Книга или автор
Голоса чертовски тонки. Новые истории из фантастического мира Шекспира (сборник)

Голоса чертовски тонки. Новые истории из фантастического мира Шекспира (сборник)

Премиум
Голоса чертовски тонки. Новые истории из фантастического мира Шекспира (сборник)
4,3
28 читателей оценили
273 печ. страниц
2017 год
16+
Оцените книгу

О книге

Лето Господа нашего 1601-е. В мире неистовствует Тосканская война, и всё от Наварры до Иллирии вовлечено в кровавую бойню. Грохочут пушки, лязгает сталь, ведьмы крадутся сквозь ночь, и даже двор царя фей и эльфов на грани хаоса. К концу этой войны и сводятся воедино пять историй – об отважной Миранде и проказнике Паке, о ведунье Помоне и ее пленнике Вертумне, о нежной Лючии и призраке волшебника Просперо, о благородном доне Педро и могущественной Елене, и, наконец, об Энн, жене скромного перчаточника – героях и влюбленных, на которых держится мир. Истории, погружающие нас в мир пьес Шекспира. Истории, которых он никогда не рассказывал, но вполне мог бы рассказать.

Читайте онлайн полную версию книги «Голоса чертовски тонки. Новые истории из фантастического мира Шекспира (сборник)» автора Фоза Медоуз на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Голоса чертовски тонки. Новые истории из фантастического мира Шекспира (сборник)» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Переводчик: Дмитрий Старков

Дата написания: 2016

Год издания: 2017

ISBN (EAN): 9785171035655

Дата поступления: 18 июля 2017

Объем: 492.4 тыс. знаков

Купить книгу

  1. Saya
    Saya
    Оценил книгу
    Со временем она превратила свое искусство врачевания в настоящее волшебство - и все по той же причине: она рассматривала мир с точки зрения собственных желаний и не принимала от него ответа «нет». «Вот это-то, - решил Пароль, - в ней и пугает. Эта женщина всегда обращалась с миром, как подобает мужчине».

    Читая этот сборник можно уловить тенденции, которые царят сейчас в западной литературе, и в английской особенно. Не люблю слово "феминизм", так как его искажают как только можно, но это он. Во времена Шекспира женщины были людьми второго сорта, и это ни для кого не секрет. Поэтому у дорогого моему сердцу Уильяма в пьесах если и есть, то явно не сильно раскрывается тема женской идентичности в мире как самостоятельной единицы. Ее предназначения (ну кроме рожать и беречь очаг), ее сути и желания. Вообще многие женские персонажи у него являются дополнением к мужчинам. И для того времени это было нормой. Но в современном мире, где о самостоятельности, самодостаточности и силе женщины звучит чуть ли не у каждого второго оратора (это я про западную культуру) таких историй быть не может. Поэтому все истории этого сборника, это истории пути и обретения себя героинь Шекспира. Миранда, Помона, Виола, Розалинда, Елена, и даже Лучия де Медечи. Все они пройдут свои пути о обретут нужное им. В общем-то у Шекспира стало очень женское лицо)))

  2. aruntale
    aruntale
    Оценил книгу

    Уж коль скоро Шекспир повсюду заимствовал чужие сюжеты и героев, то и авторы этого сборника решили, что могут немного поиграть с текстами самого Шекспира. Но сразу же самим названием книги, изящно и с иронией предупредили читателей, какого уровня исполнения им следует ожидать. Голоса, конечно, тонки, но вышло совсем неплохо.
    Судьбы героев самых разных пьес Шекспира перемешались в одном котле, здесь можно узнать как сложилась жизнь Миранды, Просперо, Виолы и герцога Орсино, какие новые проказы учинил Пак, о чем еще спорили Титания и Оберон, мелькают Бенедикт, Розалинда, даже Елена и Пароль из малопопулярной "Конец делу венец" активно поучаствуют в действии. А уж как авторы интерпретировали образ Макбета... (попутно подшутив еще и над профессором Толкиным).
    Истории местами страшноватые, местами забавные, Просперо, например, оказался совершенно жутким типом, зато рассказ о Помоне и Вертумне просто прелестен и, на мой взгляд, лучший в сборнике. А вот завершающая книгу повесть, призванная поставить точку и все свести воедино, к сожалению, откровенно слабая и банальная, хорошей концовки из нее получилось. Но это и не слишком-то важно, главное, что шекспировский мир опять на сцену вышел. И пусть это всего лишь литературная игра, милая безделушка, но она, ни на что больше и не претендуя, получилась интересной и забавной. И если кому-то вдруг не понравится, то не беда:

    Коль я не смог вас позабавить,
    Легко вам будет все исправить:
    Представьте, будто вы заснули
    И перед вами сны мелькнули.
  3. BlackGrifon
    BlackGrifon
    Оценил книгу

    Вещь получилась чертовски спорная и неоднозначная. Для межавторского цикла, где индивидуальная писательская манера подчеркнута, это вполне естественно. Компания британских литературоведов и фантастических писателей второго плана крайне уважительно отнеслись к шекспировским сюжетам и отчасти драматургическим приёмам (насколько это можно было в прозе, даже попытались подражать разбиению на акты, пришедшему гораздо позже). Но всё-таки небрежно поработали с эпохой. Впрочем, этому в цикле есть оправдание и прикрытие. Из иронической фантастики Шекспира они сконструировали альтернативную реальность, которую, конечно же, Бард никогда бы не создал. Гипертекстуальные фанфики впрямую продолжают сюжетные линии нескольких любовно-авантюрных пьес, стягивая персонажей разных времён в зазеркальную Европу первого года XVII века.

    В драматургии Шекспира, не отличавшегося непоседливостью, всё, что происходит за пределами Лондона – уже сказочная волшебная страна. Будь это легендарный Арденский лес, Венеция и Милан или вовсе Иллирия. Не везде там водятся феи. Но если они правили уже в древних Афинах, почему бы не распространить их влияние на всю шекспировскую ойкумену, подумала команда Дэвида Томаса Мура. Убедили. При этом не погнушались даже воскресить пятисолетнего Макбета, который здесь мало имеет отношения к шотландскому тану и королю. Зато отчаянно смахивает на одного из королей Нуменора времён Фродо Бэггинса. Впрочем, каждая история цикла заслуживает отдельного разговора.

    В «Священными светилами ночными» сам Мур изящно вводит читателя в рубеж столетий, где Шекспир теряет своего друга Марло и в горе создаёт очередной шедевр. В миниатюре представлен душноватый мир, в нём творчество подчинено королевскому заказу, а жизнь поэта не ценится вовсе. Этот эпизод наиболее похож на то, что мы знаем о шекспировском времени и биографии. Можно даже сказать, что это лирический, но вполне реалистический затакт к волшебно-макабрическому карнавалу всего цикла. И до самого финала не будет ясна роль этой истории, кроме как незамысловатого этюда на тему.

    Тем временем, в Средиземноморье разражается война всех со всеми. Причина вскроется, опять же, в финале. А вот поводов много. И они куда интереснее. Пока ещё не начались боевые действия, по земле шагает Миранда в сопровождении Ариэля. Обе (да-да, именно так!) получили долгожданную свободу. Но если со вторым «бурным» персонажем вроде бы ясно, то вот Миранду в «Коралловых костях» Фоз Медоуз забросила из какой-то другой вселенной. Вся повесть – это гимн феминизму, расцветающему посреди средневековых чудес и волшебства. Оказывается, чистая и наивная дочь Просперо не обрела счастья с Фердинандом и, сымитировав смерть после мертворожденного первенца, отправляется пытать счастья на службе у фей. Во флешбэках мы узнаём, что не было детство Миранды таким уж безоблачным под тиранией отца. И не видит она себя супругой правителя.

    Издевается над девичьими любовными чувствами и Эмма Ньюман. Её «Из всех ударов злейший» - по мечтам о любви с младенчества и красивой свадьбе. На историческую арену выходит семейство Медичи, колоритное в массовой фантазии уже своей фамилией. Его женская часть у Ньюман довольно симпатичная и трогательная. Зато мужчины потыканы мордами в грязные лужи, вплоть до незадачливого Просперо. Здесь ему будет позволено увидеть отрёкшуюся дочь, когда оба, так сказать, оказались за границей материального мира.

    Можно подумать, что «Путь истинной любви» Кейт Хартфилд – о том, о чём все подумали. Но нет. Немыслимый в шекспировские времена феминизм и здесь цветёт ехидно. Ведунья Помона, истинная магическая эмансипе в духе сказок Дианы Уинн Джонс, таскает на привязи могущественного в прошлом Вертумна, лишенного волшебной силы (или того, о чём подумали самые ехидные). Таскает, чтобы спасти свою среду обитания от войны.

    Никакого шекспировского изящества, в котором сила женских характеров, выдающих себя за мужчин, обозначала не только пикантные комедийные ситуации, но и открывала разлом мироздания. Женщина в мужском костюме, гуляя по Арденскому лесу или Иллирии, означала спрыгнувшую с оси планету. И мужчина, только проявив подлинные мужские качества, мог вернуть всё на свои места. Впрочем, Адриан Чайковски тоже подключается к этой игре. Виола, вновь рассекающая по своим владениям в облике Цезарио, кажется иронией. Но Розалинда из «Как вам это понравится», снова оборотившаяся Ганимедом, бросает мужа и детей, походя проговаривая, что ей дороже приключения. В этом не слышится иронии, а утверждении эпохи новых ценностей. Елена («Конец – делу венец») и вовсе становится колдуньей, способной бросить вызов самой Гекате, тоже независима от своей свиты. Все же прочие герои трёх комедий, собравшихся на шекспировскую репризу, у Чайковски похожи на прототипов. Но шуты только шутят, а благородные герои только плоско благородят. Но что с них взять? Они лишь персонажи любительского театра, играющие роли «Хоть в пушечном жерле».

    Единственную настоящую женщину и героиню создал Джонатан Барнс. И это Энн Хатуэй, супруга и мать, любовница и провидица, своей верой спасающая миры. «В ночь двенадцатую» наименее увлекательная повесть цикла. Даже сводит все сюжеты к какой-то «Бесконечной истории» для взрослых, или комиксным вселенным, где много Шекспиров и альтернативных развитий событий, злой гротескный артефакт, все бегают и кричат о катастрофе на переплете миров. Слышатся здесь и отголоски Нила Геймана, когда в «Песочном человеке» мир фей и богов реальнее шекспировского театра, а герои разных пространств пережидают бурю на одном «островке безопасности».

    «Голоса чертовски тонки» получились феминистическим вызовом мужскому шекспировскому миру. Очень умным и внимательным к деталям, в меру остроумным, но каким-то недалёким в основной посылке. И, конечно, стоит не пропустить послесловие Джона Лаванино, в котором доктор рассказывает о не слишком очевидных находках авторов, привлекших в мир Шекспира неотмеченных им легендарных героев. Но очень органично вписавшихся в эту фантазию.

Подборки с этой книгой