Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
  • margo000
    margo000
    Оценка:
    313

    ПРОСТИТЕ ЗА ОГРОМНЫЙ ОБЪЕМ!!!! ЭТО НЕЧАЯННО....

    Классика такая классика. Вот взяла в руки томик, чтобы найти нужную цитату, - и что же? Три часа кряду, не отрываясь - читала, перечитывала, пролистывала, возвращалась... Времени для чтения совсем нет, дел куча - так ведь нет: не оторваться... Полностью использовала свое "право втыкаться", по Д.Пеннаку!
    Да еще со свойственным мне маньячеством полезла в Инет - почитать-послушать на эту тему, и так же "воткнулась" в радиопостановку с В.Высоцким в роли Мартина!
    И теперь не могу молчать.

    ...В юности зачитывалась этими романами - о становлении личности. Д.Лондон, Р.Роллан...
    Вспоминала о них с благоговением.
    А став взрослой, стала постоянно натыкаться на критические высказывания о героях, особенно о Мартине Идене.
    Решила проверить свои впечатления. Проверила.

    И по-прежнему в восторге от романа!
    Герой неидеален, да. А кто говорит, что он представлен как идеал, как образец?!
    Он показан как одинокая яркая личность, оказавшаяся в тисках условностей и фальши нашего общества (да-да, "нашего" - ибо ничего не меняется, оглянитесь!) и не захотевшая стать рабом и жертвой оного в полной мере. Показан как страдающая личность - страдающая от одиночества, от непонимания, от разочарования и разочарованности.
    И это показано с великим мастерством: тонко, неоднозначно, вызывая противоречивые чувства - от сострадания и понимания до неуважения и осуждения.

    Многих раздражают сентенции Идена по поводу того, что

    Мартин не слишком высоко ценил свою популярность. Буржуазия читала его книги и набивала ему мошну золотом, а буржуазия (в этом Мартин был твердо убежден) ничего не могла понять в его произведениях. Для тех сотен и тысяч, которые нарасхват покупали его книги, их красота и их смысл не имели решительно никакой ценности. Он был просто баловнем судьбы, выскочкой, который вторгся на Парнас, воспользовавшись благодушным настроением богов. Сотни тысяч людей читают его и восхищаются им с таким же скотским непониманием, с каким они накинулись на "Эфемериду" Бриссендена и растерзали ее в клочки, - подлая стая волков, которые перед одним виляют хвостом, а другому вонзают клыки в горло. Все дело случая!

    . Да, это очень похоже на высокомерие, презрительное отношение к окружающим людям...
    Но...
    Но, господа, как же прав Мартин Иден/Джек Лондон!!!
    Как бы больно и горько ни было признавать, но КАК ЖЕ ОН ПРАВ!!!!!!
    (Тут мне хотелось раскрыть свою мысль, но получилось так многословно, что пришлось убрать; почему-то думаю, что со мной согласятся многие, особенно люди постарше - те, кто уже много чего повидал и начал понимать сущность людскую глубоко и разносторонне, кто уже может, перешагнув через разочарования и всяческие нелецеприятные открытия, трезво анализировать и давать оценку себе и другим).

    ...тогда я был тем же самым Мартином Иденом - и как человек, и как писатель. Вы видите, я не переменился, хотя мое внезапное возвышение может навести на эту мысль. Я сам стараюсь убедить себя в том, что я переменился. Но я тот же! Никаких новых талантов, никаких новых добродетелей у меня нет. Мой мозг остался таким же, как был. У меня даже не появилось никаких новых взглядов на литературу или на философию. Ценность моей личности не увеличилась с тех пор, как я жил безвестным и одиноким. Я только удивляюсь, почему я вдруг стал всюду желанным гостем? Несомненно, что нужен людям не я сам по себе,- потому что я тот же Мартин Иден, которого они прежде знать не хотели. Значит, они ценят во мне нечто другое, нечто такое, что вовсе не относится к моим качествам, что не имеет со мной ничего общего. Сказать вам, что во мне ценится? То, что я получил всеобщее признание. Но ведь это признание вне меня. Оно существует в чужих умах. Кроме того, меня уважают за деньги, которые я теперь имею. Но и деньги эти тоже вне меня. Они лежат в банках, в карманах всяких Джонов, Томов и Джеков.

    Это честная, жестокая, страшная в своей прямоте правда.
    И она нас окружает по сей день.
    Фальшь, мнимая статусность и гонка за ней, множество условностей, при которых ценится не "настоящесть", а "глянцевость", и пр., и пр.

    Дальше...

    А его слова о тех, кто "правит миром"?! Это же просто зеркало нашей реальной жизни!!!
    Вот тут - о редакторах и критиках, а я готова подставить слово "власть" - ибо давно уже живу с чувством ошарашенности от того, КТО правит нами: в сфере образования, культуры, молодежной политики (не зря я там шесть лет поработала)...

    вот тут-то и получается нелепейший парадокс. Все двери к литературному успеху охраняются этими сторожевыми собаками, литературными неудачниками. Редакторы, их помощники, рецензенты - вообще все те, кто читает рукописи, - это все люди, которые не когда хотели стать писателями, но у которых для этого нехватило пороха. И вот они-то, оказавшиеся самыми бездарными, являются вершителями литературных судеб и решают, что нужно и что не нужно печатать. Они, жалкие и бесталанные, судят гения. А за ними следуют критики, обычно такие же неудачники. Не говорите мне, что они никогда не мечтали и не пробовали писать стихи или прозу, - они пробовали, но только из этого ни черта не вышло.

    Безусловно, в жизни много разного. И разных людей. Более того: вокруг и среди нас ОЧЕНЬ МНОГО ХОРОШИХ ЛЮДЕЙ.
    Речь идет не о людях по отдельности.
    Увы, существует еще другое явление - монстр, хищник. Имя ему Общество.

    И я давно поняла: хочешь сохранить здравомыслие, собственную вменяемость, а также желание жить, творить, действовать - окружай себя ЛЮДЬМИ. И именно с ними выстраивай отношения.
    А не с ОБЩЕСТВОМ.
    Оно тебя съест. В большинстве случаев.

    Как съело Мартина Идена.

    Читать полностью
  • augustin_blade
    augustin_blade
    Оценка:
    190

    Ах, какая женщина, какая женщина, мне б такую! (с)

    Еще со времен школы я считала, что "Мартин Иден" - это что-то типа Над пропастью во ржи , только раз в шесть больше по размеру и в три раза сложнее для чтения. С какого я такое вообще придумала, не знаю. Мы с Джеком Лондоном не ладим еще со времен прочтения Белого клыка , которого все хвалили, а я уснула. Так что прочтение автора далее откладывалось как только можно, но всему приходит конец. :)

    Главный спойлер о том, чем вся эта история закончится, я умудрилась словить еще на вступительной статье, автор которой радостно рассказывал, как любил этот роман Маяковский, и что сама книга-то чудесная, нудная и простая, но чудесная (спойлер так же сумел словить сидевший рядом со мной в маршрутке дяденька, но он, думаю, уже давно читал "Мартина Идена" и не очень расстроился, ибо знал). Я задумчиво хмыкнула и приступила к прочтению непосредственно самой истории о том, как простой парень, моряк Мартин умудрился в один прекрасный вечер попасть на ужин в интеллигентную семью высокого достатка и там влюбиться. Как говорится, любовь может многое, в частности свернуть горы, открыть ранее тебе недоступные горизонты и вселить в тебя веру в то, что невозможное возможно. Мартин Иден сам по себе уже был красавец-молодец, а тут поставил перед собой цель во что бы то ни стало стать достойным своей любви, подняться по социальной лестнице до ее уровня и доказать, что он может многого добиться в этой жизни. Он пашет как проклятый, читает книги стопками, не понимает, но рвется с усердием вперед, пишет поэмы, пишет эссе и стихи, зарисовки и рассказы, отправляет рукописи во все стороны света, живет впроголодь, чтобы только потом быть с ней, чтобы доказать... А она...

    В общем, классика жанра. Две трети книги мне хотелось отвесить главному герою пощечину со словами "Мартин, одумайся, ты офигенен, зачем тебе эта пафосная самодовольная рыба?!", потому что любовь это хорошо, но с нашим героем она творила страшные вещи. Две трети всего объема мне хотелось любым способом выпытать у Идена, откуда взять столько силы воли, чтобы учиться и учиться, и даже не столько учиться, сколько не сдаваться. Как суметь идти вперед уперто и не слушать никого. Вариант "стимул - это любовь" крут, но должно же быть что-то еще... Почти все повествование романа крутится вокруг темы обожания, стремлений, падений и усердий на пути к успеху, все это в какой-то момент начинает надоедать, и ты уже думаешь, что что-то не айс, как вдруг - бам! - переломный момент, после которого Мартин Иден сможет все. Но уже поздно. И если в самом начале я твердо могла сказать, что Иден тряпка в плане отношений с Руфью, то последние главы лихо переубедили меня в этом. Он молодец, нет, правда. Я безмерно уважаю мужчин, которые умеют не идти на поводу у женщин. Мартин Иден стал таким. Только вот грызет его изнутри червь печали. И уже поздно.

    Как итог - девушки, верьте в своих избранников, верьте даже когда они совсем ничего еще не добились, но хотят и пытаются. Кто знает, может в один прекрасный день все перевернется с ног на голову, но вы уже не вместе, а стоило бы. "Мартин Иден" - печальная история о том, что не в успехе и деньгах счастье, крепко приправленная множеством рассуждений на тему социализма, буржуазии, простых людей, философии и много чего еще. Как оказалось, идеальное чтение в дороге.

    Читать полностью
  • tough_officer
    tough_officer
    Оценка:
    135

    Эта книга учит нас, дорогие друзья, двум вещам.
    1. Бабы - зло.
    2. Бабло не побеждает зло.

    Постараюсь без спойлеров, но динамичненько - потому что спойлеры там будут - но что в них суть, если исход угадывается буквально с первой страницы любым человеком с минимумом абстрактного мышления.
    Почему бабы - зло? Потому что мы их слушаемся. А зачем мы это делаем? Что нам остается? Мы же как бы на одной планете живем, и деваться особо некуда. Потому что она тут похлопала ресничками, воткнула десертную вилочку в листик рукколы (потому что на диете, разумеется) и все - очередного Мартина можно выносить.
    Вывод - дорогие ребятки, никогда никого не слушайте. Делайте то, что должно, совершайте свои ошибки и радостно за них огребайте - не так обидно, когда за свои, правда же.
    Эта книга неплохо бы смотрелась в школьной программе. Хотя тогда ее, наверное, вообще никто бы не читал. Потому что лично меня убивает повальные позывы подрастающего поколения пойти, допустим, учить японский, потому что они посмотрели клевую анимашку, аняняня, тьфу ты бл*ть. А в книге, между прочим, заложен не очень глубоко похороненный смысл - чужие мечты, цели и свершения не принесут пользы тебе. А если принесут - ты потом поймешь, что на фиг не уперлось, хотя и прикольненько вроде.
    Потому что надо своей головой думать, Мартин. Было.

    Читать полностью
  • aaliskaaa
    aaliskaaa
    Оценка:
    124

    "Он тот парень, который жил, и трепетал от восторга, и любил; был беззаботен, легко сносил всякие неурядицы и прощал другим их грешки; служил простым матросом, ходил в плавание в диковинные края и верховодил своими приятелями в драках былых лет. Он тот парень, который поначалу опешил перед тысячами книг в бесплатной библиотеке, а потом научился в них разбираться и одолел их; он тот парень, который до полуночи не гасил свет, и вскакивал по будильнику, и сам писал книги."

    В этой книге мы наблюдаем историю духовного подъема обыкновенного неуклюжего и грубоватого матроса Мартина, который привык работать руками, но никак не головой. Мартин не имел возможности получить мало мальски приличное образование и приемлимое воспитание, рос он в компании вульгарных моряков, поэтому перенял их привычки и манеру поведения. Но его душа всегда тянулась к прекрасному, хотела вырваться из того низменного, где ее заключили. И толчок к этому произошел благодаря девушке из среднего класса - Руфи.
    Мартин влюбился в нее сразу же, она покорила его своей легкостью, образованностью, чистотой души и помыслов. Его покорила атмосфера в ее семье, то, что мать с дочерью обнимают друг друга, а для того чтобы пообедать, надо воспользоваться бесчисленным множеством приборов. Картины, музыкальные инструменты, красивая мебель, все с таким вкусом, что у Мартина в глазах загорелся огонь. Он ставит перед собой цель - стать достойным этой девушки, смочь обеспечить ей достойное существование, а потом и позвать в жены. А инструментом для достижения своей цели выбирает искусство. Не та душа у Мартина, чтоб работать в конторе, Мартина тянет к высокому.
    Он ни перед чем не останавливается, читает миллионы книг в библиотеке, работает надо собой денно и нощно, пытается сам разобраться в математике, философии, биологии и других науках. И вот постепенно мы видим, как его короткие стыдливые реплики набирают объем, "ихнее" становится "их", а неловкие мысли вызывают горячие споры в самых разнообразных кругах, а маленькие детские заметки на бумаге превращаются в философские романы.
    Мы наблюдаем невероятный духовный рост, а то, что знания из книг дополняют знания жизни - делает Мартина еще более возвышенным человеком.

    Но с духовностью наш главный герой получает и проклятие, он становится глубоко несчастным. Он пресыщается жизнью, разочаровывается в людях, все ему становится противно. В компании старых друзей, среди которых он рос, ему скучно, они его не понимают, а в "высших кругах" ему мерзко. Мы видим как Мартин, который раньше даже рядом с состоятельными людьми краснел и чувствовал себя неловко, теперь краснеет за этих же людей, настолько они ограниченные и настолько костно они мыслят.
    Даже любовь, которая раньше питала его, теперь падает в его глазах.

    Понравилось так же наблюдать и за Руфью, на которую, как и на Мартина влияло окружение. Руфь получила высшее образование, что в ее кругах, кругах ее семьи, является мерилом ума, поэтому на самоучку Мартина она смотрит снисходительно, а его оригинальные бунтарские мысли не проходят проверку ее "стадных" "навязанных обществом" идей и сразу отвергаются как "ошибочные". Руфь, которая считала себя намного выше своего возлюбленного, на самом деле, не способна даже высоко задрав голову, понять, насколько же Мартин далеко от нее ушел. Его любовь к искусству вызывает в ней снисходительный смех, а служба этому же искусству - злость, ведь на этом на свадьбу не заработаешь.

    Вот так Мартин оказывается между двух миров, и ни в одном ему нет места. Где же выход?

    Читать полностью
  • Anvalk
    Anvalk
    Оценка:
    121

    Так сложилось, что если ты ругаешь книгу, у которой зашкаливающе высокий рейтинг среди почтенной публики, то автоматически попадаешь в славные ряды не умеющих ценить шедевр по достоинству. Что ж, се ля ви. Книжка, которую не поднимается рука похвалить.

    Безусловно, проблемы зашоренности, запуганности, необразованности, напыщенности, гордости и бессмысленности действий по шаблону актуальны и ныне, и присно. Проблема поставлена в романе остро и решается довольно болезненно. Хотя нет, не решается. Герой не стал мудр. Не стал великодушен (при его-то богатырских размерах - самое то, в итоге посмотреть на все снисходительно и расслабиться). Он просто утопил тяжесть взвалившейся на его плечи жизни - нет, не в виски - в пучине морской. Со свойственными ему силой, непоколебимостью и упорством.

    Очевидно, сюжетная схема до боли знакома прочитавшим нашумевшее произведение Киза. И нельзя отрицать, что у кизовского Чарли Гордона очень много общего с Мартином Иденом. История человека, который начинает открывать для себя в сознательном возрасте все краски жизни и все ее великолепие словно с чистого листа - очень любопытная канва.

    Однако, читая Лондона, буквально на каждом абзаце хочется вторить известнейшей фразе Станиславского. Как это все вообще возможно? Что это за такой гениальный пытливый ум, который вдруг стал расцветать и столь стремительно преображаться во взрослом сознательном возрасте?

    Кстати о возрасте. Вас не смущало, что этот богатырь, столько повидавший за свой век, этот титан, ощущающий себя на сорок лет старше собеседника, этот путешественник, который бывал ну буквально во всех уголках мира, сделавший столько наблюдений и выводов, испытавший близость с таким числом женщин, - так вот, этот самый красавец мужчина ...гм-гм...двадцати одного года отроду? Нет?.. Ну как-то что-то тут не складывается, определенно.

    И вот в конце книги (где ему без малого ДВАДЦАТЬ ТРИИИ!) он обременен жизнью настолько, что теряет к ней интерес. А как же знаменитое - чем больше знаю, тем больше понимаю, что глупец? Ну, тут еще можно апеллировать к тому, что с разочарованием в людях, в человеке, в любви, в своем выборе он разочаровался и в жизни - но с какой стороны не подойди, все это слишком слабо мотивировано. Его же собственные слова (мысли?) о том, что он полюбил не человека, а его образ - не доказательство ли, что он созрел, чтобы справиться с этим бедствием? Но нет. Не справляется. Зато с соленой морской водой справился. С инстинктами выживания справился.

    Но вернемся к проблеме стремительного самосовершенствования человека в сознательном возрасте. Вся история слегка фальшива, мягко говоря. Упорно совершаемые глупости наряду с обличением очевидных глупостей, такое тупое нежелание продолжить совершенствоваться, когда ты уже вкусил плоды познания...или тут все-таки взяла верх его порода и происхождение?

    И тут очень и очень, снова и снова напрашивается история уважаемого Чарли. Не знаю, сознательно это сделано или нет, но Киз берет Идена и помешает во вроде бы фантастические, но на самом деле гораздо более объективные и реальные условия. Делает его умственно отсталым изначально, а плоды познания, которые он постепенно, один за другим, начинает срывать, становятся доступными в результате невероятного научного эксперимента. И вот та же стремительно приобретаемая сознательность, тот же невероятно пытливый и мгновенно все впитывающий ум - но теперь это становится вполне объяснимо: человеку открылись новые возможности даже на уровне физиологическом, и он начинает поглощать быстро, оголтело, с аппетитом, не останавливаясь...

    Естественно, в истории подобного героя нельзя предположить хэппи-энда. Это понимает Лондон, это понимает Киз. Но насколько бессмысленной, глупой, необъясненной, по сути пустой оказывается финальная точка в истории Идена, настолько же осмысленной и объяснимой, но при этом не менее (а, возможно, гораздо более) горькой является финал Гордона.

    И что это? Более продуманная и завершенная фабула? Похоже. И благодаря тому, что Киз сознательно отрывает читателя от реальности, обозначая, что проводится невероятный фантастический эксперимент, у читателя не возникает такого внутреннего сопротивления, когда он видит что-то, не совсем сопоставимое с темой "реализм в литературе". И именно благодаря этому приему такой нереальный Гордон становится гораздо ближе и живее, чем его предшественник Иден.

    Ну, летите в меня, помидоры. Летите. Dixi.

    Читать полностью