Стингрей в Стране Чудес

4,6
10 читателей оценили
302 печ. страниц
2019 год
Оцените книгу
  1. Joo_Himiko
    Оценил книгу

    Три года назад исполнилось 30 лет с выхода альбома «Red Wave», ставшим поистине историческим. Истории создания этого альбома и посвящена эта книга. Читая историю Джоаны, которую хоть и не нужно представлять никому, кто хоть немного что-то знает о русском роке того периода, я все же удивлялась и радовалась. Сама история, если бы ее придумал сценарист или писатель никогда бы не нашла своего агента и зрителя, потому что поверить в такое просто невозможно, пока это не произойдет на самом деле. Одни родители Джоанны чего стоят – отец ярый антикоммунист, снимает в 70-е пропагандистский фильм с Рональдом Рейганом, в котором он произносит ту самую фразу про империю зла. Мать – мисс Нью-Йорк и снималась в фильме «В джазе только девушки», пусть и в маленькой роли, второй муж ее тоже человек богатый и влиятельный. Джоанна росла в Лос-Анжелесе, ходила в школу в названии которой волшебное (для девочки из глухого уральского поселка) Беверли-Хилз что-то там:) И тем веселее мне было смотреть на фото крупной девушки в неизменных джинсах и больших футболках, без косметики на лице, с этой ее мгновенно узнаваемой выбеленной челкой, которая почти спонтанно поехала в СССР (причем во время правления Рейгана!) и представлять, как это все было. Она сама сравнивает себя с Алисой, которая провалилась в нору и оказалась в Стране Чудес. Ни языковой барьер, ни даже КГБ не смогли помешать ей. Она гнула свою линию, жила так как хотела и любила кого хотела. Книга погружает нас в тот навсегда утраченный Ленинград, с его обшарпанными коммуналками, котельными и заброшенными домами, в которых жили и творили люди, еще не узнавших разрушающую силу денег и зависимость от них. Это квартирники, это Рок-клуб, это Музыкальный Ринг, это крыши, это вечные посиделки на кухне, сигарета в руках, чай на столе, ну или не чай:) Она пишет немного восторженно о своих друзьях, но все же предельно честно, и я лишь подтвердила свое, уже ранее сложившееся мнение как о людях, о БГ, Цое и Кинчеве. Фото во вкладках – это отдельное удовольствие. Как и положено сказке, книга заканчивается свадьбой на прекрасном принце, правда спасать принцессе пришлось саму себя, но тем лучше и интересней. У книги планируется продолжение, которое я конечно же куплю. И пусть я в то время пешком под стол ходила, все равно это время и мое, музыка этих ребят и меня заманила в свое время в волшебную нору, и пусть кролик, который показал мне вход, давно стал призраком из прошлого, музыка эта все так же жива и неизменно поддерживает меня в трудные моменты. Не каждой повезло прожить такую интересную молодость, как Джоанне, хотя везение тут слово не вполне уместное, судьба несомненно дала ей многое, но и она творила свою судьбу и меняла судьбы многих.

  2. ne-ta-lady
    Оценил книгу

    Пожалуй, главный недостаток у книги один - мало. Хотя на самом деле не так уж мало, к тому же есть и второй том, но все же. Мало. Воспоминания Джоанны Стингрей читаются очень легко. Она очень достоверно описывает людей, которых советское, а затем и российское поколение знает как идолов, первооткрывателей рок-музыки, кумиров. До этого можно было посмотреть на творчество американцев влюбленными глазами русских. Версию "наоборот" никто не спешил транслировать. Конечно, возникает вопрос - на кой молодой американке вообще понадобилось тащиться в СССР с его "занавесом" и "многа-многа диких обезьян"? Жила бы себе спокойно возле бассейна, потягивая холодный лимонад и не парилась. Причина проста: хандра, депра, хотелось творить и приключений. Так Джоанна Стингрей познакомилась с Борисом Гребенщиковым, ставшим на долгие годы её другом и наставником. Не только с БГ, конечно, а практическим со всеми значимыми фигурами советского андеграунда. Пишет Стингрей о них с большой теплотой, подкупающей искренностью и любовью. Скажу честно - я никогда не питала особой симпатии к БГ. Не только потому, что мне не слишком нравится его музыка. А просто потому, что есть люди, глядя на которых, возникает ощущение "может, ты и мэтр, но человек так себе". Стингрей описывает несколько прецедентов, после которых можно то ли восхититься её жертвенностью, то ли недоумевать её наивности. Поскольку её отношение к БГ после этого не изменилось, она отнеслась с пониманием, что "Борису надо".
    Она рассуждает о БГ как о человеке с другой планеты, человеке вне времени и пространства. Которому прежде всего духовное и музыка, ибо главное - искусство. Однако гложут меня вовсе не смутные подозрения, что матерьяльного БГ был ой как не чужд. За это, кстати, я его как раз совершенно не осуждаю. Матерьяльное, особенно в те годы, а речь идет о конце 80-х, интересовало любого здравомыслящего человека. Антипатию он вызвал у меня тем, что подписал письмо против Стингрей. Не было ситуации "иначе нельзя" - Цой вот, например, не подписал, и ничего, выжил. Свою позицию аргументировал просто - "Джоанна мой друг".
    Вообще забавная получается картина - при том, что Стингрей не пишет плохо ни о ком, кто-то нравится, кто-то нет. Правда, БГ чисто по-человечески не нравился никогда. Иррационально, да, но факт. "Не нравишься ты мне", и все тут.
    Книгу активно раскритиковал Макаревич. Видимо, тем, что в первом томе о нем не сказано ни слова.

    «Еще бывает так: читаешь какую-нибудь «документальную» книгу о событиях, непосредственно в которых не участвовал, и в общем принимаешь всё за чистую монету. Потом вдруг натыкаешься на эпизод с твоим участием, и по количеству ахинеи и вранья на одной странице понимаешь, что и всё остальное в книге, видимо, такой же степени достоверности. <…> Я понимаю, что девичья память может подводить, но люди-то еще живы! Напиши, позвони, спроси! Или идея важнее?» — приводит слова Макаревича сайт kp.ru.

    Цимес в том, что он вообще не фигурирует в книге, кроме пары упоминаний вскользь. А Костю Кинчева, с которым у неё была кратковременная интрижка, рекомендовала к эксплуатации и похвалила как любовника. Жаба Макара придушила, что ли? :D

  3. innuendo689908
    Оценил книгу

    Главным событием местной рок-мемуаристики последних недель стал выход книги воспоминаний Джоанны Стингрей, написанной в соавторстве с её дочерью Мэдисон. Роль Джоанны в судьбах русских рок-музыкантов была настолько необычной, а её история настолько непохожей, на чью-либо ещё, что не могла не вызывать массу споров. Действительно ли выход двойного альбома Red Wave с песнями "Аквариума", "Кино", "Алисы" и "Странных игр" стал спусковым крючком "перестройки" в рок-музыке? Как девушка-фанатка смогла взять верх над советской бюрократической машиной? Какие ресурсы она задействовала? Теперь появилась возможность искать ответы на интересующие нас вопросы в её воспоминаниях.

    "История Джоанны - сказка. Сказка о молодой, наивной американской девчонке, почти случайно угодившей в Империю зла, открывшей там внезапно для себя Страну Чудес и поставившей перед собой задачу сделать эту Страну Чудес открытой и доступной всему миру", - пишет в предисловии переводчик этой книги Александр Кан, журналист, друг и биограф Сергея Курёхина. Вот самая точная формулировка. Многое в книге Джоанны Стингрей может вызывать недоумение: деление советского мира на положительных героев (подпольных рокеров) и всех остальных, борьба простой американской девушки и всемогущего КГБ, совершенно фантастическая love story Джоанны и Юрия Каспаряна, совершенно не говорящего по-английски... Не стоит забывать, что книжка написана не по горячим следам событий, а 30 лет спустя. За это время одни детали могли позабыться, а другие - наоборот, возникнуть из небытия.

    Ловить Стингрей на неточностях - дело простое, но неблагодарное. Вот Макаревич уже попробовал, результатом стали активные бурления в соцсетях, а доблестные СМИ, подытожив их, решили, что сам он дурак. Да, во многих советских реалиях она попросту не до конца разобралась, о многом судила исключительно со слов своих ленинградских друзей, которые явно упрощали картину. Это видно, например, по приведённому в книге интервью БГ образца 1984 года. Забавляет и то, что Джоанна далеко не всегда понимала, о чём поют её друзья, иначе не назвала бы "Группу крови" песней про войну в Афганистане. Миф о "простой американской девушке", в свою очередь, начинает рассыпаться, как только у Джоанны появляются проблемы. Тут же к её спасению подключается огромное количество разнообразных контактов, вплоть до клана Кеннеди. Неплохо, правда? А у Юры Каспаряна, хоть он не знал английский, и вообще, похоже, не был гигантом мысли, было важное преимущество перед Цоем, Гребенщиковым, Курёхиным, Кинчевым... В отличие от них он не был женат.!

    Конечно, культуртрегерство Джоанны Стингрей не оставалось незамеченным. Представьте себе: приезжает в Ленинград какая-то малопонятная американка, которая привозит музыкантам инструменты, рок-клубу - аппаратуру (которая, правда, не работала, так как была не приспособлена к советским розеткам с напряжением 220V. И пусть, по выражению некоторых саркастичных наблюдателей, выглядело это как "первые появления Миклухо-Маклая в папуасских деревнях", усилия Джоанны на волне начавшейся перестройки принесли определённые плоды - первыми на Запад "попали" ленинградские группы, точнее их песни, выпущенные на двойном альбоме Red Wave. Это не могло не вызвать бешенство больших дядь из Москвы. Товарищи вроде Стаса Намина вынашивают планы покорения Запада со своими группами, планомерно выстраивают контакты, и тут какая-то американка их опережает! Официальные конторы типа "Мелодии" с московскими товарищами были, похоже, солидарны - этим и объясняется полная желчи газетная кампания против Стингрей, разразившаяся уже во вполне либеральные перестроечные годы.

    В конце концов, правда, в покорении Запада поучаствовали все, а потом "красная волна" схлынула, и оказалось, что наши рокеры интересовали забугорных продюсеров по большей части не как культурное явление, а, скорее, как сказочные персонажи из забавной мифической страны. И русский рок, как в сказке, снова превратился в тыкву.

    Но это проза жизни. А книгу Стингрей действительно лучше всего читать как романтическую сказку о свободе, дружбе и любви для которых не существует никаких преград, ни языковых, ни идеологических, ни таможенных. Но и как своеобразный взгляд со стороны, приключения Джоанны в Стране Чудес всё же способны дать немало пищи для размышлений.

Цитаты из книги «Стингрей в Стране Чудес»

  1. Мы, американцы, в отличие от русских, столкнувшись с несправедливым к нам отношением, превращаемся в доисторических динозавров, готовых крушить все и вся на своем пути. Мы воспринимаем это как неотъемлемое право граждан своей собственной страны и мира.
    1 июля 2019
  2. счастье это – в пути, а не в конечном результате
    1 июля 2019
  3. серьезная цель обрекает человека на жизнь ради этой цели и что в такой жизни друзья, семья, удовольствие – все отходит на второй план.
    1 июля 2019