Книга или автор
4,3
3 читателя оценили
463 печ. страниц
2020 год
12+

Карьера француза сложилась незаурядно. Во многом его воспитание было необычным для футбольного тренера. Он родился в Страсбурге в октябре 1949 года в семье Альфонса и Луизы Венгеров. Страсбург – административный центр и главный город Эльзаса, что на востоке Франции, вблизи немецкой границы. Можно сказать, что это мост между двумя странами. Его семья владела бистро и магазином автомобильных запчастей. Арсен был французом, но плохо говорил по-французски, пока ему не исполнилось семь лет. Он не ходил на футбол во Франции. Вместо этого его возили за границу, в Германию. Он вспоминает, как вместе с другими садился у черно-белого телевизора, смотрел матчи и окончательно влюбился в футбол после финала Кубка чемпионов 1960 года. Та игра, в которой мадридский «Реал» победил франкфуртский «Айнтрахт» 7:3, уже стала классикой.

Его первые воспоминания об английском футболе – просмотр финалов Кубка Англии. «В детстве это было моей мечтой – смотреть такие матчи, – вспоминает Венгер. – Это было возможно в эпоху черно-белого телевидения. Сеансы устраивали в школе, и я точно помню, где я сидел. Нам приходилось платить один франк за просмотр. Меня поразило, что мяч был таким белым, а газон – идеальным. Я играл в футбол в деревне, там были кошмарные поля. А здесь мячи были белыми, небольшими, поля – ровными, совершенными. У игроков были хорошие стрижки, тренеры вели себя расслабленно и даже обменивались друг с другом шутками. Меня это поражало».

Сегодня может поразить то, что Венгер уже тогда наблюдал за тем, как ведут себя тренеры.

Видимо, первой командой, за которую он болел, была «Боруссия» из Менхенгладбаха. Именно на ее матчи он ездил в Германию. Волнительными были и регулярные разговоры о футболе в семейном бистро. Интересно, что Венгер, вспоминая об этом, охотно называет бистро пабом – так глубоко он успел погрузиться в английскую культуру. «Лучшее психологическое воспитание человек может получить в пабе, когда ему пять или шесть лет, – говорит Венгер. – Вы встречаете самых разных людей. Вы узнаете, какими они могут быть жестокими. Вы слышите, как они разговаривают друг с другом, упрекают друг друга во лжи. С ранних лет вы начинаете узнавать, что творится в умах людей».

Сам Венгер признает, что был очень посредственным профессиональным футболистом. Долговязый защитник, он играл в любительских командах низших лиг. Пик его карьеры – выступления за «Страсбург». Он сыграл свой первый профессиональный матч в возрасте 29 лет. Всего таких матчей набралось тринадцать. Однако Венгер успел поучаствовать в Кубке УЕФА и дважды сыграл за клуб в чемпионском сезоне-1978/79. Так или иначе, о Венгере-футболисте мало что известно.

Впрочем, Венгер вспоминает, что всегда хотел работать в Туманном Альбионе: «Впервые я побывал в Англии, когда мне было 29 лет. Летом, во время футбольных каникул, я приехал подучить язык в Кембриджский университет. Мне не хотелось умереть, не зная английского. Я всегда хотел жить и работать в разных странах и полагал, что без английского языка это невозможно».

Уже тогда его захватывала тренерская профессия; Венгер стремился овладеть ею и стал работать с молодежными командами. Затем он занял пост помощника главного тренера в «Канне», после перебрался в «Нанси». Команда вылетела во второй дивизион. Но это не помешало руководству «Монако» восхищенно поглядывать на Арсена.

Впрочем, сам Венгер вспоминает, что в те ранние дни своей тренерской карьеры испытывал невероятный стресс. Напряжение сказывалось – после матчей его тошнило. «Я стал тренером в 33 года и иногда чувствовал, что просто не выживу. Меня физически тошнило», – рассказывает он. Те, кто близко общается с ним сейчас, говорят, что Арсена уже, конечно, не выворачивает наизнанку, но настроение после поражений у него столь же мрачное.

В «Монако» он прошел путь от относительного успеха до огорчения и в конце 1994 года возглавил японскую «Нагоя Грампус Эйт», забрав с собой Примораца. Это был новый вызов. Арсену нужно было перезарядить батарейки. Но поначалу все шло очень тяжело.

Японцы, очевидно, очень нравились Венгеру. Во время пресс-конференций он часто спрашивал журналистов, откуда, из какой части страны они приехали. Однако, несмотря на это, уехав в Англию, Венгер вернулся в Нагою лишь летом 2014 года вместе с «Арсеналом», который проводил там предсезонный матч. Его встреча с бывшим переводчиком получилась очень эмоциональной. Переводчик был при Венгере, когда владелец «Нагои» потребовал встречи с тренером после неудачного старта. «Ну, давай, Боро, собирай вещи», – сказал тогда Арсен своему верному помощнику.

Венгер ждал худшего. Но ему выразили полное доверие, и клуб был за это вознагражден. «Нагою» ждал один из лучших периодов в истории: она выиграла два национальных Кубка, стала второй в чемпионате, а француза выбрали тренером года.

Венгер сохранил прекрасные воспоминания о Японии – в особенности потому, что резкая перемена мест помогла ему забыть о скандале с договорными матчами, который чуть не разрушил футбол во Франции и веру Арсена в игру.

«К тому времени я уже десять лет проработал тренером в высшем французском дивизионе, – говорит он. – Переезд в Японию случился именно тогда, когда это было особенно важно. Думаю, мне очень помогло столкновение с совершенно другой культурой. И Япония была правильным выбором. «Нагоя» тогда была молодым, но уже очень профессиональным клубом, прекрасно организованным.

Я увидел, как люди стараются вложить все силы в свое дело. В Японии это повседневная норма. Обогащенный этим опытом, я вернулся в Европу. Мне невероятно повезло: в своей работе я смог встретиться с совершенно другой культурой. В мире не так уж много профессий, которые могут привести вас в Японию – причем вы продолжите заниматься своим делом. Для меня это был единственный в своем роде опыт».

Япония оживила Венгера-тренера. Можно даже сказать, что недооценивается ее влияние на то, кем он стал впоследствии, кто он сегодня. Благодаря полученному в Японии опыту, в том числе и преклонению перед ним болельщиков, он понял, что, приезжая в ту или иную страну, необходимо изучать и принимать ее культуру. Арсен был готов стать англичанином.

Первые дни в «Арсенале», конечно, стали для него испытанием. Он и игроки клуба с их привычками были как будто из разных миров. То же самое можно сказать и о руководстве клуба. Впрочем, клубное начальство уже осознало, что год назад совершило ошибку, и приложило усилия к тому, чтобы все-таки нанять Венгера. То, что его имя было похоже на название клуба, наверняка воспринимали как знак свыше. Это все равно что человек, раз в год ставящий на скачках, наугад выбирает себе лошадь на Grand National. Как не поставить на человека по имени Арсен, если вы руководите «Арсеналом»?

Впрочем, разумеется, в Англии Венгера не знали, если не считать его достижений с «Монако». Лондонская газета Evening Standard якобы приурочила к его приезду статью под заголовком «Арсен – Кто?». Во всяком случае, такова городская легенда. Впрочем, те, кто до сих пор работает в газете и помнит то время, рассказывают, что на самом деле всему виной была уличная вывеска. Именно благодаря ей в истории о том, как «Арсенал» наконец нашел себе тренера, появилась такая занятная деталь.

18 сентября 1996 года газета опубликовала очень забавную статью. Из нее можно понять не только то, насколько мало знакомы были англичане с Венгером, когда он приехал, но и то, каким замкнутым на себе самом был тогда английский футбол. Автор статьи задавался вопросом: «Как произносить его имя? А фамилию? Если вы француз, то, наверно, будете говорить: «Арсен Вонже». Немец? Он скажет: «Арсен Венгер». А вот завсегдатай трибуны «Норт Бэнк» на «Хайбери», штукатур Тревор Хэйл, наверняка напряжется: «Арс-ин Вон-га, так, что ли?»

Президент «Арсенала» Хилл-Вуд, при всем своем старорежимном бахвальстве, был действительно крупным банкиром. Он лично отправился в Японию, и они с Венгером обо всем договорились.

«Арсен мне сразу понравился, – рассказывает Хилл-Вуд. – Он был очень умен, представителен, в то же время умел веселиться, обладал хорошим чувством юмора.

Мы отправились к нему в Японию и попытались убедить его покинуть «Грампус Эйт» еще до истечения контракта. Он ответил, что не готов к этому. Я сказал, что не стану его уговаривать. Он сказал, что сообщит руководству «Грампус Эйт», что попытается подобрать себе замену, и тогда они смогут отпустить его раньше. Именно так он и поступил. Спустя три или четыре месяца он уже был с нами.

В разговоре я упомянул, что у нас в команде есть те еще фрукты, и спросил, справится ли он с ними. Арсен ответил, что затруднений у него возникнуть не должно. В «Монако» он работал с Юргеном Клинсманном и Гленном Ходдлом, игроками с непростыми характерами, и никаких сложностей у него с ними не было».

«Те еще фрукты» – это было мягко сказано. Венгеру в наследство досталась команда с пьющими игроками. У некоторых было раздутое эго, тяжелый характер, их было сложно держать в узде. Возможно, за «Арсенал» играли одни из самых известных пьяниц в английском футболе. Их называли «Вторничным клубом». Некоторые игроки собирались после тренировки во вторник и уходили в пьяный загул, иногда до утра четверга, если среда была выходным днем. Новые игроки именно так проходили посвящение. Удивительно, что команда умудрялась играть матчи по субботам. Незадолго до прихода Венгера Тони Адамс признался в алкоголизме. До него Пол Мерсон публично заявил, что у него есть зависимость от алкоголя и наркотиков, и отправился в реабилитационную клинику. Случаев, когда клуб сталкивался с пьяными выходками игроков, было бесчисленное множество.

Бывший тренер Джордж Грэм не искоренил пьянство. Игроки вели себя буйно и чувствовали свою значимость. Грэма они уважали, но посмеивались над Райохом; теперь же им предлагали принять никому не известного француза.

Купленный при Грэме центрфорвард Джон Хартсон, который, по его собственному признанию, любил погулять, говорит, что Венгеру удивительным образом удалось изменить игроков, завоевать любовь болельщиков и установить новые правила.

«Все было по-другому. Джордж был отличным тренером. С ним команда выиграла два чемпионства. Он был успешным, он так много выиграл с «Арсеналом». Болельщики были за него горой. Игроки, в общем, делали что хотели в свободное время. Хотели пропустить кружечку-другую пива – пожалуйста. Хотели выходной день – опять же пожалуйста.

При Джордже пили все. И мне казалось, это так здорово! Когда я подписал контракт, Мерс как раз вышел из клиники «Прайори». Я тогда подумал: «Черт, я пропустил все веселье!» Но веселье еще не закончилось. Мерс справлялся со своими неурядицами, при нем всегда был консультант. Тони пытался изменить свою жизнь. Но в остальном праздник продолжался. Если ты хотел выйти днем и выпить, не составляло труда найти себе компанию. Настоящая старая школа!

Венгер сумел убедить игроков в том, что так жить нельзя. Так нельзя себя вести, если ты хочешь играть долго. Посмотрите на Болди, на Рэя Парлора и особенно на Тони Адамса. Они бы закончили играть в 32, их бы просто выбросили на обочину. Да, они работали на тренировках, но и гуляли будь здоров. Когда пришел Венгер, все это прекратилось».

Руководство «Арсенала» пошло на серьезный риск, наняв Венгера. Это была невероятная демонстрация доверия. Более того, назначение поначалу затягивалось. «Арсенал» объявил о том, что француз будет новым тренером, но официально он приступил к своим обязанностям лишь спустя две недели.

Венгер перебрался в дом в Тоттеридже, в Северном Лондоне, по соседству с семейством Динов. Там было много зелени. Арсен вспоминает, как первый раз отправился на «Хайбери» на метро. Его никто не узнал. Тогда мало кто, включая болельщиков «Арсенала», представлял, как он выглядит и даже кто он такой.

«Знаете, однажды, будучи тренером «Арсенала», я поехал на метро, – рассказывает Венгер. – Когда я приехал в Лондон, Пэт Райс посоветовал мне ехать в Поттерс Бар и оттуда на метро добраться до «Хайбери». Я так и поступил. И тогда меня никто еще не знал. Я просто сидел в вагоне. Это была моя первая неделя в Лондоне. Но вскоре все изменилось».

На самом деле никакой станции метро на Поттерс Бар нет. Чтобы попасть в лондонскую подземку, нужно немного проехать на поезде. Кокфостерс – что-то вроде небольшой деревни. Там есть несколько кафе, в которых молодежь «Арсенала» любит проводить время, офис крупного футбольного агентства. Немало людей из тренерского штаба живут в Кокфорстерсе или окрестностях. Это место для отдыха и сна. Жилье там дорогое, дома большие. В общем, для группы футбольных единомышленников это идеальное место.

Большинство игроков вспоминают, что впервые увидели Венгера 25 сентября. Он пришел на матч Кубка УЕФА. «Арсенал» играл с «Боруссией» из Менхенгладбаха. Венгер смотрел первый тайм с трибуны. Как только судья дал свисток на перерыв, он незамедлительно спустился в раздевалку, чтобы попробовать сделать несколько тактических перестановок. И во втором тайме Арсен уже сидел на тренерской скамейке.

Вот как об этом вспоминает Найджел Винтерберн: «Мы не знали, чего и ожидать. Вспоминается, что все тогда только и задавались вопросом: «Арсен – Кто?» Все рассуждали о том, хорошее ли это назначение. И первое, что приходит на ум, – это тот еврокубковый матч. Нам сказали, что он придет, но будет просто смотреть игру, не станет вмешиваться. Однако в перерыве он спустился с трибуны в раздевалку и перестроил команду».

Впрочем, вмешательство Венгера не помогло. «Арсенал» проиграл менхенгладбахской «Боруссии» и вылетел из Кубка УЕФА. Счет по сумме двух матчей был 6:4 в пользу немцев. Но, согласно официальной истории и статистике, Венгер возглавил команду лишь спустя две недели. И, пожалуй, тренеру стоит быть за это благодарным судьбе. Интересно то, что по поводу матча с «Боруссией» несколько раз рассказывал Тони Адамс. Он не оценил появление Венгера в раздевалке. Ему не понравились тактические перестановки. Возможно, этим и объясняется та настороженность, с которой Адамс отнесся к Арсену, когда тот возглавил команду официально.

Однако Венгер начал работу еще до того, как его контракт с «Нагоей» перестал действовать. «Арсенал» купил Патрика Виейра, долговязого, длинноногого, но при этом жесткого французского полузащитника. Его нашли в резервной команде «Милана». Он почти ничего не стоил «Арсеналу». Умения Виейра сразу впечатлили его новых партнеров. Это очень помогло Венгеру. Некоторые игроки поняли, что он, возможно, и похож на учителя географии, но свое дело знает хорошо.

Однако главное – это первая встреча с командой. Впечатления, которые складываются во время таких встреч, остаются надолго. Испорти это впечатление – и с тобой покончено.

«Арсенал», не без участия самого Венгера, обзавелся современным тренировочным полем. Когда он только пришел в команду, «Арсенал» делил газон с Университетским Колледжем Лондона.

Это было скромное поле, без излишеств, мягко говоря. Большая стоянка автомобилей, столовая, несколько раздевалок, и, в общем, все. Вы входите в главное здание – и сразу видите справа массажный стол. Я тогда был молодым репортером, работал в местной газете, был включен в медийную программу клуба. У меня был регулярный допуск на базу. Я стоял у входа в главное здание, ждал игроков и нервничал. Было шумно, неловко, тесно. Сложно было как-то изменить эту старорежимную футбольную атмосферу. Грэм управлял командой железной рукой и этим добивался уважения. Когда он проходил, все вокруг замолкали. Слабину не давали никому. Там не было места для мягкотелых и слабохарактерных. И Венгер понимал, что должен произвести впечатление сразу.

Дверь из раздевалок вела на поля с прекрасным газоном. По пути к ним можно было увидеть островки травы, старые деревянные скрипучие скамейки, два фарфоровых умывальника, а вокруг них щетки для чистки обуви. Игроки молодежной команды чистили бутсы старшим. Здесь же, на небольших площадках, когда-то разворачивались крупнейшие драмы английской футбольной истории.

Именно здесь Грэм сказал футболистам, что его уволили после скандала с взятками. Для такого гордого человека, как Грэм, это, конечно, было унизительно. Игроки были ошеломлены тем, что тренер просто поблагодарил их за работу и попрощался. На такой же небольшой площадке Мерсон и Адамс публично признались в том, какие демоны их мучают.

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
260 000 книг
и 50 000 аудиокниг