«Дни в Бирме» читать онлайн книгу 📙 автора Джорджа Оруэлла на MyBook.ru
image
Дни в Бирме

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Стандарт

4.5 
(26 оценок)

Дни в Бирме

278 печатных страниц

2021 год

16+

По подписке
229 руб.

Доступ к классике и бестселлерам от 1 месяца

Оцените книгу
О книге

Первый роман автора романа-антиутопии «1984» Джорджа Оруэлла! Основанный на его опыте работы в колониальной полиции Бирмы в 1920-е годы, «Дни в Бирме» вызвал горячие споры из-за резкого изображения колониального общества.

Группа англичан, членов европейского клуба, едина в своем чувстве превосходства над бирманцами, но каждый из них предельно одинок и обильно заглушает тоску по родине чрезмерным употреблением виски. Джон Флори, лесоторговец, придерживается иных взглядов: он считает, что бирманцы и их культура самобытны и должны цениться как прекрасные и достойные вещи. Флори дополнительно подрывает веру в британское всемогущество своей дружбой с доктором Верасвами, потенциальным кандидатом на вступление в европейский клуб. А Верасвами, в свою очередь, находится под пристальным вниманием беспринципного местного судьи Ю По Кьина, ради власти готового на многое…

Внутренний конфликт Флори осложняется внезапным прибытием в Бирму молодой англичанки Элизабет. Найдет ли он в себе силы поступить по совести и быть счастливым с женщиной, которую любит?

читайте онлайн полную версию книги «Дни в Бирме» автора Джордж Оруэлл на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Дни в Бирме» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация
Дата написания: 1 января 1934Объем: 500813
Год издания: 2021Дата поступления: 22 января 2022
ISBN (EAN): 9785041634230
Переводчик: Д. Шепелев
Правообладатель
18 801 книга

Поделиться

Zhenya_1981

Оценил книгу

Наконец-то!

После Пелевина и Павича, сильно потрепавших мою уверенность в своих силах (которую не пошатнул даже Эко), я прочел что-то, что было ... вполне понятно и занимательно.

Мысли автора, критикующего социально-расовое неравенство, империализм и колониализм, просты как дважды два. Характеры героев и их функции в романе четки как персонажи комедии дель Арте. Эти характеры статичны. Разделение персонажей на черных и белых (за небольшими исключениями, не сильно отличающееся от разделения на белых и желтых) тоже не вызывает сомнений.

Единственный, кто не статичен — это главный герой, Флори. Он разрывается между закоренелой трусостью, английской колониальной честью с одной стороны и желанием нормального общения, подсознательными позывами к порядочности с другой стороны. Он слаб, безволен, жалостлив, сентиментален. Как ему выжить в бирманских джунглях?

Чтобы проиллюстрировать свои мысли, автор использует одни и те же мотивы. Он безжалостно их эксплуатирует как английский чиновник юных бирманок.

Вот у главного героя огромное родимое пятно на лице, которого он очень стесняется. Это пятно в буквальном смысле олицетворяет его инаковость, бракованность по меркам чопорного английского общества. Сколько раз о нем говорится в книге и не сосчитать. Репутация Флори запятнана априори.

Вот раз за разом автор показывает продажность английских леди, ничем не отличающуюся от мерзкого поведения грязной во всех смыслах содержанки главного героя. Какая разница, использует ли девушка корсет, чтобы быть стройнее, или с детства вытягивает шейные позвонки с помощью металлических колец, чтобы иметь длинную шею? Цель одна — продать себя подороже. Нет, различия всё-таки имеются. Англичанки прикрывают свою полную безнравственность толстым наносом приличия и чванства, и, что самое нелепое, брезгливости, тогда как бирманки в своих желаниях наивны как дети.

Вот английские джентльмены. Они различаются лишь более или менее агрессивными формами расизма и более или менее запущенными стадиями алкоголизма.

Есть ещё часто повторяемые мотивы потения белых и чесночного запаха желтых. Вообще автор умело описывает психологические качества с помощью физиологических. Вспоминается вонь покойников в "бобке" Достоевского.

"Фу, примитивизм" - скажите вы - "Такое неинтересно читать". И будете неправы.

Тут всё дело в стиле авторе, часто и умело перетасовывающим все эти повторяющиеся мотивы, в его саркастическом юморе, делающем легким чтение о душной, вонючей, тяжелой атмосфере Бирмы столетней давности, в силе его посыла, не вмещающейся ни в какие литературные рамки. Автор, иллюстрируя в сотый раз одну и ту же мысль, умудряется сделать это элегантно. Не тыкать читателя носом в описываемые нечистоты (физические и нравственные), а просто провести рядом, зорко следя, чтобы читатель не отвернулся.

Трудно не сравнить этот небольшой роман с Джордж Оруэлл - Фунты лиха в Париже и Лондоне , которые я прочел в этом году. В принципе, они очень похожи. И то, и другое автор так или иначе прожил сам. В Бирме он прослужил 5 лет (1922-1927) офицером колониальной полиции, а затем оказался на дне Парижа и Лондона. С книгами оказалось наоборот. Фунты вышли в 33-ем, а Дни -на следующий год.

В Фунтах основная тема — неравенство экономическое, а здесь — расовое.

В Фунтах через беды главного героя показана трагедия всего "низшего" слоя человечества. Здесь же, через бедствия "низших" завоеванных рас, показана личная трагедия одного потенциально порядочного человека. Личная трагедия, как ни странно, трогает меня больше. С ней легче отождествиться, примерить на себя.

К тому же, даже если оставить в стороне личные переживания главных героев и посмотреть только на социальную составляющую, то снова, как мне кажется, выигрывают Дни. Здесь автору не только горько от несправедливости, но и стыдно за "своих". А потому, горько вдвойне. Да и просто с художественной стороны, если "Фунты лиха" это больше беллетризованный дневник, то "Дни в бирме" - это уже настоящий классический роман, хоть и маленький.

Прекрасный экземпляр художественной литературы на социальную тематику. По-прежнему актуально, поскольку люди всегда и везде одинаковы. Меняются только декорации.

21 ноября 2021
LiveLib

Поделиться

Sphynx-smile

Оценил книгу

Ознакомившись только что с двумя самыми известными романами Оруэлла, "1984"и "Скотный двор", я решила продолжить знакомство с автором, который во время войны в 1943 году пишет пасквиль на СССР
( который подозрительно напоминает многим плагиат из "Скотского бунта" Николая Костомарова, написанный на 60 лет раньше), а спустя шесть лет пишет свою знаменитую антиутопию-пасквиль на Pax Americana.

Таким образом, я подошла к его третьей книге, написанной раньше первых двух, а именно в 1934 году. И опять горькая критика в адрес уже родной колониальной Британской империи. Вот только эта книга не сделала автора известным, хотя она намного сильнее в художественном плане. И в тех эпизодах, где Оруэлл описывает зной и запахи, которые ты почти физически ощущаешь, и когда подает любовную линию, рвущую душу, и когда мастерски вплетает тонкую иронию и юмор - все гармонично. Все дает ощущение реальной сопричастности. Здесь автор раскрывается глубже, чем в "1984". Возникает ощущение, что история Флори автобиографична. Что может быть страшнее человека, потерявшего веру в свою страну и национальную идентичность и ощущающего себя беcконечно одиноким и никем непонятым?

Главный герой – британец в далекой, богом и королевой забытой провинции Бирме. У него сносная по меркам среднестатистического человека жизнь. Есть дом, работа, вполне приличный заработок, круг общения среди таких же иммигрантов, как он, и даже друзья среди местного населения. За долгие годы Флори привык к невыносимому бирманскому климату, он даже начал находить своеобразную поэтическую прелесть в экзотике местного быта. Будучи человеком неглупым и лишенным постоянного притока книг, дающих пищу размышлениям, герой находит применение своему уму в осмыслении традиционной бирманской культуры, которую практически не затронула английская колонизация.

Он уже почти смирился со своей судьбой - провести сносную жизнь в затхлой бирманской глуши, разделяя клубный досуг с горсткой снобов и расистов, относящихся к аборигенам хуже, чем к собакам. Но вот появляется новое лицо, молодая девушка, приехавшая к своему дядюшке. И в потухшей душе Флори загорается лучик надежды на свое маленькое личное счастье, этот лучик так сильно ослепляет его, что он не замечает, что девушка-пустышка готова выйти замуж хоть за кого, лишь бы её содержали и ей не нужно было самой работать как прежде.

"Тяжкие времена! Барышням самим приходится зарабатывать на жизнь!Позор!Разве это не возмутительный эгоизм мужчин, гуляющих холостяками, когда вокруг так много одиноких бедных девушек?"

Ну и чем отличается барышня Элизабет от содержанки-бирманки, которая тоже предпочитает быть содержанкой, а не вкалывать на поле как её родственники в деревне? Ах да - белой кожей отличается эта барышня. "Белизна кожи завораживала её странным видом и тайным значением власти".

Элизабет успела проучиться один год в частной дорогой школе пока ее отец не разорился .

"В каждой жизни случается краткий период , когда четко и навсегда оформляется человеческий характер. Для Элизабет им стал тот год, когда она, потершись среди богачек, усвоила ясный, весьма несложный взгляд на мир: хорошо ( в ее устах "дивно" - это роскошь, шик, аристократизм, а плохо ( "Свинство") - это бедность и добывание грошей своим потом. Возможно, именно таков главнейший воспитательный курс дорогих закрытых школ."

И еще цитата:

" Дивный , дивный мир!...У бывших подружек все: лошади, автомобили, мужья в мундирах придворного конногвардейского полка, а она тут , прикованная к жуткой поденщине....Как подсказывало ей чутье , настоящие приличные люди - те, что охотятся с борзыми, ездят на скачки, плавают на яхтах, - не умничают, не занимаются всяким вздором художества и сочинительства, не разглагольствуют про гуманизм-социализм. "Умник" в лексиконе Элизабет стало словом ругательным".

Все это позже поймет и сам Флори и разочарование его будет еще сильнее, чем было прежде. Флори предстает этаким "героем нашего времени", в британском варианте - доморощенным Гамлетом. А вокруг него кипят страсти мелких людишек, что белых, что цветных. Англичане все расисты как один в более или менее агрессивной форме. Бирманцы и доктор-индус преклоняются перед этим белыми господами, добровольно признают себя хуже белых сахибов, что несут им демократию и культуру. Сами же белые господа преклоняются перед заезжим аристократиком, жутко напомнившим мне Хлестакова. Флори пытается объяснить, что "все наше здешнее культурное влияние не что иное, как уроки грабежа в крупных масштабах. Без прибыли мы живо все бы бросили." Но слова Флори не понятны ни бирманцам, ни соотечественникам. Гамлет он и в Бирме Гамлет.

17 мая 2021
LiveLib

Поделиться

Psyhea

Оценил книгу

Проза Оруэлла отличается неизбежно отрезвляющим реализмом. «Прекрасное далеко» и «жили долго и счастливо» оставь на пороге всяк сюда входящий, не для неженок и обморочных барышень писано.

Итак. Что может быть страшнее человека, потерявшего веру в свою страну и национальную идентичность? Только абсолютно одинокий человек в чужой стране, потерявший веру в свою страну и национальную идентичность. Главный герой – британец в далекой, богом и королевой забытой провинции Бирме. У него сносная по меркам среднестатистического человека жизнь. Есть дом, работа, вполне приличный заработок, круг общения среди таких же иммигрантов, как он, и даже друзья среди местного населения. За долгие годы Флори привык к невыносимому бирманскому климату, он даже начал находить своеобразную поэтическую прелесть в экзотике местного быта. Будучи человеком неглупым и лишенным постоянного притока книг, дающих пищу размышлениям, герой находит применение своему уму в осмыслении традиционной бирманской культуры, которую практически не затронула английская колонизация. Он уже почти смирился со своей судьбой - провести сносную жизнь в затхлой бирманской глуши, разделяя клубный досуг с горсткой снобов и расистов, относящихся к аборигенам хуже, чем к собакам. Но в его душе зажигает лучик надежды – новое лицо, сирота-племянница одного из местных джентльменов, которая прибывает из Европы, в поисках крыши над головой. Поначалу вроде бы все складывается удачно, однако интриги местного амбициозного бирманца У По Кина против друга Флори индийца Верасвами поэтапно разрушают то светлое и прекрасное, что могло осветить жизнь Флори, придать ей смысл. Потому что какие бы чувства не испытывала к нему девушка, сам герой беззаветно влюблен в нее и готов на все, даже на годы терпеливого ожидания.

Флори – человек без предрассудков, да его порой раздражают суеверия бирманцев и их ограниченные суждения, но гораздо сложнее, местами совершенно невыносимо ему находиться среди «своих» - группы англичан в клубе, которая по сути своей просто паноптикум расизма и расового превосходства, особенно в лице конкретного джентльмена Эллиса. Таких не то, что к другой культуре, в соседний район города отпускать в одиночестве опасно. Флори давно уже оставил попытки разделить свои наблюдения о бирманцах с белыми, а поскольку общество изолировано почти от всего мира и закостенело в однообразии, то разговоры в клубе обычно идут по неизменному сценарию, в котором значительная часть времени отводится теме превосходства европейцев над аборигенами.

И вроде бы даже Флори обрел умного и просвещенного собеседника в докторе Верасвами, но и доктор приверженец доктрины превосходства белого человека. Верасвами восхищается европейской цивилизацией, ее достижениями и отрицает любые суждения белого друга, отдающие дань уважения древности восточных культур. Злобное сводящее зубы отчаяние, отчаяние, которому не находится выхода, душит Флори. Нет ни единой души в этом крохотном мирке не то что способной разделить его философию, но даже и понять ее. Последние 15 лет пребывания в Бирме герой только и делал, что пил. Сначала из обманчивого духа веселья и родства с такими же раздолбаями, что и он, а затем, чтобы заглушить горечь одиночества и анестезировать боль от бессмысленности собственного существования.

Дальше...

Появление Элизабет переворачивает жизнь Флори с ног на голову, у него появляется надежда. Надежда обрести себя в браке, разделить все свои мысли и чувства с просвещенным европейским человеком, не зараженным вирусом превосходства белизны кожи. Надежда сомнительная, хотя и не безнадежная. И действительно вроде бы дело идет на лад, но некоторые прошлые прегрешения главного героя в решительный момент становятся роковым препятствием на пути любви. И он вновь ввергнут в пучину одиночества. Флори уже воочию видел этот прекрасный дом, облагороженный женской рукой, долгие беседы по душам и редкое единство душ, но все это отбирает у него безжалостное стечение обстоятельств и амбиции других людей. Неизбывная отчаянная горечь звучит в словах главного героя, когда он размышляет о том счастье и покое, что может даровать его душе Элизабет, она необходима ему, как воздух, в то время, как для нее он всего лишь один из возможных вариантов.

Вы должны понять, Оруэлл ни в коем случае не рисует Флори благородным принцем без страха и упрека. Вовсе нет. Он малодушен, превыше всего ценит собственный комфорт и предпочтет пропускать мимо ушей оскорбления, направленные против его друга доктора, лишь бы оскорблениями не осыпали его. К тому же он боится вернуться в Англию, потому что не без оснований полагает, что там он никому не нужен. Он прижился, устроил свою жизнь максимально комфортно и без зазрения совести потакает прихотям, будь то выпивка или сожительница-бирманка. Но в нем совершенно точно чувствуется оруэлловский дух отчаянного стремления к лучшему миру, социалистическому миру, если мы вспомним биографию самого Оруэлла. Не даром соклубники за глаза называют Флори большевиком. Флори не знает как и что он может изменить, но его не покидает томительное гнетущее чувство, что все это неправильно. Неправильно так относиться к людям, даже другой национальности, неправильно судить их по цвету кожи, неправильно вести себя в гостях будто божества. При всех своих недостатках, герой не может не вызывать сочувствия, потому что он единственный во всем романе старается хотя бы иногда вести себя по-человечески и испытывает стыд и чувство вины, если этого не делает.

ИТОГО: Очень жесткий, карикатурный роман о жизни в британских колониях в 20х годах XX века, написанный по следам собственных впечатлений автора о Бирме. Также это история о бесконечном одиночестве человека, положившегося на волю случая в обустройстве жизни и оказавшегося в одной из худших тюрем без возможности помилования.

26 апреля 2016
LiveLib

Поделиться

Автор книги

Переводчик

Другие книги переводчика

Подборки с этой книгой