Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
  • Gunslinger19
    Gunslinger19
    Оценка:
    25

    Йи-Ха!Высший балл!
    Джек,I like it.seriously.Absolutely
    Из того что я пока прочел у Керуака, эту книгу я ставлю в один ряд с "Бродягами Дхармы" при всей их абсолютной, я бы даже сказал диаметральной противоположности.
    О, да.
    Я не стану писать вынос мозка and all that stuff, но что в первую очередь хочется сказать, что книга меня удивила.Этого я не ожидал.
    Она как единый, не буду писать поток сознания, это уже просто убитая фраза, но почему-то именно это и приходит на ум, то же самое наводнение в маленьком городке где вырос Джек (и Сакс), поток крутой состоящий из старых кирпичных построек пыльных улочек маленьких кэнди шопов с дешевыми шоколадным батончиками mr goodbar старыми газетами, комиксами, журналами Тень датированными 20-30 ми годами, это маленькая старая школа в которой ты когда-то учился,это соседи через дорогу,это бродяги которые проходят через наш городок каждое лето распивая дешевый джин в бумажных пакетах,это первые несправедливости обиды одиночества потери...все так быстро проносится, что порою этого не замечаешь.Зачем ты вернулся сюда, в это старое, забытое богом место?Потому что здесь остался Доктор Сакс.Он был тут всегда.Неужели ты не помнишь?Таинственный, неуловимый,бессмертный.Вот кажется это именно он прислонился к тому старому полуразрушенному зданию, где раньше была лесопилка?В своей широкополой шляпе,надвинутой на глаза,с поднятым к верху воротником черного плаща? Его ли силуэт, контур, как-будто вырезанный ножницами неакуратной рукой ребенка из старого комикса 1920-го года?Его ли осветила одинокая вспышка старого еле горящего фонаря у когда-то твоего дома?Да.Он был здесь всегда.
    Он настолько же вечен как и ты сам.

    «Я? Почему?»

    «Ты поймешь, что когда склонишь лик свой и нос твой отпадет — это так называемая смерть. Поймешь про угловатые ярости и одинокие обыски средь Зверя Дня в жарких слепящих обстоятельствах, что обращаются в гравь по часам на часах, — это так называемая Цивилизация. Скатаешь воедино свои ноги в напряженных дурманьях десяти тысяч вечеров в обществе гостиной, на хазе — это так называемое, э-э, общение. Весь онемеешь от внутренних паралитических мыслей и скверных стульев — это так называемое Одиночество. Будешь медленно пробираться по почве в день своей смерти, а за тобой гонится Русский Медведь из Редакционной Карикатуры с ножом, и в медвежьем своем объятии он взострит тебя в красноватой крови обратно к проблеску на бледном сибирском солнце — это так называемые кошмары. Посмотришь на стену пустой плоти и разбазаришься, объясняясь, — это так называемая Любовь. Плоть твоей головы отстанет от кости, оставив бульдожью Решимость торчать сквоз точку вибрежной челюстной кости чванно-челюсти, — иными словами, ты распустишь слюни по своей утренней подставке для яйца — это так называемая старость, для которой имеются льготы. Мало-помалу ты взойдешь к солнцу, и разгонишь кости свои жестко и уверенно к громадным трудам и к огромным дымящимся обедам, и выплюнешь свои косточки, болезные хуелюбые ночи в паутинных лунах, дымку усталой пыли ввечеру, кукурузу, шелк, луну, перила — это так называемая Зрелость — но ты никогда не будешь так же счастлив, как теперь, в своей невинной бессмертной ночи мальчишества под одеялом, пожирая книги».

    Чтобы понять эту книгу до конца надо родиться Джеком Керуаком.
    Где бы ты ни был сейчас,Джек,я благодарен тебе за это.

    Я отправился домой вдоль по диньдонящим колоколам и маргариткам, вставил в волосы розу. Снова миновал Грот и увидел крест на вершине этого горбика камней, увидел каких-то франко-канадских старушек — шаг за шагом они молились на коленях. Нашел еще одну розу, и вставил еще одну розу себе в волосы, и пошел домой.

    Ей-богу.

    спасибо,

    Читать полностью
  • Spade
    Spade
    Оценка:
    12

    Керуак, икона битников, читается традиционно тяжело.
    Поток сознания, картинки, сменяющие одна другую: мальчик, устраивающий игрушечный лошадиный забег; случайный прохожий, умерший на мосту; бессмысленные детские игры; семейный ужин; река, вышедшая из берегов – и всё это перемежается с фантастическими картинами, визитами ночных полуреальных духов, беседами инфернальной знати, противостоянием древних сил.
    Но несмотря на калейдоскопическую привлекательность, читалась эта тоненькая книжка невыносимо долго. Повествование не захватывало, оно шло в никуда, тянулось утомительно, как потерявшая вкус жвачка. (Хотя надо отдать должное: развязка восхитительна. Динамичная, интересная, позволяющая по-новому взглянуть на произошедшее в книге.)
    Совершенно понятно, почему сам Керуак считал эту книгу своей любимой: в ней множество сокровенных деталей, значимых для памяти клочков, любовно собранных в одно лоскутное одеяло. Проблема лишь в том, что не всегда на это панно интересно смотреть постороннему человеку.

    Читать полностью
  • zyklonbzombie
    zyklonbzombie
    Оценка:
    8

    Концовка, конечно, вытаскивает все произведение на себе, не она - поставил бы двойку. Или единицу. Но обо всем по порядку.
    Давеча на работе попала мне в руки эта книга, сразу же бросилась в глаза фраза "впервые на русском языке". Давно уже собирался рискнуть и оценить перевод "азбуки", ибо сам знаком только лишь по "Просодии". Но прежде, чем приступить к описанию содержания книги, хочется сказать пару слов о омерзительном оформлении, жутком дизайне, подходящем разве что для модненьких мальчиков и девочек (хотя битники в свое время такими и были, но все же такой откровенно коммерческий ход не мог не затронуть мою душеньку, за это кстати первый минус, причем немалый, вряд ли я когда куплю себе в библиотеку книгу с тошнотворной обложкой). Это первый минус, идем дальше. По предисловию сразу стало понятно, за счет чего "азбука" решила заработать, бла-бла экранизации, 2012 год, отец всея битников и хипстеров, довольно броский пиар-ход и составляет всю мини-рецензию. Только вот что-то о писателях-хипстерах не особо-то все и наслышаны. Очередной минус. Из плюсов могу отметить если размеры книги, идеально подошла для кармана моего пальто. Перевод оставляет желать лучшего, та плавность, к которой стремился Керуак, как грамматически, так и пунктуационно пропадает напрочь, чтение идет весьма медленно, глаз постоянно за что-то цепляется. Да и от самого романа я ожидал много большего. Хотя понятно, что живя у Берроуза, Керуак и писать начал, как Берроуз, но вышло у него на порядок слабее (не считая концовки даже не на один порядок). Книга близится к концу, хочется плеваться от такого разочарования и тут начинается жирная, сочная концовка в лучших традициях У. С. Берроуза, Х. С. Томпсона и прочих, концовка, которая действительно поглотила меня целиком и полностью, за которую я и накинул средний балл. Такие дела.-

    Читать полностью
  • ostap_fender
    ostap_fender
    Оценка:
    7

    beat generation разбилось о поиски новоявленных методов литературного языка. Особым свойством является самовнушение авторов в том, что дарована им высшая цель, есть благо - и заключается оно в том, что рождены они для письма. С каждой новой книгой, я прихожу к выводу, что представители его, по сути, писателями не являлись, но были уверены в этом до конца. Тем не менее, они признаны и "ей богу". Керуак растратил последние свои способности чёртовым потоком сознания - и сюжет книги становится призраком, как и предметы его описания. Здесь практически невозможно уловить определённую связь, никакой последовательности, никакой логики написанного и лишь последние пара страниц проливают бальзам на душу, за что и даровано "Доктору Саксу" лишь две звезды. Увы, здесь каждое слово пропитано бензедрином и алкоголем и более глубинного смысла искать не приходится - книга к этому не располагает, и пусть хоть весь мир взорвётся над тем, что "Сакс" - the best Kerouac's book.

    Читать полностью
  • bookeanarium
    bookeanarium
    Оценка:
    7

    К юбилею писателя, к 90-летию Керуака, была впервые переведена на русский книга, которую он сам называл своим любимым детищем, что для русского уха звучит несколько странно, поскольку на слуху у нас только «В дороге», да «Бродяги Дхармы». Из восемнадцати романов и повестей, десятка поэтических сборников и других текстов, которые этот легендарный американец создал с 1936 по 1968 (годы творчества), переведено на русский совсем немного, можно пересчитать по пальцам.

    В США он стал глашатаем целого поколения – битников, «beat-generation», а также вдохновителем многих: Кена Кизи, Уильяма Гибсона, Хантера Томпсона, Ричарда Бротигана, Томаса Пинчона и Боба Дилана, Джима Моррисона. Как будто музыкант, о котором за границей знают всего лишь по паре синглов, а на родине много раз переиздавали всю дискографию. В его джаз-банде, если уместно так выразиться, вместе с ним в дороге Аллен Гинзберг, Уиллем Берроуз и Грегори Корсо. Недавно об этой четвёрке вышел роман, «Бит отель… в Париже», на его страницах громкие имена только-только начинают бронзоветь, эмиграция во Францию необходима для выживания, а поколение шестидесятников кажется как никогда разбитым.

    Есть мнение, что битники – чуть ли не главное, что случилось в американской литературе ХХ века, о чём из-за океана судить не так просто, но они, безусловно, оказали немалое влияние на западную культуру: на литературу, кинематограф, музыку и даже моду. У битников был собственный визуальный образ, стиль одежды, так же легко различимый, как и образ хиппи, например. Но это, конечно, детали. Керуака экранизировали тринадцать раз, вот эта цифра уже говорит чуть больше прочих. И экранизация двенадцатого года, вошедшая в список номинантов Каннского фестиваля, возможно, и подтолкнула российских издателей взяться за перевод «Доктора Сакса».

    Памятуя, что название изначально на английском языке, выискиваешь оригинальное на латинице: какой из их саксов используется, - ругательство или саксофон. «Doctor Sax» - не ругательство. Теперь можно пойти дальше. В тексте Керуак удивляет: выясняется, что книга о его раннем католическом детстве. Ну что же, у французов мадленки Пруста, а у американцев Сакс Керуака. Проза, как и привычно для этого писателя, исповедальная, поток мысли, впечатлительность и рекурсия. По улицам прохаживаются сотни людей, писатель бредёт по дорогам памяти, выбирая путеводной звездой доктора Сакса из Южной Америки, где тот жил в лесах, таился за углом писательского рассудка.

    Он, как и все битники, перекати-поле, бродяга, неугомонный. Выбрать главным героем призрак, личного ангела, персональную тень – неслабый приём. Вроде бы – вот он, Степашка из «Спокойной ночи, малыши», - и забываешь, что за его речь и поступки отвечает актёр под столом, а главный тут и вовсе – мальчик перед экраном. Чем-то это всё напоминает даже Кристофера Робина с Винни-Пухом и компанией. Доктор Сакс, конечно, тот ещё Винни-Пух, но детство вокруг нешуточное.

    «Доктор Сакс совершил особое путешествие в Теотиуакан, Мексика, чтобы особо поизучать культуру орла и змея — ацтекскую; вернулся груженный данными о змее, а о птице ничего — В величественных глыбостенах Пирамиды Куидадела он увидел каменные змеиные головы с Блейковыми подсолнушными воротниками — они щерились из преисподней с тем же жеманным ужасом, что у фигур Блейка».
    Читать полностью