Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Цитаты из Мартин Иден

Слушать
Читайте в приложениях:
961 уже добавил
Оценка читателей
4.65
  • По популярности
  • По новизне
  • Все в мире может ошибаться, только не любовь. Любовь никогда не заблуждается, если только это не хилое существо, которое изнемогает и падает в пути.
    2 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Эти тупые создания толпятся в стаде, выкраивают свои жизни, сообразуясь с мнениями друг друга, утрачивают всякую индивидуальность и не видят настоящей жизни, принося ее в жертву этим детским представлениям.
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Учителя – это только проводники. Они ничего сами не придумали. Они не создали того, о чем говорят ученикам.
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Ведь радость – не в достигнутом успехе, а в самом процессе созидания, в творчестве.
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Красота всегда находила отзвук в его душе, а здесь он нашел красоту.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Быть может, ни в чем не было истины, даже в самой истине, – быть может, истины не существовало вовсе.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Он – это тот молодой парень, который, придя некогда в библиотеку, сначала был поражен тысячами книг, которые там увидел, но вскоре научился разбираться в них и, в конце концов, одолел их; который по ночам работал при свете лампы и сам писал книги.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Своему будущему биографу, социалисту Фредерику Бэмфорду Лондон писал: «…И ни один достопочтенный обозреватель не обнаружил, что эта книга является нападением на индивидуализм, что Мартин Иден погиб из-за того, что был таким отъявленным индивидуалистом, что и не подозревал о потребностях других и что поэтому, когда развеялись его иллюзии, ему не оставалось ничего, ради чего ему стоило бы жить».
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • «Кто ты такой, Мартин Иден? – спросил он сам у себя вечером, глядя на себя в зеркало. Вернувшись домой, он долго, с любопытством разглядывал себя. – Кто ты? Что ты? К какой среде ты принадлежишь? В сущности, – к той, к которой принадлежат девушки вроде Лиззи Конолли. Ты – один из миллиона рабов труда, ты рожден для низкой, вульгарной, уродливой жизни. Твое место среди рабочего скота, механического, тяжелого труда, среди грязи и вони. Среди вот этих прелых овощей, этой вот гнилой картошки! Ну и нюхай ее, черт тебя побери, – нюхай! А ты нахально раскрываешь книги, слушаешь прекрасную музыку, учишься любить красивые картины, говорить на правильном английском языке, мыслить так, как не мыслит никто из твоего окружения, стараешься вырваться из рабочей среды, забыть разных Лиззи Конолли, осмеливаешься любить неземную женщину, обитающую среди звезд, на расстоянии многих тысяч миль от тебя… Да кто же ты и что же ты такое? Черт бы тебя побрал, неужели ты добьешься своего?»
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • И тут-то его осенила ослепительная идея: он должен писать! Он будет тем, чьими глазами будет смотреть мир, чьими ушами мир будет слушать, чьим сердцем – чувствовать.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Ее кругозор был ограничен и определялся кругозором окружающей ее среды, но ограниченный ум может подмечать ограниченность только у других.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • – Вот Лонгфелло… – начала она.
    – Да, я читал, – с живостью перебил он, желая показать ей, что и он как-то знаком с книгами, что и он не круглый невежда. – «Псалом жизни», «Эксцельсиор» и еще… да, кажется, вот и все.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Жизнь – скверная штука, после нее остается плохой вкус во рту, горький такой. Жизнь, переставшая стремиться к жизни, была на пути к прекращению: вот в чем заключалась опасность для Мартина.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Она ничего не ответила, и на мгновение между ними воцарилось неловкое молчание. Он плохо понимал ее, потому что любил, а она не могла понять его, потому что он выходил за пределы ее кругозора.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Однако чем больше он читал, тем сильнее росла в нем жажда знания. Каждая прочитываемая страница являлась как бы крохотным окошечком, через которое он заглядывал в бесконечную область науки. Жажда знания не утолялась, а все росла.
    В мои цитаты Удалить из цитат