Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Пирр. Царь Эпира

Добавить в мои книги
60 уже добавили
Оценка читателей
5.0
Написать рецензию
  • Victor_V_Babikov
    Victor_V_Babikov
    Оценка:
    13

    Когда жизнь обрывается, всегда остаётся вопрос, а что бы ушедший сделал потом? Что написал бы Цой в конце девяностых? А Леннон сейчас? А Пушкин после 1837 года? Но во времена, когда политика была искусством войны, а цари (они же полководцы) отвечали за неё головой перед своими солдатами, ответ можно было найти у ближайшего оракула. Тогда боги жили на земле и часто спускались с Олимпа, чтобы поиграть человеческими судьбами. И не важно, насколько верно это теологически. Важно, что люди жили с ощущением близости своих богов, среди богов. И неудивительно, что зачастую сами становились богами!
    Что бы сделал Александр Македонский, не умри он на 33-ем году жизни? Может он просто не дожил до своего поражения? Все исторические исследования заканчиваются скороговоркой, что после его смерти, его диадохи погрязли в дележе его наследства. Как будто выключили лампочку, и дорога погрузилась во тьму. А между тем, после Александра жизнь не прекратилась.
    Сложность исторического повествования – это проход между Сциллой и Харибдой установленных дат и описания человеческой природы отношений. Попробуйте быть интересным на протяжении 222 страниц. Великолепный рассказчик!
    Следующая поразительная вещь этой книги (после языка) – это сам автор. Мне почему-то казалось во время чтения, что это наш современник. И вдруг, в энциклопедии высвечиваются даты жизни Джейкоб Эбботт (англ. Jacob Abbott, 14 ноября 1803, Хэллоуэлл, штат Мэн — 31 октября 1879). Вот те раз! Такое проникновение в материал!
    Имена исторических персонажей обрели плоть, с неослабным вниманием следишь за событиями. Потрясает трагедия живых людей, настоящая греческая трагедия! С содроганием узнаёшь подробности семейных дрязг, жертвам которых несть числа. Ради каких-то (теперь понятно) представлений о себе и о своём месте в жизни, срывать массы людей и натравливать их друг на друга. Непостижимо! И всё же этот мир понятен. Может потому, что когда богов нет – это почти тоже, что они живут среди нас. Пирр жил среди легендарных полубогов. Он много накуролесил, столкнулся с набиравшим силу Римом. Но его деятельная жизнь походила на юлу – казалось, стоит ему остановиться – и он упадёт. И эпилогом не стала даже его непредсказуемая смерть. Кем бы мы стали, если бы у нас было такое окружение? Пошла бы история так, будто нас в ней и не было? А наша жизнь? Это ли не Пиррова победа?

    Читать полностью