Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Я, ты, он, она и другие извращенцы. Об инстинктах, которых мы стыдимся

Я, ты, он, она и другие извращенцы. Об инстинктах, которых мы стыдимся
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
449 уже добавили
Оценка читателей
3.61

Известно, что под одеждой все люди голые. Джесси Беринг напоминает, что все люди еще и ненормальные. Американский психолог и журналист ведет нас мимо витрин полового паноптикума, в которых отражаемся мы сами, и предлагает трезво глядеть на странности, которые делают людей разными – и такими похожими. Вероятно, лишь рассмотрев вопросы пола с научных позиций, можно разрешить некоторые вечные затруднения человечества – или хотя бы привести в порядок скелеты в наших собственных шкафах.

Лучшие рецензии
countymayo
countymayo
Оценка:
301

«Я список кораблей прочёл до середины...» - писал великий Мандельштам. А я список парафилий прочла целиком и выучила к зачёту. Полк эксгибиционистов, распахнув полы плащей, шагал перед моим внутренним взором. Фетишисты несли свои фетиши, вуайеристы — подзорные трубы, а с чем шли копрофаги — давайте я не буду углубляться. Садисты с гиканьем скакали на взнузданных мазохистах. За ними бежали апотемнофилы в смутной надежде, что кто-нибудь кому-нибудь что-нибудь оторвёт. Стройными рядами маршировали аутогинефилы в женских платьях, диппольдисты свистели розгами, флагеллянты махали кнутами. На тысячу мужчин приходилась только одна женщина — таково соотношение парафилов в нашей цивилизации. Утром я проснулась и пошла на зачёт.

А вот мелиссофилы мне не снились. Их в моём списке не оказалось.

Джесси Беринг, однако, о них упоминает.

Мелиссофилы-то меня и доконали.

В одной из ранних повестей Алексея Толстого некий помещик Налымов, хозяин своеобразного гарема, вздумал издевнуться над гостями: пригласил их на оргию, а сам поставил в окна открытые ульи с пчёлами. Пчелы, известно, греха не любят и принялись гостей в голые места чкалить, а гости все до одного голые. Вот мы с барином животы и надорвали. Может быть, Налымов и его слуга был мелиссофилы-вуайеристы? Ах, шалунишки! Но об этом история умалчивает. И очень хорошо. Собственно, обсуждая парафилии, первое, о чём спрашиваешь себя: а хочу ли я о других людях это знать? Вот Фёдор Сологуб, например, блаженствовал от порки: сей факт что-то прибавляет к пониманию его поэзии и прозы?
А ведь прибавляет.

Итак, американский профессор психологии, открытый гей (это важно), решил раскрыть перед нами постыдные тайны различных сексуальных девиаций и начал весьма нетривиально:
- Да мы все, все извращенцы!
По сути, книга не о девиациях, как таковых, не о девиантах, а о том, почему девиации считаются девиациями. В Древней Греции застыдили бы мужчину, задумавшего жениться на ровеснице. Для зрелых мужчин идеальные брачные партнёрши - девочки от двенадцати лет. То есть именно те особы, за которых в наше время можно плотно сесть в тюрьму и претерпеть общественное порицание. А вот, например, новогвинейская народность самбия. У них принято забирать мальчиков 5-6 лет от матерей и помещать в мужские дома, где основная обязанность детей — орально удовлетворять старших товарищей. Чем больше «мужского молока» поглотит мальчик, тем больше его шансы стать настоящим воином. Беринг пишет: несмотря на эту изуверскую практику, самбия вырастают уравновешенными людьми, не травматиками. Любопытно, если у них такие представления о счастливом детстве, какие же представления о травме и уравновешенности. Сразу вспоминается «Принц и нищий»: Красивая девушка, хороших правил и примерного поведения: никто не видал ее пьяной больше четырех раз в неделю. То, что в одном обществе — наихудшая извращённость, в другом — будет приветствоваться как идеал духовной высоты. Так что озадачиваться, почему, например, скотоложство — это скверно, полезно не только с точки зрения казуистики, а и с точки зрения социологических штудий.

Чего мне не хватило в книге? Женского взгляда на проблему и, более того, женской постановки вопросов. Когда твоя вероятность оказаться извращенкой меньше в тысячу раз, нежели у любого из твоих знакомых мужеска пола, это, согласитесь, накладывает свой отпечаток.
Но.
Я оглянулась на шутовское шествие из моего сна. Оно перестало быть шутовским. Люди, живые люди, страдающие и наслаждающиеся, смотрели на меня.

Читать полностью
SinInGrin
SinInGrin
Оценка:
108

Хотела, черт возьми, успеть быстрее всех прочитать книгу и оставить отзыв, чем снискать себе славу главного извращенца сайта, но поди ж ты тут успей. Пока собиралась-собиралась и мысль свою, как удав из детского мультика, думала - вон тут уже какая очередь набежала. Безобразие.

Главным вопросом любой подобной книги, да, будем честны, вообще любой психологической книги - был, есть и будет вопрос - "а что же такое, собственно, эта норма?". Без суеты - здесь он также выходит на первый план. Попробуем разобраться.

Говоря откровенно, за всю мою жизнь я не встречала ни одного человека у которого не было бы нетрадиционных сексуальных желаний ( говоря о тех, у кого завеса данной темы оказывалась приоткрытой ). Возможно, такие где-то и существуют, но мне про них ничего неизвестно. И думается мне, что даже если кто-то и входит в данную плеяду "абсолютно традиционных", то в современном обществе уж вот они-то как раз и должны считаться главными извращенцами. Но шутки-шутками, а факты-фактами. И это не значит, что все свое свободное время я провожу в салонах для извращенцев, а все мои знакомые - отъехавшие неадекватные люди. Люди разные. И в этом соль.

Начну издалека. Существует некоторая "теория возбуждения", которая подразумевает, что для разных отдельных ситуаций у разных конкретных субъектов "уровень идеального возбуждения" будет варьироваться и будет сугубо индивидуальным. Нулевой уровень возбуждения, к слову - это смерть. Соответственно, уровень нужды в дополнительной стимуляции для поддержания идеального возбуждения для каждого отдельного человека зависит от того, к какой группе он относится. Существует некий тест Цукермана, по которому это можно определить, но, впрочем, и без него все довольно логично. Люди ищущие острых ощущений, любящие экстремальные виды спорта или отдыха, предпочитающие острую и соленую пищу, выбирающие жизнь в мегаполисах, а не провинции, употребляющие алкоголь или наркотики, имеющие большее кол-во сексуальных партнеров, имеющие нетрадиционные сексуальные желания и т.п. - относятся к группе людей, которым дополнительная стимуляция необходима (!) для поддержания внутреннего комфорта. ( Этого в книге нет. Это мое затянувшееся вступление. )

Ближе к телу. Логично понимать, что понятие "норма" включает в себя огромное количество факторов и очень ситуативно. И как бы прогрессивно ни было общество в целом, нормальность и ненормальность зависит все же в большей части от культурного релятивизма. Беринг приводит факты, доказывающие в очередной раз, что то, что одному - гуд, другому - очень бэд, не в масштабе пейзажа одной конкретной спальни, но в масштабе конкретных локализованных обществ. ( В некоторых штатах, кстати, преследуется законом любое соитие, если оно не представляет собой соитие двух, зарегистрировавших официально свой брак, разнополых лиц, находящихся при этом занятии лицом к лицу. Нас бы уже всех посадили, да ). Во многих племенах совокупление с несовершеннолетними по сей день - обычное дело, для некоторых обществ приемлемо многоженство, в некоторых странах легальна зоофилия, а где-то мужеложество запрещено законом. Ну, все это опять же понятно и так.

Еще ближе к телу. Отвлекаясь же теперь от социальных подтекстов и культур, переходим к частным спальням. Что же считается девиацией ( извращением ). Вообще, насколько мне известно не из сексопатологии, а из психологии, то однозначным отклонением ( психопатологией ) считается, когда пациент способен причинить вред себе или окружающим ( и причиняет тоже, да ). Т.е., если вы прекрасным кинжалом вырезаете прекрасные узоры на прекрасной спине вашего бойфренда, то, как бы это было ни прискорбно, но даже если ваш прекрасный бойфренд очень за, это будет считаться отклонением и девиацией. Однако же, на деле, список девиаций гораздо шире. Довольно огорчил тот факт, что гомосексуалы у Беринга выставлены девиантами, хотя никакого отношения ориентация к девиациям иметь не может. Это даже подтверждено руководством DSM-V ( Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders - Руководство по диагностике и статистике психических расстройств) в 5-ом переиздании. А именно в этом переиздании, между прочим, границы патологий расширены настолько, что в касту извращенцев входит просто-таки каждый первый. Да-да, мои маленькие извращенцы. Вы тоже.

Так вот. Отойдем от ориентации, благо даже в одном из самых гомофобских - российском обществе - уже так или иначе воспитывается терпимость к человеческому выбору, назовем это так и не станем уходить в дебри. ( А вот вам самый страшный кошмар для гомофоба - бытует теория, что мы все - бисексуальны! Бу! ) И вернемся к парафилиям. Абстрагировавшись от догм, мол, насиловать детей - плохо, бить людей нельзя, мальчики не должны носить чулок и подвязок и т.п., обратимся на мгновение к чувствам тех самых якобы инакомыслящих и инокажелающих. Дело в том, что мода на хуление любого образа жизни, отличного от того, который ведет сам хулящий - бубонная чума любого социума. Но давайте взглянем правде в глаза, сексуальные желания априори имеют физиологический подтекст, обмануть который не так уж и просто. Пойдите возбудитесь на коня или получите физическое удовлетворение, когда вас бьют. Потому говорить о моде на что-либо в данном формате, мягко говоря, странно.

С другой стороны, постарайтесь представить, что чувствует человек, который смог исполнить супружеский долг в первую брачную ночь, лишь закрыв глаза и представив, что его жена – лошадь, как один доктор, описываемый Берингом. Или другой пример. Представьте, что чувствует человек, который не может получить сексуального удовлетворения без причинения боли партнеру. Что, хочу заметить, для некоторых невозможно без поддержания некоторой доли к партнеру отвращения, которое он вынужден ситуативно поддерживать искусственным путем. Или подумайте, каково будет человеку, который совершенно не виноват в том, что проявляет повышенный интерес, скажем, к несовершеннолетним мальчикам. Понимая при этом, что он никогда не сможет свои желания удовлетворить ( статья 133 ибо мешает или нравственное начало ). И так по кругу. Оказаться загнанным в угол собственным либидо - не так уж и радостно, не находите ли?

Главная печаль книги в том, что вся апологетика Беринга, в виде формата - мы все извращенцы, "нормален кто ж?", нет никаких девиантов и прочие оправдания, сводится на деле, как это ни грустно, к оправданию только одного извращенца - самого Беринга. Его "я" так много, что никому другому просто не осталось места и нон-фикшн мягко перетек в биографию-индульгенцию. Слишком много неточностей и моментов, выказывающих, дилетантизм. Нелепая и неуместная ирония - раздражает.

Впрочем, для местами закостеневшего общества, перевоспитание которого может производиться только массовым вливанием истин, такие книги важны в любом случае. Чтобы когда-нибудь отрицание любого не такого, как ты могло перейти из состояния нормы в состояние патологии. Потому на мою исключительно субъективную оценку внимание обращать можно только косвенно. А можно и не.

Читать полностью
tirrato
tirrato
Оценка:
13

Нон-фикшн. Порно и задорно. Кхм. Вполне себе интересный экскурс в человеческую сексуальность и историю её восприятия в нашем обществе. Ориентир, как подсказывает название книги, на сексуальные девиации и всё, что выходит за рамки "нормы". Почему норма в кавычках? Потому что Беринг отрицает само существование нормы, так как восприятие чего-то как естественного или противоестественного заведомо ведёт в тупик. Не только у каждой культуры, но и у каждого человека своё собственное восприятие "нормального", из-за этого так много расхождений во взглядах и холиварчиков в интернете, не говоря уж о реальных войнах.

Беринг использует другую теорию, которая, как мне показалось, настолько гениально в своей простоте, что заслуживает гораздо большего распространения и признания. Это теория причинённого вреда. Пытаться контролировать законодательно нужно только те вещи, которые причиняют вред окружающим или приносят дистресс самому человеку, то есть, причиняют ему страдания, которые влияют на качество жизни. Мне кажется, что стоит применять эту теорию в абсолютном большинстве случаев, связанных с человеческой сексуальностью, и многих проблем можно было бы избежать.

Кроме того, Беринг разделяет понятия "мысли/желание" и "поступки" и говорит о том, что первое ни в коем случае не равно второму и не должно подвергаться острому осуждению, а уж тем более - судебному преследованию. Действительно, первое может быть опасно только в том случае, когда причиняет страдания самому человеку, а эти страдания, как ни странно, обычно навязаны извне, так как общество осуждает не только поступки, но и мысли.

Всё вышеперечисленное поделено на разделы и приправлено остроумными комментариями и результатами научных исследований (ура, сноски со ссылками!). Книга читает легко и увлекательно, несмотря на графичность описаний и шуточки ниже пояса. Пищи для размышлений даёт много, может, кого-то заставит пересмотреть свои взгляды на "норму", "мораль" и "нравственность".

Проблемами этой книги для меня стали следующие пункты:

- мало места уделено женской сексуальности, кроме рассказов о том, почему она исторически поощряется меньше, чем мужская, и факте о том. что соотношение мужчин с девиациями и женщин - 99 к 1. Но, наверное, надо читать кого-то, кто имеет хоть какое-то отношение к женской сексуальности.

- очень неровное повествование. Беринга регулярно уносит в забавные истории и случаи. Сам по себе это, конечно, хорошо и увлекательно, но иногда слишком отвлекает от основных мыслей.

- слишком большой, хоть и интересный, раздел посвящён различным видам возрастных девиаций, но другие затронуты очень поверхностно и освещены слабо. Хотелось бы равномерности, но тут, видимо, Берингу интереснее именно эти темы.

В целом, очень интересный экскурс, читать было увлекательно и познавательно, а это то, что нужно в хорошем лёгком научпопе. Советую.

Читать полностью
Лучшая цитата
несколько исследований в области психологии потребления показали, что люди скорее купят одежду, к которой прикасались физически привлекательные продавцы
В мои цитаты Удалить из цитат
Другие книги подборки «Психология для всех: 25 новых книг»