«Дикая история дикого барина (сборник)» читать онлайн книгу📙 автора Джона Шемякина на MyBook.ru
  1. MyBook — Электронная библиотека
  2. Библиотека
  3. Джон Шемякин
  4. «Дикая история дикого барина (сборник)»
image

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Стандарт

4.79 
(19 оценок)

Дикая история дикого барина (сборник)

280 печатных страниц

2017 год

16+

По подписке
229 руб.

Доступ к классике и бестселлерам от 1 месяца

Оцените книгу
О книге

«Вот читаешь, к примеру, какие-то тексты. И видишь, что у одного автора мысли в тексте бредут, как колонны военнопленных по сгоревшей столице империи.

У другого же текст как заседание трибунала где-то под Падуей, в году, скажем, 1567. Все очень дисциплинированно, но с огоньком таким.

У третьего – ежата бегут за зайчатами.

У четвертого мысль одна, но он ее так гоняет шваброй по подвалу, что за облезлой и не уследишь.

Пятый химичит, смешивает то одно, то другое, и зеленый ассистент волочит по кафелю за ноги предыдущего дегустатора.

Шестой дрессирует визжащие соображения в клетке.

Седьмой ведет в ночи протокол допроса целого табора цыган, подпевая у пестрых кибиток наиболее удачным формулировкам.

У кого как, короче говоря.

А у меня шапито на пустынном берегу, я дубасю в барабан, не очень тактично прижимая к поясу свободной рукой чумазую мальвину, холодный песчаный ветер с холмов рвет ленты и шарики».

читайте онлайн полную версию книги «Дикая история дикого барина (сборник)» автора Джон Шемякин на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Дикая история дикого барина (сборник)» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация

Дата написания: 

1 января 2017

Год издания: 

2017

ISBN (EAN): 

9785171014148

Дата поступления: 

3 февраля 2021

Объем: 

505461

Правообладатель
10 541 книга

Поделиться

Hermanarich

Оценил книгу

Вне всякого сомнения, Джон Александрович Шемякин - невероятно талантливый и интересный эссеист-историк. Художественные произведения его, как по мне, достаточно примитивны (хотя видел кучу его поклонников - ну, значит, это я что-то не понимаю), но исторические зарисовки бывают чрезвычайно интересными. Именно поэтому взял в руки не художественный сборник, а исторический (который, правда, оказался скорее литературным, ну или литературно-историческим), и прочитал. Что я могу вам сказать?
Автор, судя по всему, старательно и долго работал над узнаваемостью своего стиля. В рамках фейсбука это вообще безумно важно - отточить свой стиль на столь малой форме так, чтоб он был легко опознаваем даже по абзацу. У автора этого удалось - его стиль узнаваем. Оборотной стороной является специфический "синтаксис с подвывертом", которые не дает его читать запоем. Да, формат "фейсбука" наложил на его прозу (речь сейчас идет о прозаической составляющей) столь четкий отпечаток, что мешает воспринимать его работы как нечто цельное - в итоге, в полноценную книгу труды автора ну никак не складываются - прочитал одну-две зарисовки (в зависимости от размера), улыбнулся, да и отложил. Как вода мертвого моря, проза Шемякина не дает погрузиться в неё - старательно выталкивая читателя на поверхность, и не давая шансов нырнуть в глубину.
Что касается глубины - глубины хочется, т.к. и сам автор, вне всякого сомнения, очень глубокий и интересный человек, но вот он кошмар - конфликт между глубиной автора и "силой выталкивания" его прозы не дает погрузиться в "Мир Шемякина" - увы, весь мир остается там, в глубине, а нам остается бить руками по поверхности. В этом я вижу главную трагедию автора (не меньше чем трагедию Кассандры, после плевка в рот которой от Аполлона, её абсолютно верные пророчества ни у кого не вызывали доверия) - малая форма фейсбука, сделавшая его узнаваемым и знаменитым, оказалась бассейном, погружение в который ограничено полом. И пусть бассейн и не детский, а вполне взрослый - на глубоководное плавание можно не рассчитывать.
Многие писатели, кстати, сломались, работая в малой форме. И да, писатель, работающий в малой форме, обречен остаться "вторым эшелоном" в литературе - как им остался, например, Амброз Бирс. Марк Твен бы тоже им остался, но он понимал конъюнктуру, и прекрасно работал в крупной форме - хотя мы то понимаем, что жемчужина Марка Твена это его эссе и фельетоны. Только одному русскому гению удалось зарекомендовать себя гением в малой форме - А.П.Чехову, но здесь мы имеем дело с гениальностью раз на тысячелетие (кстати, вовсе не факт, что Чехов остался бы гениален в крупной форме - его рассказы "чуть покрупнее" проигрывают тем, что совсем малая форма).
Что касается исторической составляющей - здесь для автора абсолютно его стихия. Читать его исторические зарисовки как-минимум - забавно, как-максимум - интересно. Единственное, что раздражает - практические полное отсутствие верификации данных. Дал бы ссылочку на то, откуда почерпнуты, подчас достаточно специфические, данные - цены бы не было. Но, увы, исторические, интересные данные, бывает, перемежевываются с побасенками, и отличить одно от другого, за стилям автора, бывает очень тяжело.
Я бы с удовольствием хотел бы почитать крупную форму Джона Александровича - интуитивно это понимая, он, вроде, пытается её написать - но что-то мне подсказывает, что болезнь "малой формы" автор не преодолеет, и останется невероятно талантливым и самобытным фельетонистом, но "не более". Именно это закавыченное "не более" почему-то стучит в голове при чтении его книги. "Не более"...

Поделиться

bealex50

Оценил книгу

Малая форма, зарисовки. Автор - трепач (в хорошем смысле этого слова).
Читать его интересно. Много абзацев прямо хоть выписывай.
Например: "Позитивность – это благожелательное и смышлёное равнодушие к другим. И благоразумная, трезвая, взаимная любовь к себе. Делаешь пробежку, улыбаешься. Люди думают, что ты добрый такой, раз шлёшь всем улыбки. А тебе просто по хрен происходящее вокруг".

Поделиться

Сериалы Рима В Древнем Риме на состязаниях гладиаторов часто давали разнообразные нравоучительные театральные представления. Естественно, что с огромным воспитательным потенциалом ставились вещи. Трагедии. Чтоб насквозь и в клочья. В качестве актёров выступали разные преступные личности, изловленные и приговорённые к такому вот кафешантану. Живопыры, растлители, беглые отцеубийцы, поджигатели, святотатцы, дегенераты всяческие, моральные перерожденцы и прочая. Ну, вы понимаете, что современного плана люди в Риме жили, испытывая постоянные утеснения. Таким подбором римских актёров-смертников нас не удивить. Совершенно понятно, что актёрский состав отечественных сериалов формируется примерно таким же образом. Ну, плюс ещё люди из «Мосфильма», не знаю, Центра кинематографии, выигрывают кого-то в карты, подбирают на вокзалах, в центрах поддержки гендерных отклонений. Тех, кто посвежее и без видимых признаков увечий, насилуют тут же, меж осветительных приборов. А всяких мелких спекулянтов, беженцев и олигофренов, предварительно запугав до кровавого поноса, бережно упаковывают в ящики и отправляют в кино сниматься про любовь, отдел спецрасследований и Сталина, например. И это я считаю очень правильным. Собранные в кучу маниаки занимаются самолечением друг друга. Но! В Риме-то, говорю, всё было гораздо ловчее устроено. Разница с обыкновенным театральным представлением заключалась в том, что осуждённые артисты не изображали мучения и смерть, а натурально мучились и гибли.
10 января 2020

Поделиться

Петр на карусели Даже моя богатейшая фантазия пасует перед реальностью. Воображение моё кинематографично. Но если бы мне показали в кино эпизоды путешествий, например, Петра Великого в Европу в 1711–12 гг., я бы, разумеется, не поверил ни в один эпизод. Верещал бы про клоунаду и издевательство над памятью. Привожу простые примеры. Вот Пётр I в 1711 году, переживший позор, разочарование и ужас Прутского похода. Когда его, победителя под Полтавой, человека, воплотившего почти все свои замыслы, уже героя, как щенка, запихивают в турецкий мешок и мешком этим трясут перед всем миром. Армия, помирающая с голоду, безвыходность, беспомощность и счастливый случай, позволивший вырваться, выползти, выскочить из смертельной ловушки. Позорные условия примирения, сдача Азова – первенца побед. И что делает Пётр после пережитого? Я бы залез в землянку и там бы выл и каялся. В короткие минуты просветления рубил бы головы сподвижникам. Жёг бы в клетках предателей. Наваливаясь на скрипящий рычаг, рвал бы сухожилия на дыбе всяким лично неприятным соседям. Возможно, начал бы писать мемуары, зачитывая части из них в утреннем морозном мареве, под колокольный низкий гул и карканье ворон, перед оборванными и трясущимися уцелевшими, окружёнными сталью штыков. А Пётр поехал легко и немедленно в Европу. Для начала в Дрезден. В Дрездене Пётр познакомился с таким чудом, как карусель. Вероятно, Пётр был первым русским, кто увидел и оценил всю прелесть этого чуда. Катался на карусели Пётр (не мальчик уже совсем) до полного изнеможения. По его приказу карусель раскручивали так, что остальные катающиеся, придерживая парики, разлетались по кустам, хлопая камзолами, а Пётр, расставив ноги, упорно держал равновесие, хохоча под германским надёжным небом. Потом валился в траву и засыпал. Что он на этой карусели доказывал, кому, что из себя выжимал на этой центрифуге? Что ему снилось меж высаженных по линейке саксонских цветов и немятой германской травы? В Дрездене Пётр жил скромно. В гостинице «Zum golden Ring». Саксонский гофмаршал Пфлуг депеширует во дворец. При отъезде из гостиницы Пётр «взял с собой… несколько простыней и одеял и хотел было уложить собственноручно в свой багаж зелёные шелковые
31 декабря 2019

Поделиться

невозможно: так, чтоб по-нормальному, чтоб намотать жиденькую косу верной спутницы на кулак, посмотреть в её глазки да и пинками за околицу метров двести проводить. Нет, в Вавилоне так было нельзя. То есть муж мог подать заявление на развод с указанием причин, но если суд решал, что причины несущественные, то развод утверждали, но обязывали мужа выплатить жене чудовищную компенсацию. Плюс окаянная своё приданое с собой уволакивала помимо компенсации. Я, мол, теперь женщина свободная! По вавилонскому законодательству женщина могла свободно распоряжаться своим имуществом (приданое, подарки, доходы от бизнеса и пр.). Могла без разрешения мужа брать и давать в долг, открывать свои предприятия, продавать, покупать и вообще омерзительно обогащаться, запихивая нажитое в свою копилочку. Отступление закончено. Женщины могут приложить к горящим щекам ладони и посмотреть вокруг себя. Мужчины могут стать вольно и нервно покурить. Возвращаемся с теми, кто ещё не уснул, к молодым мобильным супругам. Купив второй дом частично на банковский кредит, частично на занятые у родной жены деньги, Мар-бити-адду загулял. Понять его можно. С этим вавилонским феминизмом на марше Мар-бити оказался должен и банку, и жене. Если что случится с ненаглядной – вообще кранты, разотрут между жерновами банкиры и родственники. Вот он и загулял. Вот что бы сделала нормальная жена при забухавшем мужике? Она бы поплакала, посоветовалась бы с подругами, послала бы подруг на хрен после их советов, сбегала бы к маме… Да мало ли удачных методов решения семейных конфликтов в нормальных обществах? Вавилонская жена по имени Бунаниту взяла копию кредитного договора между ней и мужем, подняла двумя руками мужний вексель и потопала прямиком в суд. В котором потребовала у протрезвевшего мужа немедленного возвращения долга. Тут бы и кирпичом её ударить! Но вспомним, что бить жену кирпичом в Вавилоне – только тёщу радовать. Жена предъявила вексель – суд обязал мужа выплатить до копейки. А из чего он выплатит? Он ещё банку должен! Встал вопрос о продаже мужа в рабство. Не в какое-то там условное, какое-то офисное рабство, а в самое настоящее: рубить тростник и месить говно на полях под палящим вавилонским солнцем. Перед угрозой продажи в рабство муж не устоял. И переписал дом, который они купили с женой совместно, в её единоличную собственность. Жена второй дом с обременениями продала третьим лицам, расплатилась с банком и ещё, представьте, наварила на этом два с половиной кило серебра, которые бережно отнесла в свою копилочку. Тут надо ещё добавить, что она при этом беременная была. Как пишет В. Белявский: «Тяжба отнюдь не нарушила согласия в семье Мар-бити-адду-натану. У супругов была дочь Нупта, но не было сына. В 551 г. они усыновили мальчика, дав ему имя Мар-бити-адду-амару. Вскоре после этого муж умер. Его вдова Бунаниту вместе с приемным сыном купила третий дом, снова при помощи банковского кредита. А в 547 г. она выиграла в суде тяжбу с братом покойного мужа, который пытался оттягать у нее имущество последнего как выморочное. Суд признал акт усыновления Мар-бити-адду-амару и вклад самой Бунаниту в приобретение спорного имущества; право собственности на это имущество осталось за Бунаниту, Мар-бити-адду-амару и Нуптой» (В. Белявский, «Вавилон легендарный и Вавилон исторический», с. 105). С праздником вас, эмансипированные женщины России! Не надо равняться на невнятное и даже несколько опасное будущее. Добивайтесь равных прав с женщинами Древнего Вавилона. Таков мой совет на сегодняшний день. Не в «Космополитене» найдёте вы себе успокоение, а в «Корпусе клинописных архивов Вавилона VII–IV вв. до н. э.» (изд-во «Шольц и Ванцвейгер», Лейпциг, 1907.). В качестве терапевтического музыкального сопровождения предлагается музыкальный отрывок из оперы Верди «Навуходоносор». В отрывке евреи, содержащиеся в вавилонском плену, тоскуют по родине. Понять их
3 ноября 2019

Поделиться

Еще 47 цитат

Автор книги