Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
  • MartinaG
    MartinaG
    Оценка:
    1700

    Harry Potter... The boy who lived... Came to die.

    Я прочла эту книгу четыре года назад. Но рецензию на нее пишу только сейчас, с содроганием в сердце, отсмотрев последний фильм Саги. Я вспоминаю все - как МЫ с Гарри играли в волшебные шахматы, как МЫ с Гарри посещали Хогсмид под плащем-невидимкой, как МЫ с Гарри тайком пробирались по Хогвартсу, ориентируясь на Карту Мародеров, как МЫ с Гарри переживали смерть Сириуса, как МЫ с Гарри... вступили в последнюю схватку. И победили в ней.
    А если победили - почему такое стойкое чувство поражения? Почему "All was well" для меня - самые бОльные слова в мире? Почему закрывать книгу было нереально больно, а сегодня, понимая, что приходится отпустить персонажей навсегда, мне становится горько, как будто это я умерла там, где-то на просторах Хогвартса, над которым медленно таяла защитная сфера...

    Гарри Поттер и его друзья. Мои друзья. Я буду помнить все:
    - как в школе, не имея денег на книгу, отдала 15 книг из своей коллекции "Ужастики" толстой девочке из моего класса за право прочесть ее книгу за одну ночь, перед премьерой фильма;
    - как первый раз очутилась в мире Поттера, 11летняя, мечтающая о своем поезде в Хогвартс, читая книгу за ночь под одеялом, с традиционным фонариком;
    - как во время сеанса на следующий день попала в мир киноПоттера и мне впервые повезло - я нашла под сидением деньги, ровно столько, сколько хватило на первых ТРИ книги о Гарри!!!
    - как каждая последующая книга была для меня... кусочком детства. Как я взрослела, но всегда имела обратный билет - на поезд в Хогвартс;
    - как за три дня до моего дня рождения вышла последняя книга, и как мне подарили рукопись на английском в ночь на мой праздник. И как я читала Дары Смерти, захлебываясь слезами.

    Ролинг говорила, что ей больно было убивать персонажей в книге. Но делала она это налегке - Авады Кедавры летали в воздухе тоннами, наполняя Хогвартс злобой и разрушая его, показывая нам, что детство закончилось. А детство действительно закончилось. Нам больше не стать такими же юными и восторженными. Гарри больше не сесть на поезд в Хогвартс - волшебные двери на вокзале Кингс-Кросс закрыты и для каждого из нас.

    Каждому из нас предстоит своя финальная схватка с тем злом, что, казалось бы, вокруг, но на деле - живет и в нас, частицей души каждого. И если не убить в себе это зло, пожертвовав, возможно, собой, победителями выйти не получится. У Гарри останется шрам, у каждого из нас - воспоминания. И пусть эти воспоминания напоминают нам о том, что у каждого в этом мире есть своя великая битва, и... свой ключ в детство. Волшебная белая сова и странный великан на мотоцикле больше не ждут нас, но Хогвартс... он глубоко в сердце каждого, кто рос вместе с Гарри.

    И мы встанем за эту частицу детства стеной, и будем драться до конца.

    Читать полностью
  • k_gorod
    k_gorod
    Оценка:
    274

    "Эта книга посвящается семерым людям сразу: Нэйлу, Джессике, Дэивиду, Кензи, Ди, Энн..."

    Что должна делать литература? И должна ли она что-то делать вообще?

    Вдохновлять (что важно), делать выводы (что необходимо), создавать плодотворную почву потоку мысли.

    Я расскажу две истории. Первая произошла совсем недавно, и наверняка многим покажется знакомой. А вторая - продукт моего детского прошлого, в котором эта история вызывала массу негодования.
    У меня есть друг (назовем его Вася), который очень любит читать книжки. Который очень любит думать и рассуждать. Сейчас он так же как и я, учится на филологическом факультете, правда в другом городе. Но изредка мы с ним видимся и много-много разговариваем.
    Как-то мы заговорили про писателя Петрушкина (назовем его так), и он сказал:
    - Знаешь, почему я никогда не читал Петрушкина? Потому что все сходят с ума оттого, какой он замечательный. Оттого что его читают все, и вокруг него много шумихи и рекламы" (это конечно не дословно, но смысл ясен).
    Что это? Какое-то дурацкое отрицание, суждение о том, чего не знаешь "по обложке", суждение на почве выражения "я не буду в этом стаде очередным бараном"... А еще Вася сказал, что и читать ему Петрушкина совсем не хочется, потому что он совсем нехороший писатель.

    Такое отношение к литературе (не только к ней, кстати) - какое-то взрослое предубеждение, которое вызывает неприязнь к чему-либо априори.

    А вторая история связана с моей учительницей математики, классе эдак в 3-5. Это была невысокая злая тетка, с уродливой родинкой на подбородке, которая не умела говорить тихо и каждое ее слово полосовало воздух пронзительными нотами. А еще она была очень религиозна. Так как я росла вместе с книгами про мальчика-который-выжил, я конечно читала его на переменах в школе, а во время уроков она частенько лежала у меня на парте. Однажды, провинившись на уроке математики, я оказалась прямо перед учительским столом и на глаза Марьи Петровны (пусть ее так зовут) попалась книга про мальчика Гарри.
    Что же она со мной сделала... После уроков я слушала ее проповедь несколько часов, про то, что ГП - это ересь, какой еще поискать, и как я могу в столь юном возрасте губить свою чистую душу подобным чтением. Она меня растерзала... разве что на исповедь не отвела.

    Но это не помешало мне читать ГП до самого конца.

    Суммируя эти две истории видно 1. страх (тех, кто делает выводы из воздуха), что книга им понравится и 2. страх тех, кто прикрывается чем-то, что бы показаться "взрослее", "достойнее" и т.п.
    Что сделали книги о мальчике Гарри?
    Разве не рассказала о том, как это здорово иметь друзей, любить их и помогать им?
    Разве не объяснили, что такое несправедливость, сила духа, самоотверженности и способность к самопожертвованию, право выбора (даже тогда, как-будто этого выбора вообще не существует)?
    Разве не подарили килограммы эмоций - слез, смеха, сопереживания... Разве не проникла история о мальчике сироте в сердца тех, кто очень сильно похож на Гарри и не научила таких взрослых и детей, как преодолеть эту тоску и печаль.
    Может быть именно это должна делать такая литература (без пяти минут взрослая литература для вдруг-полюбивших-читать-детей).
    Когда дети вырастут они с тем же интересом будут читать классику, именно потому что они помнят - книги расскажут, научат и подарят множество важных подарков.

    Вспомним роман А.С. Пушкина "Евгений Онегин". Роман печатался отельными главами по мере написания, и каждую главу публика ожидала с невероятным трепетом и нетерпением. Навевает воспоминания?

    "Эта книга посвящается и тебе, если ты готов остаться с Гарри до самого конца".

    Я осталась с Гарри до самого конца и никогда с ним не расстанусь - и это здорово!

    Читать полностью
  • Raziel
    Raziel
    Оценка:
    239

    «Дары Смерти» особенно ясно показали, насколько взрослыми стали книги о ГП. Такой вывод невольно напрашивается после прочтения эпизода, в котором миссис Уизли видит, как ведьма Беллатрикс Лестрейндж пытается убить Джинни заклятием смерти. «РУКИ ПРОЧЬ ОТ МОЕЙ ДОЧЕРИ, СУКА!» - кричит она. Пожалуй, это самая шокирующая «сука» во всей современной литературе.
    Стивен Кинг «Министерство Магии Дж.К. Роулинг»

    Для начала хочется сделать две вещи: порадоваться, что минусы отменили, и настоятельно отсоветовать всем, кому книга понравилась, читать все нижеследующее, тем более, что до конца вряд ли кто-нибудь доберется... Но высказаться, знаете ли, хочется. Рецензия Стивена Кинга вызывает у меня глубокое недоумение и надежду на тончайший сарказм, но в одном он прав: герои повзрослели. Годы идут, разжижение мозга у Гарри Поттера прогрессирует, в связи с чем не могу не выразить Ро респект за один из конгениальных проблесков самоиронии: «Гарри сбросил мантию-невидимку и взобрался на постамент, чтобы прочесть надпись: «Ума палата дороже злата». - Так что ты, похоже, беднее последнего нищего, дурак безмозглый, - насмешливо прокаркал хрипловатый голос». В качестве альтернативы слабоумию можно предположить крайнюю степень самонадеянности, иначе не объяснить тот факт, что Гарри продолжает упиваться монопольным правом на выкрикивание имени Волан-де-Морта на каждом углу, прекрасно зная, что это привлекает Пожирателей смерти. И пусть за это отвечает кто-нибудь другой. Пусть из-за этого будут пытать Гермиону, пусть его длинный язык убьет преданного Добби, все это для него вполне приемлемая плата за возможность лишний раз покрасоваться перед друзьями. Впрочем, в этой книге Гарри много думает, чувствует, страдает, читает нотации и даже блещет дедукцией. Ах да, еще он часто орет и изредка веселится (вспомните, как ему захотелось рассмеяться, вообразив изломанное тело мертвого Грюма с судорожно вращающимся глазом). Гермиона тоже повзрослела. Из умной, рассудительной девочки она превратилась в форменную истеричку, с писками и визгами прорыдавшую всю книгу напролет. Больше чем Гермиона утомляет разве что упоминание болящего шрама Гарри, своей частотой переходящее все мыслимые и немыслимые пределы. Рон Уизли, по большому счету, персонаж лишний. В этой книге его необходимость обусловлена двумя эпизодами: скандал в лесу, когда он ушел, громко хлопнув дверью, и эпилог. В остальном, Гарри с Гермионой составляли настолько симпатичный тандем, что возвращение Рона ничего кроме недоумения не вызвало. Хотя, надо отдать ему должное, в этой книге он тупил куда меньше самого Гарри.

    Пожалуй, главной интригой «Даров» было огромное количество смертей, анонсированное еще до ее выхода. Кто же умрет, кто? – гадали миллионы читателей, и я вместе с ними. Увы и ах, Роулинг перебила всю свою пеструю массовку, не убив ни одного из центральных персонажей. То, что у нее не хватит духу убить Гарри Поттера, думаю, ни у кого сомнений не вызывало, но остальные? Рон? Гермиона? Джинни? Драко? МакГонагалл? Да тот же Хагрид… Ну хоть кто-нибудь! Да, она убила Фреда Уизли, хотя, имхо, стоило бы убить Джорджа – все равно он остался без уха. За это аплодирую стоя; близнецы Уизли со своими кондитерскими извращениями (я уже молчу про их названия – продукты остервенелого словоблудия) давно уже заслужили какой-нибудь печальной участи. Кто еще? Люпин. Честно говоря, в пылу битвы я что-то прощелкал его гибель и весьма удивился, когда он был призван воскрешающим камнем. Эта смерть вызвала те же эмоции, что и смерть Сириуса в «Ордене Феникса» - ни-ка-ких. Все это – китайские болванчики без лиц, характеров и прочих половых признаков, имеющие ценность лишь для самого Поттера; ни одного из них не было жаль. Чуть не забыл про Снейпа! Я уже давно смирился с его гибелью, слухи о которой муссировавались еще до выхода книги, но эпизод с Нагайной возмутил до глубины души. Нужно было очень постараться, чтобы настолько бездарно убить такого примечательного во всех отношениях персонажа. А вот идея его любви к Лили с вытекающим из нее двойственным отношением к Гарри – имхо, лучшее, что придумала Ро для этой книги.

    Волан-де-Морт. Честное слово, я уже очень давно не встречал такого маникенообразного и, будем откровенны, глупого злодея. Это не персонаж – нет, это имя, которое все семь книг без конца мусолят, это пугало, которым все без конца стращают друг друга, не больше. Даже попытка разобраться в его мотивах, заглянув в детство и юность, напоминает параграф из какой-нибудь книги серии «Популярная психология». Стремления Ро поведать читателю о его мыслях выглядят довольно странно и неуместно, как если бы она начала рассказывать о мыслях, скажем, портрета Моны Лизы или стула... Кроме того, ВДМ символизирует все то, что мне в этой книге не понравилось – жирная красная линия между черным и белым. Зло у Роулинг изображено хитрым, но глупым, а добро – отчаянно благородным. Белоснежно белое и чернильно черное, конечно, очень красивая морально-этическая концепция, увы, мертворожденная. Впрочем, нет, был один эпизод с Питером, но это не тенденция. С первых страниц, на которых описана тусовка Пожирателей Смерти, Роулинг так пыжится внушить читателю отвращение, что от этих потуг и в самом деле становится противно…

    Преподаватели впечатлили. Мне всегда было интересно увидеть всех этих многомудрых теоретиков в бою; Волан-де-Морт - Волан-де-Мортом, а они тоже не лыком шиты, думал я, зададут перца – мало не покажется. Не показалось. МакГонагалл повела в бой… парты. Бросилась с криком «за мерлиновы трусы!» в самую гущу сражения во главе своей деревянной армии. Треллани внушила Пожирателям Смерти ужас полной сумочкой гадальных шаров, которыми мочила всех без жалости и сожалений. Стебль швыряла на головы мерзавцам выращенные в теплицах образчики местной флоры. Сложно вообразить более нелепую сцену решающей битвы. Но круче всех зажгла наша святая троица: вокруг мечутся авады с кедаврами, а они лупят всех направо и налево своими «оглушающими заклятьями». Нет слов. Здесь Ро явно решила и рыбку съесть, и на люстре покачаться – и запихнуть своих любимых героев в сердце противостояния, и не замарать их ручки убийствами и непростительными чарами. Уже тогда стало ясно, что Гарри уничтожит Волан де Морта не авадой, как я думал с самого начала (да, это было бы по-взрослому), а каким-нибудь экзотическим способом, чтобы не заляпать свой белый фрак. Кстати, Пожирателей тоже нельзя упрекнуть в отсутствии благородства: прежде чем выстрелить в Гарри каким-нибудь страшным заклятием, они все время орут «ПОТТЕР!!», чтобы у того была возможность вовремя их оглушить.

    Помимо прочего хотелось бы посетовать на предсказуемость сюжета, прямо вытекающую из примитивности авторского мышления. Если не считать всей эти ГП-ВДМ канители с выяснением, у кого палочка длиннее, и пояснений развязки, в которых сам черт палочку сломит, интриги получились до ужаса примитивными, причем как мелкие (личность вора из видения Гарри или содержимое снитча), так и к более крупные. Как же мне понравились эпизоды из воспоминаний Снейпа, в которых Дамблдор говорит, что Гарри должен умереть ради избавления человечества от ВДМ! Я прямо зауважал Ро. В первые минуты я и в самом деле клюнул, попавшись в довольно детскую ловушку образа нового Дамблдора, который упорно создавался на протяжении всей книги.
    «- Я шпионил ради вас, лгал ради вас, подвергал себя смертельной опасности ради вас. И думал, что делаю все это для того, чтобы сохранить жизнь сыну Лили. А теперь вы говорите мне, что растили его как свинью для убоя...
    - Это прямо-таки трогательно, Северус, - серьезно сказал Дамблдор».

    Самая роскошная цитата книги! Однако по зрелому размышлению стало очевидно, что Роулинг просто физически не потянет сложный вопрос двух зол, и уж тем более не решится дать на него такой ответ, тем более устами Дамлдора. Разумеется, все это часть очередного «плана Дамблдора» (а у него всегда есть отличный план!), и если Гарри это видит, значит, Альбус хотел, чтобы он увидел именно это. Вот сейчас он посмотрит и пойдет в лес в очередной раз выносить читателю мозг своими горькими разочарованиями, душевными страданиями и высокой жертвенностью. Меня прямо-таки умилила мысль Гарри «то, что Дамблдор молчал насчет общих для них мест и общего опыта, было равносильно лжи». Ложь – это еще мягко сказано, это как минимум предательство, пощечина и плевок в лицо. Молчал он про общий опыт и места, подумать только, негодяй какой... Кстати, мне совершенно не понравились сюсюканья Дамблдора на тему того, что Гарри – гораздо лучше его самого. Неприятно думать, что на старости лет верховный чародей Визенгамота впал в маразм. Впрочем, и сама Роулинг ближе к концу стала заговариваться. В одном и том же диалоге с ВДМ дважды звучит «- Ты смеешь... - Да, смею!» Видимо, автору эта фраза показалась очень колоритной, странно, что она не озвучила ее еще раз для пущего эффекта.

    Отдельно хочется отметить «прекрасный» перевод. Портьеры задергиваются со стуком, по воздуху летают ошметки рвоты, Гарри говорит «между двумя ложками», словно в фильме «Пила» герои заглядывают друг другу в мозг (и «закрывают» его) и прочая, прочая... А ведь переводчик всего-навсего не сумел хоть как-нибудь облагородить, мягко говоря, незамысловатый слог учительницы английского языка, которая считает совершенно необходимым сообщать читателю, успела ли Гермиона донести ложку до рта, прежде чем поделиться с друзьями своими умными мыслями; которая искренне верит, что если что-то выбросить, а кто-то это подберет – это называется «украсть» и которая вместе со своим героем страдает разжижением мозга, выдавая фразы в духе «Гарри ни в чем не был уверен и все же не сомневался…» Да, в этом весь Гарри. А уж к чему и зачем грузить читателя сентенциями а-ля «…заставив его язык завернуться назад и лишив Гарри возможности произнести хоть слово. Впрочем, прежде чем он успел засунуть палец в рот, чтобы расправить язык, тот развернулся сам собой» вкупе со своими кулинарными фантазиями (я про блевальные батончики и прочая) и вовсе за гранью моего понимания.

    Говоря о сюжете в целом, не могу не отметить, что он напомнил мне «Принца-полукровку», в котором всю книгу, за исключением пары глав в финале, не происходило ровным счетом ничего, кроме выяснения отношений на почве того, кто с кем целуется. Так и здесь: сотни страниц переливания из пустого в порожнее с крохотными вкраплениями хороших эпизодов ради нескольких десятков чего-то достойного в самом конце. Самое большое недоумение у меня вызвали абсолютно лишние эпизоды на природе. Очевидно, Ро пыталась подражать классической фэнтези, в которой герои пересекают полмира ради выполнения своей сверхзадачи, я уже молчу об откровенном закосе под «Властелина колец», ведь даже Кольцо (медальон), носимое на цепочке, изматывающее своего обладателя и внушающее злые мысли, присутствует. Разница лишь в том, что как бы ни пыталась Ро создать впечатление некоего путешествия, по факту – никуда они не путешествовали, а просто прятались. Им и идти-то никуда не надо было, они ведь могли трансгрессировать… Или взять всю эту историю с Дарами, придуманную исключительно ради красивого жеста в финале... В общем, остается только порадоваться, что Джоан Роулинг закрыла последнюю Дверь, оставив за ней неразгаданную загадку и запах горелых трусов, витающий в воздухе. Надеюсь, что ее угрозы о том, что она напишет еще пару книг о Гарри Поттере, останутся пустыми угрозами.

    Читать полностью
  • Shishkodryomov
    Shishkodryomov
    Оценка:
    207

    Становится в очередной раз грустно за современников, ибо никто из молодых волшебников не достиг особых высот. Как и современная российская проза. Труда «Гарри Поттер» Джоанны Роулинг это не касается, ибо он стал классикой жанра буквально на глазах.

    Четверка бузотеров во главе с Джеймсом Поттером создала Карту Мародеров и сделалась анимагами. Волан-де-Морт открыл Тайную Комнату, нашел утерянную диадему Кандиды Коктевран, придумал способ дальше всех пройти по стезе бессмертия. Дамблдор вообще был великим волшебником современности, прославившимся в алхимии, использовании драконьей крови и тому подобное. А по словам бессменного экзаменатора Хогвартс Мэрчбэнкс «что он вытворял своей палочкой! Я такого в жизни не видывала». Даже Снегг преуспел на поприще зельеварения и придумал кучу собственных заклинаний. Никаких подобных свершений (за исключением близнецов Уизли, чьи достижения весьма сомнительны) мы не наблюдаем со стороны Гарри Поттера и его поколения.

    Трио «Гарри – Гермоина – Рон». Основную работу в этой тройке выполняет Гермиона, подобно женщине из семьи ортодоксальных евреев. Она ходячая энциклопедия, хозяйственный блок (причем все вещи таскает буквально на своем горбу), генератор идей и их же исполнитель. Гарри Поттер – он Главный. Начальник, основная заслуга которого в том, что он обладает противоестественной связью с врагом, ну и, как правило, формирует глобальную итоговую идею. На фоне ежедневной пахоты Гермионы это выглядит практически издевательством. Все несколько сглаживается тем, что, компенсируя недостаток ума отмороженной храбростью, Гарри постоянно везде лезет, из-за чего половину времени лежит в больнице и ни у кого не поворачивается язык его критиковать. Напротив, он постоянно получает благодарности за спасение преимущественно Уизли от самих Уизли, все беды которых начались в аккурат после того, как они с Гарри Поттером познакомились. Но есть же еще Рон. В этой тройке он используется в основном в качестве обозной девки, исключительно ради развлечения. Разряжает атмосферу (или наоборот, нагнетает ее), мелькает перед глазами Гермионы, вызывая у нее недвусмысленные желания. Рон – генератор эмоций и энергии.

    Вообще, о поттериане можно писать сколько угодно, но последняя книга – это реальный шедевр, можно читать, перечитывать и умолять Роулинг, чтобы она не писала больше всяких «Счастливых вакансий».

    Читать полностью
  • zhem4uzhinka
    zhem4uzhinka
    Оценка:
    180

    "Гарри Поттера" будут читать. И взрослые, и дети. Вот хотя бы чтоб побродить немного в таком необычном, уникальном мире, настоящем таком. Живом. Не так уж много в литературе столь больших живых миров.
    Тем, кто еще прочитает эти семь томов увлекательнейшей сказки, конечно, повезет. Но нам все-таки повезло больше - тем, кто взрослел вместе с Гарри.
    Когда считали дни до выхода новой книжки, а меж тем подтягивали английский, читая в оригинале скачанные черт знает где страницы в pdf. Когда приходилось ловить очередную книжку в различных "отдам даром", потому что из-за спроса цены на них задирали, а денег не было хронически, такой уж возраст. Когда каждый сходил с ума по-своему в длительные периоды между выходами последних книжек: кто писал чудовищные по форме и содержанию фанфики, кто играл в разнообразные виртуальные школы волшебства, кто скупал русские книжки примазавшихся к славе Роулинг авторов... Я, помнится, зачитывалась "Большой Игрой Дамблдора", масштабным анализом двух филологов в ЖЖурнале .
    И ведь, помимо книжек, ждали фильмы, ждали игры, обсуждали все вышедшее, выискивали спойлеры из грядущего, передавали сплетни по сети туда-сюда.. Это был отдельный пласт в жизни, конечно, очень тоненький, но все-таки - пласт.
    Брать книжку за книжкой с полки и проглотить всю историю за пару недель - здорово, конечно, но все-таки - не то.

    Мы счастливцы.

    Читать полностью