Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Цитаты из История одиночества

Слушать
Читайте в приложениях:
1500 уже добавило
Оценка читателей
4.09
  • По популярности
  • По новизне
  • за цену чашки чая надеются купить себе час-другой теплоты.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • до поры до времени не будет ничего хорошего, кроме плохого.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Однажды я бродил по Синноттскому холму и вдруг узрел неопалимую купину, а потом разверзлись облака и раздался глас Божий, изрекший: «Слушай, будь другом, ступай в священники». –
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • – С гиеной, – поправил я.
    – Ну да, с гиеной. Я так и сказал.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Я встретился с соискателем, и он абсолютно не годился. Придурок какой-то. В разговоре все время грыз ногти и хохотал. Все равно что беседовать с койотом.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Кроме учительства, я заведовал библиотекой, а еще ежедневно в половине седьмого утра служил мессу для неизменной кучки пенсионеров, которые так и не выучились от души поспать либо опасались не проснуться вообще.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Старайтесь. Хорошая мать не оставит попыток до полного успеха.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Мельницу на Флоссе», бросил ее в мусорный бак. – С женщинами это не редкость. У них это в крови.
    Вирджиния Вулф тоже попала под запрет, поскольку набила камнями карманы пальто и вошла в реку Уз, сгубившую немало душ.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Глава 1
    2001
    До середины жизни я не стыдился, что я ирландец.
    Пожалуй, стоит начать с того вечера, когда я пришел к сестре на званый ужин, а она забыла о своем приглашении; наверное, тогда-то и проявились первые признаки ее безумия.
    В тот день состоялась инаугурация Джорджа У. Буша на первый срок американского президентства, и когда я появился в доме сестры на Грейндж-роуд в Ратфарнеме, то застал Ханну прилипшей к телевизору – передавали отчет о церемонии, в полдень прошедшей в Вашингтоне.
    К своему стыду, я почти год не бывал у сестры. После суматошных визитов из-за смерти Кристиана я вернулся к прежнему стилю нашего общения: редкие разговоры по телефону и еще более редкие трапезы в кафе «У Бьюли», напоминавшем нам о далеком-далеком детстве, в котором мама баловала нас угощеньем и водила смотреть рождественскую витрину универмага Швицера[1]. В магазине Клери нас обряжали к первому причастию, а потом в кафе мы объедались сосисками с фасолью и жареной картошкой, и нам дозволялось заказать по огромному пирожному с кремом и запить его апельсиновой фантой. От Дандрамской церкви автобусом 48А мы, вцепившись в поручень передних сидений
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • С самого начала я все знал и ничего не сделал. Снова и снова я гнал всякие мысли об этом, не желая признать очевидное. Я молчал, когда надо было кричать, я убеждал себя, что я выше этого. Я соучастник всех преступлений, из-за меня пострадали люди. Я профукал свою жизнь. Каждый ее миг. Самое смешное, что глаза мне открыл отсидевший педофил: молчальники виновны наравне с преступниками.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Старики, после сорокалетних трудов ушедшие на покой, вынуждены на всем экономить, потому что их пенсионные накопления разворованы жульем из партии Fianna Fail[40], за которую через пару лет все опять пойдут голосовать.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • – «Им надлежит не вопрошать, но исполнять и умирать», – поправил я. – Теннисон, «Атака легкой кавалерии
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Помните, мой юный друг: жизнь легко описать, но нелегко прожить.
    В мои цитаты Удалить из цитат

Другие книги подборки «Новинки недели от 1 апреля»