Arlett
Оценил книгу

Можно сказать, что “Морской волк” - моя детская психологическая травма. Я сейчас говорю о советском фильме, впечатления от которого сильны до сих пор. Психологи любят укладывать своих посетителей на кушетку и копаться в их детстве. Так вот, окажись я на этой кушетке, я бы рассказала, что моя нездоровая любовь к забористым психологическим триллерам началась в девять лет, когда я - невинное дитя - начала смотреть “Морского волка”. Это был шок. Это было потрясение. Это был чертов гипноз. Я не понимала и половины разговоров, но фильм лишал меня возможности двигаться. Волк Ларссен пугал меня до ужаса, но каждый вечер я бежала из парка вперед бабушки, лишь бы не пропустить начало вечернего показа новой серии. Вот и представьте, какой мощной притягательностью должен был он обладать, чтобы согнать меня с каруселек и игровых автоматов. Прошло много лет, прежде чем я решилась на книгу. И знаете. Ничего не изменилось. Я всё так же цепенею. Это ужасно и это восхитительно. А образы из того самого советского фильма из моей головы уже не вытравит никакая сила, я и сейчас вижу их только такими.

А теперь я примерю на себя костюмчик Капитана Очевидность и кратенько расскажу о сюжете. Хэмфри ван Вейден - интеллигент до мозга костей, джентльмен, книжный червь, короче говоря, литературный критик с постоянным доходом с отцовских капиталов попадает в кораблекрушение. Паром, на котором он ехал, столкнулся с другим кораблем из-за сильного тумана, и вот наш Хэмфри уже бултыхается в открытом море, куда его занесло течением, со слабой надеждой на спасение. Но спасение пришло. Мимо проходила шхуна “Призрак” и Хэмфри был спасен. Но на самом деле, наш труженик пера и бумаги попал в жесткую переделку. Теперь ему предстоит или стать мужиком или сдохнуть. Надо признать, что у Хэмфри хватило сил выжить и противостоять обстоятельствам. Если учесть, что одно из обстоятельств звали капитаном Ларссеном - Морским Волком - который забавы ради решил посмотреть, выйдет ли из этого мямли что-нибудь стоящее, точнее стоящее на своих ногах, или нет, то станет ясно, что задача у Хэмфри была не из простых. Всё усложняется еще больше, когда на борту появляется появляется женщина.

Странная у меня завелась традиция. Под конец года читать не о рождественских чудесах и новогодних хэппи эндах, а о брутальных мужиках. В прошлом году это был “Крестный отец”, в этом - Волк Ларссен - гениальный негодяй. Удивительная штука - умом ты понимаешь, что Ларссен, конечно же, сволочь, он жесток и коварен. Но от него невозможно отвести глаз, именно его постоянно хочется “видеть в кадре”. Он прекрасен, как пламя, как грациозный дикий и опасный зверь, он ужасен как стихия, но завораживает своей силой и своим умом. А уж когда он начинает говорить, то держись крепче. Он легко, как спички, одну за другой, будет ломать все опоры, на которых ты стоишь. Мораль, ценность жизни, человеколюбие. Хрясь, хрясь, хрясь, всё тлен, всё пустое. Жизнь - свинство, цель которой пожрать другого, чтобы не сожрали тебя, будь сильным, чтобы выше залезть по головам и жрать лучше, и спать мягче. Читатель и моргнуть не успеет, как окажется в паутине жесткой логики и железных аргументов. И вот ты уже согласно киваешь головой. Киваешь, киваешь, перед собой-то можно не притворяйся. Вспомни, неужели никогда не сомневался в ценности каждой жизни? Даже того вонючего бомжа, из-за которого пришлось пересесть в другой вагон? Ларссен - это отрава, это яд, это первобытная сила, где каждый сам за себя. Пятьдесят страниц Ларссена и вот уже за каждым благородным цивилизованным поступком ты видишь лишь возможность наживы. Хотите пример? Да хоть недавний скандал, что в театральной постановке Гермиону будет играть актриса с темной кожей. Толерантность - скажет современное прогрессивное общество. Бабло, скажу я. На белых маглах Поттер уже хорошо заработал, пришло время окучить цветной рынок. Вы представьте, как вырастут продажи политкорректного Поттера в тех кругах, для которых это важно. Да, закваска Волка Ларссена еще бродит в моей крови. Он так просто не отпустит. Морской дьявол!

Как вы уже поняли, всё остальное в книге для меня вторично, на фоне волка все меркнет.
Лондон нам показывает, что любовь - это самый мощный стимул для саморазвития и преодоления трудностей. Мощнее, чем страх или ненависть. Хорошо, пусть так. Но, как по мне, малость переборщил он с сахаром. И женщина у него в романе вся ну такая идеальная, ну такая мужественная, ну такая стойкая и отважная. И красавица, разумеется. И с чувством юмора, и в свои 27 уже успела написать несколько сборников годных стихов. Прекрасная молодая поэтесса без бзиков и хронической хандры. Как-то это слишком. Настолько, что после реализма на “Призраке” с охотниками и матросней, от нее начинает подташнивать. После солонины от такого рахат-лукума просто воротит.

Есть у меня к Лондону и парочка вопросов:
Ларссен фактически похищал людей. Почему он не боялся кары закона, если не планировал изначально их убить? Или планировал?

Где Хэмфри с Мод брали на острове запасы пресной воды. Или я что-то упустила?
А воды надо было очень много. Ведь у Мод, как на нее не посмотри, такие блестящие и пушистые волосы, которые так и сияют на солнце. Знал ли Лондон, сколько сил надо потратить женщине, чтобы её каштановые локоны сияли? Знал ли он, как трудно поддерживать это сияние, если на них постоянно попадает морская вода и жир от котиков. Мы не берем сейчас в расчет такую фигню, как стресс, усталость и постоянное воздействие ветра. У Мод они росли сами по себе, всегда чистые и пушистые. Наивный, наивный мужчина. И, заметьте, тут я даже не пытаюсь поднять такую актуальную проблему, которая у развитых женщин встает ежемесячно. Всё это остается на кадром, чтобы не портить светлый образ юной феи, который в реальности претерпел бы мощнейший удар еще когда они вместе плыли в одной шлюпке. Любовь любовью, но физиология диктует свои правила, тут уж никуда не денешься.

Итог: Ларссен - чертов гений, Хэмфри - нудноватая мораль, Мод - мужская фантазия. Книга - удар по голове и пряник в глазури на десерт.