Книга или автор

Отзывы на книги автора Джонатан Фоер

29 отзывов
fatalness
fatalness
Оценил книгу

Оказось, что с Фоером я уже знаком, правда через третьи руки - фильм Everything is Illuminated снят по его книге. Фильм, наверное, запредельно говенный и мутный, если позволить себе быть честным человеком - но мне фильм понравился.

Интересны в фильме два факта: то, что вокалист Gogol Bordello под усами носит лицо жлоба и угарные телеги деда. Этот дед мне сразу напомнил моего дедушку,
от которого я впитал абсурдный и иррациональный антисемитизм. С этим ничего не могу поделать, хотя и пытался не раз.

К Фоеру как к таковому, это отношения никакого не имеет.

Теперь давайте перейдем сюда. Повествование от лица ребенка с первых же страниц вгоняет в тоску. Вымучено до безобразия. И я ассцоиациативно начинаю представлять своих воображаемых наполовину подросших детей, когда они соображают уже, но сами собой заняться не могут, и с ними надо проводить время, общаться, играть, вдалбливать ну и т.п., чтобы они не выросли жлобами или там наркоманами. Это, должно быть, одно из самых скучных занятий в жизни.

И такие вот "любознательные дети", которых из себя писатель пытается изрыгнуть - ходячий сгусток раздражения. Из них обязательно должны вырастать гуманитарные интеллегенты и вегетарианцы.

Все время читал и пытался прорваться через вот этот "детский" шум, но никак не выходило - шум оказался усугублен казусом перевода и моей умственной отсталостью: с большим трудом получалось собрать в голове сложное предложение состоящие из 50 простых, каждое из которых о разном.На некоторых страницах я просто брал и рассматривал запятые, не отвлекаясь на чтение дурацких букв, и выходило не так уж и плохо.

Потом я вспомнил фильм "Амели", который я пытался посмотреть 2,5 раза, то ли из-за обилия французского, но скорее из-за бессвязности происходящего, абсурдности поведения героев, и
отсутствия малейшего намека на связность.

Уже затем я опять включился в чтение, но через 5 минут мне уже надоело и я начал выхватывать отдельные предложения, потом перелистнул пару страниц, потом опять повыхватывал, почитал подряд и так далее, и так далее.

Прочитав четвертую часть я чтение забросил навсегда.

В конце-концов хорошая книга эта та, которую вы читаете отключаясь от окружающего мира, а уж никак не страдая и мучаясь и перебирая в голове бесчисленные образы и ассоциации.

Очень жаль, что всем эта книга понравилась, а мне нет. А знаете ли вы, что значит иметь своё собственное мнение
в мире запрограмированных типовых роботов? Иметь своё собственное мнение означает тотальную свободу, а это безумие.
Вы обращаетесь к врачу и сообщаете ему, что вы - Бог, он смотрит на вас, как будто бы вы сумасшедший. Он и в Бога-то не верит, вот поэтому он и психиатр.

vittorio
vittorio
Оценил книгу

Прочитав, я перевернул книгу, и еще раз внимательно перечитал имя автора. Неужели это тот самый Фоер, от «Полной иллюминации» которого я плевался? Да, все верно. Но это и не он. Правду говорила margo000: «как будто два разных автора написали...». Он явно повзрослел. Исчез идиотский юмор (точнее он эволюционировал как-то, стал тоньше, изящнее). И книга мне понравилась.

Перед прочтением, я слышал, что эта книга об 11 Сентября 2001 года. Позволю себе сказать: это не совсем так. Фоер копнул и глубже и шире. Сквозь трагедию 11 Сентября, мы видим личную трагедию и боль 9-ти летнего мальчика. Его метания и переживания, его мысли, его мечты.

Я верил Фоеру. Почему? Мой отец умер когда мне было 6 лет, и я отлично понимаю, что это такое, когда один из двоих самых близких тебе людей уходит. Его просто больше нет. Разум отказывается в это верить, он ищет выхода, любого (даже заведомо фантастического), только бы не принимать реальность. Мне, например, снилось, что отец жив, и я когда то найду его. А ощущение беззащитности, я помню как сейчас, хотя прошло уже так много лет…
Но книга не ограничивается анализом чувств и переживаний одного только Оскара. Мы видим боль и трагедию войны (ведь 11 Сентября это война, хоть и в другом формате), глазами разных людей.
Вот какой она была для немцев, в глубоком тылу Германии, в Дрездене, который американские бомбардировщики превратили в руины:

бомбардировка прекратилась так же прозаиченски, как начилась. «Ты в порядке?», «Ты в порядке?», «Ты в порядке?». Мы выбежали из погреба, заполненного желто-серым дымом, мы ничего не узнали, полчаса назад я стоял на крыльце, а теперь не было ни крылец, ни домов, ни улицы, только море огня, вместо нашего дома — обломок фассада, на котором упрямо держалась входная дверь, лошадь в огне галопом промчалась мимо, горели машины и повозки с горевшими на них бежинцами, стоял крик, я сказал родителям, что пойду искать Анну, мать попросила остаться, я сказал, что вернусь и буду ждать их у нашей двери, отец заклинал не ходить, я взялся за дверную ручку, и на нее перешла моя кожа, я увидел мышцы ладони, красные и пульсирующие, почему я взялся за нее и другой рукой? Отец сорвался, он кричал на меня впервые в жизни, я не могу написать, что он кричал, я сказал, что вернусь и буду ждать их у нашей двери, он дал мне пощечину, он впервые поднял на меня руку, я больше никогда не видел своих
Джонатан Сафран Фоер "Жутко громко & запредельно близко"

А так она выглядела для жителей Хиросимы и Нагасаки, городов где люди исчезали в чудовищном взрыве, и оставалась лишь тень:

ИНТЕРВЬЮЕР. Вы видели грибовидное облако?

ТОМОЯСУ. Нет, я не видела облака

ИНТЕРВЬЮЕР. Все это время вы держали ее на руках?

ТОМОЯСУ. Да, я держала ее на руках. Она сказала: «Я не хочу умирать». Я сказала: «Ты не умрешь». Она сказала: «Я постараюсь не умереть до дома». Но ей было больно, и она плакала: «Мамочка».

ИНТЕРВЬЮЕР. Наверное, вам тяжело об этом говорить.

ТОМОЯСУ. Когда мне сказали, что ваша организация ищет очевидцев, я решила прийти. Она умерла у меня на руках, повторяя: «Я не хочу умирать». Вот что такое смерть. Неважно, какая на солдатах форма. Неважно, современное ли у них оружие. Я подумала, если бы все видели то, что видела я, мы бы никогда больше не воевали.
Джонатан Сафран Фоер "Жутко громко & запредельно близко"

Боль поколений. В этой книге идет внахлест друг на друга боль отца, потерявшего своего еще не рожденного ребенка и любимую, боль жены, потерявшей мужа, хотя он никогда и не был вполне ее (и от этого ее боль еще сильнее), боль мальчика, отец которого оставил их, и наконец боль Оскара, потерявшего отца. Временами мне казалось, что я слышу множество голосов, нашептывающих мне в уши: «боль, боль, боль…».
Эта боль от наших поступков, она как зараза, и в связи с этим, мне вспомнились слова из одной книги, которую я очень люблю:

– Так отдай же мне ее, Альтия, – негромко проговорил корабль. – Какой смысл тебе хранить ее в душе? Эта боль даже и ему никогда не принадлежала, чтобы тебе ее передавать. От тебя требуется только одно: отпусти. При тебе останется память, ибо она, к сожалению, неотъемлемо твоя, и ничего тут не поделаешь. Но боль – дело другое. Она очень стара и передается от одного человека к другому, словно зараза.
Р.Хобб "Корабль судьбы"

Там несколько не о той боли идет речь, но принцип тот же: боль нельзя держать в себе, ее нужно отпустить.

Книга оставляет больше вопросов, чем ответов. Да и где Фоеру взять эти ответы, ведь они у каждого свои. А он всего лишь расставил акценты над тем (и тут я к нему присоединяюсь), что считал важным.
Флэшмоб 2012 4/7

Полная иллюминация
4,1
105 читателей оценили
TibetanFox
TibetanFox
Оценил книгу

Я, вообще, благодарная аудитория для жалостливых книг. Жалости во мне бочка, не скуплюсь, давите. Но «Полная иллюминация» не пошла совершенно. Никакого погружения, ни на секунду не забываешь, что это всего лишь художественное произведение. Не знаю, кому чего не хватает: то ли Фоеру таланта писателя, то ли мне таланта читателя. Отдельные моменты нравятся, но всё вместе отвращает. Понятное дело, что это автобиографический роман. Но после него хочется спросить, не стыдно ли Джонатану Сафрану после этого рассматривать семейные фотографии, потому что он едва ли из кожи вон не лезет, чтобы эту историю продать, сделать роман, идущий не от сердца, а от холодного рассчётливого ума, который рассчитывает именно на беспроигрышные темы. И поэтому Фоер пихает в кучу всё и сразу: и реализм, и эпистолярный жанр, и мистику, и временные скачки туда-обратно, и юмор, и драму... Но необъятное объять нельзя, а если смешать все яркие краски на палитре, то получится грязно-серый. Вот, честно, половина текста вообще не пришей козе рукав — для чего, зачем? Непонятно.

Я бы не поскупилась поставить книге отрицательную оценку, потому что для такого бестселлера на такую тему книга откровенно слабая и скучная (полторы интересных линии на миллион действующих лиц — не в счёт). Но есть два фактора, которые довели оценку книги до «нейтрально с плюсом».

Первый фактор. Перевод. Нижайший поклон Василию Арканову. Наверное, нужно быть терпеливым дьяволом, а не человеком, чтобы так скрупулёзно, точно, смешно и правильно перевести все эти языковые игры украино-английского языка. Тот редкий случай, когда книга не только не потеряла в переводе, но и, наверное, приобрела, потому что для русскоязычного читателя все эти ошибки и неточности имеют двойное дно.

Второй фактор. Тот же самый человек, Джонатан Сафран Фоер, с гигантскими ножницами подошёл к своему детищу и сделал из него прекрасный сценарий отличного фильма «И всё осветилось» («Свет вокруг» в другом переводе). Наверное, не слишком сильно он эту историю и любил... Потому что умудрился обкорнать всю скукоту и ненужное, оставив и слегка видоизменив только самое-самое. Отличный фильм с непревзойдённым Гудзём (солистом Gogol Bordello, идеальный вариант для одного из главных героев) и отлично вписавшимся Элайджей Вудом. Вот уж где и поржать, и попечалиться, и подумать — и всё в одном фильме. Правда, опять же, есть минус: переводчик фильма до уровня Арканова не дорос, поэтому больше половины шуток загубил на корню. Видно даже «невооружённым» знанием английского глаза. Например, украинец поворачивается к Фоеру и говорит что-то вроде: “Do you want to make Zzzzs?” (вспоминаем храп из англоязычных мультиков и комиксов - «Zzzzz») В романе Арканов перевёл это как потешное «делать храпунчики». Естественно, американец не понимает, что хочет сказать этим герой, ему приходится объяснять жестами. Но в нашем переводе это выглядит так: «Хочешь вздремнуть?» «А? Чего? Что?» Неужели он такой идиот, что слова «вздремнуть» не знает?

В общем, не моя книга. Советую посмотреть фильм и не тратить время на всю эту ненужную словесную мишуру.

nad1204
nad1204
Оценил книгу

Я прошу прощения у всех, кому книга понравилась. Никого не хочу обидеть, просто выскажу свое мнение.

Мне не понравилось. Абсолютно. Эта книга неестественная, фальшивая, нарочито вычурная. Я, честное слово, пыталась заставить себя поставить хотя бы троечку, найти что-то, что позволило бы поднять оценку. Пыталась убедить себя, что тема романа этого заслуживает, что горе маленького мальчика должно как-то смягчить неприятие книги,но…
Не поверила я в этого мальчика! Это какой-то робот ходячий, а не ребенок. Ни его рассуждения, ни его поступки не показались мне похожими на действия и слова девятилетнего мальчишки! Как может вызывать сочувствие такой ходульный персонаж?!
Я очень эмоциональный и сентиментальный человек, вывести меня из равновесия душещипательной историей — проще простого! Но тут ведь и истории как таковой нет! Какая-то сплошная претензия на оригинальность!
Честно говоря, мне и писать-то про книгу не хочется. После того, как прочитала, глянула в рецензии — динамика сплошь положительная! Наверное, я чего-то не понимаю...
Я же во многом согласна с рецензией fatalness . Уточню: согласна с тем, что касается непосредственно содержания этого романа.
А еще я ему позавидовала: он-то смог ее бросить на полпути! А я мучилась до конца!

Полная иллюминация
4,1
105 читателей оценили
Adazhka
Adazhka
Оценил книгу

А после второй прочитанной книги уже можно говорить, что я – фанат? Тогда, я – фанат Фоера! Он откликается мне знакомыми темами, описанными чувствами, выбранными образами.

Инфо-повод «Полной иллюминации» - холокост, тоска потомков по географическим истокам, поиск своего места в жизни через путешествие к предкам. И это – тот самый случай, когда мое фото красноречивее меня рассказывает о моих впечатлениях.

Выживание единиц на фоне тотального уничтожения – подарок судьбы и страшная кара. Как жить тем, кто выжил, искать новое место и новую жизнь? Как жить их потомкам, на которых давит груз ответственности – не подвести, быть достойными? Как жить тем, кто был рядом с истребляемыми, и помощь им означала собственную смерть?

Вначале книги попадаешь в полный треш! Словно читаешь перевод с английского на русский, сделанный дословно. Первые страниц десять учишься понимать логику этого текста, адаптируешься к его фонетике и лингвистике. Хохочешь над каламбурами, улыбаешься найденным аналогиям, которые по-русски звучат совсем не по-русски.

Американский еврей, чей дед уехал из Союза в поисках возможности выжить, приезжает в родные места предка, чтобы найти тех, кто когда-то спас его от зверств немецких лагерей. А встречает бескрайние степи Украины, в которых нет ни селений, ни даже намека на то, что здесь когда-то жили люди.

Повествование ведется в двух временах. Современный, где Джонатан Сафран и Алекс путешествуют в машине со «слепым» дедушкой и собакой. И часть от «царя Гороха», медленно, но верно, текущая в сторону современности и показывающая кто были предками, как жили, кого рожали. Со второй частью все не так весело и забавно, как с первой. И хоть она наполнена фантастическими деталями в виде карнавальных платформ, ванн и унитазов, современными тканями, лекарствами, нормами морали, сквозит в ней боль отчаяния и желание разобраться. И уж конечно, она никак не претендует на историческую достоверность (и я очень надеюсь, что американцы – реальные читатели, для кого предназначался этот труд, это понимают).

И все же, при всей фантасмагоричности книги, на последней странице не просто "все освещается", наступает серьезная световая контузия. И нужно потом какое-то время, чтобы придти в себя и принять этот мир и в таком ракурсе освещенности.

Вот я
4,3
143 читателя оценили
CoffeeT
CoffeeT
Оценил книгу

Ну вот, друзья, наверное, и настала пора рассказать вам всем про ту самую Полку. Полку, которую освещает мягкий персиковый цвет, который берется из ниоткуда. Если подойти к ней поближе и прислушаться, то можно услышать классическую музыку, что-то из Концерта #2 для фортепиано с оркестром Прокофьева. А если провести руками по корешкам стоящих на ней книг - абсолютно непроизвольно увеличить свой IQ на пару-другую пунктов. Вы правильно все поняли - на этой полке стоят все те прочитанные в относительно осознанной интеллектуальной зрелости произведения, которые произвели на вашего слугу самое неизгладимое впечатление. Если говорить еще проще, то это и есть те книги, которые, по слухам, написаны лично Им. Разумеется, через своих посредников на нашей бренной Земле. Я то там, то etam иногда рассказываю про эту Полку: некоторые книги пытаются туда попасть, но не могут, некоторые - вообще не пытаются. Например, если попробовать поставить на Полку любое позднее произведение Глуховского, то за окном загремит гром, а в левой части груди угрожающе начнет побаливать. Так что без лишней надобности я не рискую. Любой автор, который сотворил нечто, попавшее в это чудесное место, автоматически становится Членом не очень тайного, но достаточно эксклюзивного сообщества - людей, которые умеют писать. Сокращенно можно называть ЛКУП. Даже давайте ЛКУП им. Франзена. Так как-то симпатичнее и роднее.

В общем-то, Джонатан Сафран Фоер, ни много ни мало, является дважды действующим членом данного общества – обе его первые книги тут же попали на Полку. И если «И все осветилось» казался редким алмазом милой и наивной прозы, то «Жутко громко и запредельно близко» предстал баржей из золота, наполненной бриллиантами, которые охраняют единороги. То есть, проще говоря, Фоер сделал то, что случается крайне редко и называется «эффектом Терминатора» - второе произведение, похожее по духу и стилю превзошло первое. Здесь можно пошутить про «Метро 2034». Или лучше не надо. В общем, ни у одного любителя литературы не возникало вопросов после первых двух романов американского писателя. Всем было и так понятно – появился новый большой творец, чему вторили уже состоявшиеся коллеги по ремеслу: Рушди, Апдайк и иже с ними.

Что было потом, уже история, но о ней тоже очень важно немного сказать. Джонатан Сафран Фоер начал делать что-то очень странное. Все то, что происходило с 2005 по 2016 год, ознаменовало новый период в творчестве писателя, который можно назвать Joe, ti chto, vse v poryadke? Сначала был странный, истерично написанный и абсолютно не берущий за живое (что для Фоера редкость) нон-фикшн «Поедание животных». Это произведение можно отнести к вегетарианскому стилю, который Фоер, очевидно, создал и тут же убил. Эксперименты продолжились, следом за вегетарианской прозой пошел роман-гипертекст «Дерево кодов». Дикий и безумный литературный перформанс, который никто даже публиковать не хотел. Мне довелось держать в руках этот труд – там буквально вырезаны строчки. В смысле ножницами. В смысле бумага порезана. Я, конечно, приветствую эксперименты в искусстве, но это уже немного чересчур. Для парня с завода уж точно. Потом еще была странная переписка с Натали Портман (Джо, ну серьезно, она замужем) о том, о сем, и потом…

«Вот и я». Написанный спустя 11 лет после «ЖГ и ЗБ» роман, который должен был сделать одну простую вещь. Несмотря ни на что, несмотря на все эти гипертексты и веганские претензии к обществу, эта книга должна была увековечить место Фоера в сонме живых классиков. Читай, место рядом со всеми нашими пишущими раз в 10 лет франзенами и тарттами. Давно уже я не испытывал такого трепета, открывая книгу. И даже отсутствие великого переводчика Василия Арканова, который приложил руку к популярности Фоера в нашей стране, меня не смутило. Смутило то, что было потом. «Вот и я» - это обычная книга. Прочитав 100 страниц, я провел эксперимент – взял и открыл перечитанную вдоль и поперек «Жутко громко и запредельно близко». И знаете что? Я провел за ней четыре часа, 56 раз рассмеявшись и 12 раз заплакав. С трудом оторвавшись, я опять взял в руки последний роман – и ничего. Эта книга не вызывает эмоций. Да, она достаточно смешная (там в самом начале есть смешная шутка про мошонку), но больше ничего. Это, скажу вам честно, очень, вот прямо очень-очень грустно. Когда ты ждешь очередного вулкана эмоций, а получаешь только одну смешную шутку, да и то про мошонку. Почему так произошло, что случилось? Это, разумеется, вопрос в очень страшную пустоту. Все последующее повествование также не работает – книга просто читается и в конце делает то, что не бывает с великими произведениями. Она заканчивается.

Гораздо интереснее, что будет дальше? Вернется ли магия на страницы следующих романов Фоера? Еще один вопрос, на который ни у кого нет ответа. Я не так давно безумно радовался возвращению из странного экспериментаторства другого замечательного писателя – Янна Мартела, который потратив много лет на странные романы с анкетами в конце и одностороннюю переписку с премьер-министром Канады, потом написал книгу до того чудесную, что сил нет ее вам еще раз не посоветовать («Высокие горы Португалии»). Будет ли то же самое с Фоером? Заставит ли он нас безудержно смеяться над той самой собакой из «И все осветилось» или также безудержно рыдать над последними страницами «Жутко громко и запредельно близко». Ответ мы получим через 3, а может 5, а может 12 лет – в зависимости от того, будет ли Джо писать новые письма Портман или создавать очередной нечитабельный (в прямом смысле слова) гипертекст, который нужен, как это ни страшно, не его читателям, а только ему.

Завершать на такой ноте как-то не хочется. Поэтому, закрыв глаза на все вышесказанное, я авторитетно заявлю – Джонатан Сафран Фоер все равно очень хороший писатель. Тут никаких сомнений нет. Просто «Вот и я» натолкнул меня на страшную мысль, что Джо стремится по экспоненте к другому Джо, неправильному Джо. Мы то (я то точно) ждали произведения, которое встанет рядом на Полке с книгами Франзена, а получается пока, что поставить можно только на одну полку с другим товарищем - Джо Троппером. Помните, это тот парень, который написал шесть добрых и трогательных книг, а потом завязал с литературой, уйдя писать сценарии для посредственных сериалов. Так вот, уважаемый Джо Фоер, даже не думай так делать. Пускай ты и не будешь главным романистом Америки, но, пожалуйста, сделай хоть чуть-чуть, чтобы хотя бы твой самый преданный и субъективный поклонник так мог думать и навязывать свое мнение остальным.

Ведь места на той самой Полке, как это ни грустно, всегда очень много. Как и незаполненных лакун в наших сердцах. Слышишь, Джо – лакуны в наших сердцах требуют твоего волшебства. А иначе вообще никак.

Ваш CoffeeT

Вот я
4,3
143 читателя оценили
NeoSonus
NeoSonus
Оценил книгу

Закрыть глаза, потому что страшно.
Закрыть глаза, потому что стыдно.
Потому что больно.
Или невыносимо...
А еще…
иногда
тебя ослепляет.
И ты просто не в силах открыть глаза…

Наверное, это самое абсурдное – разрушить идеальный брак. Такой, в котором один смешной и милый, а другой благоразумный и рациональный. Где один применяет юмор «как химиотерапию», а другой спрашивает «подумай, почему ты второй раз сделал ту же самую ошибку». Где два человека с каждым годом становятся все ближе и ближе друг к другу, где взаимопонимание достигает гипертрофированной формы… Но вдруг, оказывается, что один смешной, милый, но легкомысленный, не серьезный, не способный взять ответственность на себя. Где другой благоразумный, рациональный и … эгоистичный, черствый, недовольный. Где степень сближения прямо пропорциональна степени уничтожения твоего Я, где маршруты расписаны, и с успехом можно не прикасаться друг другу неделями и месяцами. Где сказать друг другу нечего. Где никто не способен сказать, что же он на самом деле думает.

Джонатан Сафран Фоер написал книгу о том, как разрушить идеальный брак. Он был той самой смешной и милой половиной, который при трагедии первым делом шутит, а потом плачет. Она – воплощение самообладания и хладнокровия, продукт долгих визитов к психотерапевту, подчеркнуто повторяющая, что «грустить это нормально». Они стали друг для друга самыми близкими и самыми далекими людьми. И брак, счастливый, устоявшийся, прочный, с идеальной пропорцией уступок и компромиссов был разрушен, потому что глубоко внутри каждый из них был несчастлив. Можно ли быть самым близким человеком, но при этом нелюбимым? Или не так – может ли любимый человек быть самым далеким?

Дальше...

Джонатан Сафран Фоер написал почти исповедь. Здесь каждое предложение и каждая мысль выстраданы, пропущены через горнило разрыва/развода/одиночества/этапа «научиться жить одному». Здесь понимание и принятие ситуации пост фактум, и в то же время погружение в де факто. Чтобы понять наконец, где, когда, что именно пошло не так. Боль от того, что дети остаются не с тобой. От того, что непонятно, как именно нужно жить дальше. И глухое недовольство, и немое страдание, и безысходная тоска.

Джонатан Сафран Фоер написал книгу о браке и об Израиле. О вечном вопросе Финклера. И кажется, что ни один еврей не способен жить в мире с самим собой, каждый продолжает терзаться, только вот терзается каждый своим. И обязательно память поколений, и проговаривание отношения к холокосту, и место евреев и в мире, и в конечном счете, поиск собственного мира… И да, будучи максимально реалистичной, книга в один момент превращается в историческую реконструкцию сослагательного наклонения «что если». Что если Израиль переживет серию землетрясений, что если в одночасье он окажется беззащитным перед лицом своих соседей и врагов? Что если весь мир ополчится против него? Что если…

Эта книга многословна, но я не хотела пропускать ни строчки. Ее идеи порой банальны, но в общем контексте цепляют так, словно ты читаешь великую мудрость. Эта книга повседневна, но проживание этих проблем, разрушение идеального брака дает представление об уникальном опыте…

И да, многое из этой книги было мне чуждо. Я бы никогда не промолчала, не стояла бы под дверью, не в силах войти и спросить «как дела?», не побоялась бы попросить о помощи… Я бы никогда не воспринимала яркую личность Другого как покушение на целостность моего Я. Я бы… да много чего, я бы. Но главное – трагедия повседневности, безысходность упрощенности… Вот это все понятно. Некий культурный код, который усваивается автоматически, если тебе больше 30.

Эта книга – некая альтернативная реальность жизни, в которой вы «почти развелись» и «почти расстались». Язык – классика американской прозы, легкий, простой, доступный, без грубости, хамства, агрессии. Сюжет – максимально реалистичен. Герои – почти ожившие прототипы реальных супругов, в состоянии распада семьи.

Другой человек способен ослеплять. И вся оборона, тщательно выстроенные стены из доводов разума и рассудка, самоуверенность и демонстративное равнодушие способны рухнуть как стены Иерихона. От одного только взгляда.
Поэтому глаза лучше не открывать.

Вот я
4,3
143 читателя оценили
LikaTimoha
LikaTimoha
Оценил книгу
Молчание может быть таким же неудержимым, как и смех. И оно может накапливаться, как невесомые снежинки. И проломить потолок.

Почему люди бояться развода? Почему готовы жить несчастными, но только бы не в одиночку? Почему брак становится несчастливым? Когда и как наступает момент выбора: или я, или брак? И как он проживается (отрицается)?
В романах часто встречаются супруги, которые почему-то, вот так вдруг, охладели друг к другу, и роман Фоера именно об этом, только без всяких «почему-то» и «вдруг». Как раз наоборот, Фоер без стеснения препарирует жизнь и смерть одной семьи, он заглядывает в души и головы главных участников этой драмы, выкладывает абсолютно всю правду именно такой, какая она есть, без прикрас и украшений. Полное и неукоснительное обнажение чувств и помыслов. О том как постепенно, даже незаметно, они становятся чужими людьми.
Здесь нет одного момента когда всё пошло не так, нет одной причины, которая разрушила брак. Также здесь нет всех ответов, это не справочник по тому как выжить в браке или спасти его. Нет, здесь представлена одна единственная история, одной семьи, не больше, но и не меньше. Это лишь один из возможных ответов на все эти почему.

Вот я - это не демонстрация, а предложение себя, Вот я… твой, твоя. Вот я, такой какой есть и предлагаю тебе себя.
Невероятно сильно, чувственно и эмоционально. Об усталых взрослых и очень проницательных детях. Про сущность человека, его измученное Я. Про границы и понимание того, что вот так жить нельзя и нужно что-то менять, просто необходимо - иначе кранты. История о людях, о тех кто рядом, о семье, о том как легко потерять себя в ней. О том самом одиночестве в самой гуще толпы, когда нет чувства принадлежности к чему-то большему, чем ты сам.

Первая часть, «до войны» - это эмоциональное исследование жизни. Это история мужчины и женщины внутри брака, то как они переживают (самоидентифицируют) себя супругами, родителями и отдельными личностями. Эта часть самая любимая, как по мне это и вовсе законченное произведение, не нуждающееся в последующих главах. Если же говорить о книге в целом, то она оставляет после себя звонкое ощущение пустоты, как внутри, так и во всем внешнем мире. Мир изменчив и не стоит на месте, а люди слишком сильно бояться пустоты, не терпят её. Это заложено в нашей природе.

Прожить не ту жизнь куда хуже, чем умереть не той смертью.

И напоследок, про перевод - он просто ужасен! Огромное количество опечаток, грамматических ошибок и просто коряво построенных фраз со странным выбором слов. Да и сама форма оставляет желать лучшего, она чрезмерно витиеватая и тяжеловесная, есть моменты, когда текст словно бы теряет связь с реальностью. Я долго не понимала, что мне это напоминает, а потом увидела фамилию Мезина и до меня дошло, Маркус Зусак - Книжный вор . Помнится тогда я мечтала, о существовании Ада для переводчиков. Я всё ещё об этом мечтаю, потому что Мезин умудрился испортить очень хорошую книгу.

Вот я
4,3
143 читателя оценили
Flight-of-fancy
Flight-of-fancy
Оценил книгу

Не знаю, какая очередная муха укусила Фоера, наверное, кризисосредневозрастная какая-нибудь, раз он ни с того ни с сего забросил попытки быть не таким, как все вокруг, и перешел к обычному (насколько это возможно) большому американскому роману. "Вот я" похож на коктейль Франзена и Рота, смешанный и взболтанный, с добавлением сложной души еврейского народа и семейных проблемы, по литру каждого, присыпанный щепоткой слез и полложкой выдуманных реальных событий по вкусу. "Вот я" на что угодно похож, если честно, только не на Фоера, настолько, что я каждый раз автоматически пишу "Франзен", а потом исправляю на "Фоер". В общем, сравнивать его с чем-то другим у автора бессмысленно, пусть стоит особняком.

Сам по себе роман хороший, легко и быстро читается, и, наверное, более красивая и приятная история развода мне еще не встречалась. Не знаю, правда, бывает ли он таким в реальности - чтобы без скандалов, слез и взаимной ненависти, чтобы просто поговорить, взаимно отпустить и продолжить жить своими жизнями, воспитывать детей, танцевать друг у друга на свадьбах, где-то в глубине души продолжая любить образ всего прекрасного, что было в браке.

Но помимо "хороший" про роман сказать нечего. Он мне, безусловно, понравился; очень глубокое погружение в персонажей, хроника войны Израиля против мира описана так живо, что я даже в какой-то момент пошла шерстить новостные заголовки, а не пропустила ли чего-то в этом мире, финальное прощание с Аргусом, опять же, выбившее из меня слезу. Но в целом, если клеить ярлыки, то на этот корешок наклейка - "хороший". Не "отличный", не "запоминающийся", не "яркий" хотя бы. Хороший. И в этом главная его проблема. Фоер настолько задал планку первыми двумя романами, к которым вообще никакие ярлыки не приклеиваются, настолько они сами по себе, уникальны, совершенно не сходные ни с чем, что "Вот я" рядом с ними не просто теряется - это вообще другая весовая категория. Намного ниже, проще, ближе к "один раз прочитать и забыть", чем к чему бы то ни было другому. Это хорошая, интересная книга, но это настолько широкий шаг назад, что отступаешь куда-то к центру лестницы, на один уровень с другими хорошими авторами, про книги которых через пару месяц после прочтения уже ничего не помнишь. Это настолько не Фоер, что даже не чувствуется разочарования: ну никак не связываются воедино этот роман и любимый автор.

gorlova...@yandex.ru
gorlova...@yandex.ru
Оценил книгу

Честно говоря, очень неоднозначная книга. Почитав отзывы, я ждала, что будет жизнь мальчика до и после смерти отца. Его переживания, проблемы. Но этого не было. Вообще, смерть отца занимает очень маленькое содержание книги. На ней все завязано, но при этом, смерть тут совсем не главный элемент. Ее редко упоминали, что было несколько неожиданно. Переживаний мальчика по поводу этого тоже практически нет. Эта книга, скорее просто история поиска ключа мальчиком и одновременно история-воспоминания-письма его дедушки с бабушкой. И вот там эмоций и переживаний намного больше. Их страдания, радость, скука, их ошибки. Сожаления и надежды. Это действительно было эмоционально и по-настоящему. Герои далеко не идеальны и совершенны, они просто люди, настоящие и искренние.
В самой начале (страницах на 50) хотела бросить, так как было скучно, да и ожидания мои не оправдались. Книга начинается сумбурно, все смешано. Мысли Оскара, одновременно его действия, воспоминания и планы. Это было неудобно читать, так как мысли все время перескакивали с одного на другое. Но потом это прошло и стало достаточно приятно читать. Несколько удивило, что автор решил наделить своего 9-летнего персонажа такими глубокими и глобальными мыслями. Он могли начаться резко, без предупреждения. Как по мне, такие рассуждения не очень вписываются в образ 9-летнего ребенка. Но я не автор, и остается только читать. Еще, тоже после отзывов, я думала, что книга будет очень трогательной, трогательной и "переживательной" до слез. Но, может с мной что-то не так, но этого не было. Не единой слезинки, даже не заметила где в этой книге можно растрогаться настолько. Но у всех разная реакция, так что книгу стоит прочесть, хотя бы чтобы составить о ней свое впечатление)