, отбеленную картину произошедшего. Мы все пытаемся перекроить реальность по собственному вкусу, и от этого никуда не убежать. Только вот открыть глаза однажды придется. Как бы горько это ни было.
    Ту самую одну историю, — историю романа, вспыхнувшего между девятнадцатилетним парнем и замужней женщиной сорока восьми лет — Барнс, по сути, расскажет читателю трижды.
    В первый раз, от начала и до конца, представив "отбеленную" версию произошедшего. Какой наш мозг хотел бы оставить себе всякую дорогую нам по тем или иным причинам историю. Здесь будет доминировать местоимение "я". Словно человек еще не потерял себя. Словно в этой и только в этой части жизни он остался настоящим.
    Во второй раз, заполнив пробелы и вывалив на читателя много горечи и боли. Здесь "я" уже будет чередоваться в повествовании с "ты", словно начнется отстранение героя от самого себя, словно ему будет дарована возможность посмотреть на себя чужими глазами.
    И в третий раз, подводя итоги, пытаясь разобраться, какая версия правдивее, чего в этой жизни все-таки больше, света или сумрака? Здесь повествование пойдет от третьего лица, и местоимение "он" обратит героя в постороннего для самого же себя человека. Пол больше не сумеет обращаться к себе "я". Только однажды, быть может. Если получится.
    И не случайно доживший до преклонных лет он, обнаруживший некогда переполненное надеждами сердце опустошенным, мучается дилеммой: "Жизнь прекрасна, но печальна? Или жизнь печальна, но прекрасна?".
    Ключей не найти. И ее замки в который раз открыть невозможно.
    В конце концов, как пишет Барнс, все мы ищем свою гавань в этом мире, а не найдя, учимся коротать время.

    Читать полностью
  • panda007
    panda007
    Оценка:
    25

    Редко бывает, что, читая прозу, я думаю: «я хотела бы писать так же». Да что там редко, практически никогда. Во время чтения романа Барнса много мыслей рождалось в голове, но эта, раз возникнув, не уходила.
    Поневоле встает вопрос «так» - это как? Глубоко. Честно. Стопроцентно попадая в форму.
    Барнс ведёт разговор о любви, той самой, которая переворачивает жизнь, которая рушит прежний мир. Никто не убережется. Никто не выйдет из этой мясорубки целым.
    Тут сложно не впасть либо в сентиментальность, либо в цинизм. Барнс проходит между Сциллой и Харибдой словно не замечая их. Степень концентрации автора завораживает: его глаза словно прикованы к одной точке, к истории любви, а всё, что происходит вокруг, остаётся вне поля зрения.
    Она и он, сорокавосьмилетняя дама и девятнадцатилетний мальчик. И да заткнуться все моралисты. Ибо в любви только влюблённые знают, что между ними происходит. И никто не без греха, никто не совершенен.
    Самое ценное в книге – позиция автора. Он не адвокат и не обвинитель, и уж совсем не прокурор. Он просто свидетель, рассказывающий подробно и вдумчиво. В нём столько понимания, столько внутреннего принятия, что обзавидуется любой психолог и любой священник. Кто с этим сталкивался, знает, именно такая позиция – целительна.
    Хирургическая точность. Нигде не отклониться ни на миллиметр. Ибо операция – на сердце. Один из самых тонких, пронзительных и талантливых романов о любви. Да, и о жизни, о времени, о памяти. Потому что любовь – это много о чём.

    Читать полностью
  • augustin_blade
    augustin_blade
    Оценка:
    25

    Успела забыть, насколько прекрасным умеет быть Барнс.

    Что мне отдельно понравилось в этом небольшом романе, так это то, что нет четкого деления на правого и виноватого, нет героев с мечом в небеса и пораженных противников. "Одна история" даже спустя пару недель после прочтения заставляет задуматься, остановиться и подумать: а что из представленного тут верное и правильно, а что нет? Как бы поступил ты сам? А существуют ли вообще такие материи, как (не)правильное в отношениях? Как стоило поступить? А возможно стоило просто не делать всего этого в самом начале? А возможно ли было отступиться и списать на блажь? И так далее по неспешной лестнице рассуждений по кругу, на которые натолкнул небольшой роман, рассказанный именно теми интонациями и слогом, которого так просит душа в моменты, когда очень хочется собеседника и его прошлого, хотя обычно тебе такого совсем не хочется знать.

    Романтично, забавно, больно и цинично, жестко и воздушно, о непростом и печальном, о светлом и темном, о пропасти и радости полетов - все это здесь, все это в романе, который может чуть поцарапать сердце, если подпустить его слишком близко и на время опустить щиты. Потому что среди его строк есть хотя бы одна, которая затронет и запустит опасный острый механизм под названием "воспоминания, которые я обычно прячу в самом темном уголке сознания".

    Прежде чем судить и читать молчаливые или не очень нотации на тему того, как кто-то вокруг проводит свою личную жизнь, вспомните, что у каждого из нас есть своя история. История отношений и/или любви и всем остальным в чемодане, та самая первая и единственная, которая определяет нас на всю оставшуюся жизнь и отсвечивает невидимой меткой. Та самая история.

    Читать полностью
  • Оценка:
    СПОЙЛЕРЫ! КТО СОБИРАЕСЯ ЧИТАТЬ, ВНИЗ НЕ ЛИСТАТЬ! *** Ничего я для себя из этой истории не вынесла. Если коротко: 19-й влюбился в 48-юю. Она не возражала. Они были в этих непонятных отношениях, «аля Пугачева-Галкин» с моральными терзаниями и бурями в душе. В итоге она спилась, они разошлись, и жизнь не сложилась не у нее, ни у него. Я прекрасно понимаю, что здесь мастерски описаны внутренние мучения и морально-этические нормы разновозрастных отношений. Хотя отзывы на нее вполне хорошие, но мне было очень скучно и не интересно. Как-то так.
  • Оценка:
    Очень грустная история.
  • Оценка:
    замечательный, грустный рассказ без идеализации героев, событий, без киношности и прочей искусственности.<br />задаешься вопросом после его прочтения, стоит ли любить

Другие книги подборки «Бестселлеры»

Другие книги серии «Большой роман»