Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Цитаты из Иисус Христос – Сын Человеческий

Читайте в приложениях:
169 уже добавило
Оценка читателей
3.4
  • По популярности
  • По новизне
  • Свидетельские показания Иакова, сына Зеведея
    Люди поделены на племена и роды, принадлежа градам и странам. Я ж чувствую себя чужим, совсем чужим в обществе их многогранном. Вселенная – моя отчизна, и человечество – мое же племя. Слишком слабы люди, и горько мне, что столь разобщены они. Земля же так тесна, что глупо было по царствам, империям и провинциям расчленять ее.
    Признание Сына Человеческого
    О царствах на земле
    Однажды в самом начале года Иисус стоял на базарной площади Иерусалима и беседовал с народом о множестве царств небесных.
    Он обвинял книжников и фарисеев в причинах заката родной земли и ошибках страшных; он не просто обвинял, он разоблачал их.
    И тут среди толпы появилась компания людишек, защищающих фарисеев и книжников, они осмелились поднять руку на Иисуса и на нас, его товарищей, в том числе.
    Но уклонился от ударов он и пошел прочь от них, в направлении северных врат города.
    И сказал нам: «Не пришел еще, как видно, час мой. Хотя многие уже, я видел, стояли тихо среди нас, и многие внимали словам моим о судьбе земли нашей».
    Тут он изрек с радостью и торжеством: «Мы двинемся в северные земли, начало там всему положим. Идемте же со мной к холмам, ибо зима прошла и снег ливийский сошел уж с долин, горланя песни вместе с ручейками.
    Поля и виноградники изгнали сон и пробуждаются навстречу солнца приветствиям, в ответ произнося здравицу инжиром и мягким виноградом».
    И он пошел вперед, мы двинулись за ним, как ночь тихонько следует за ясным днем.
    И где-то около полудня того же дня добрались мы до вершины горы Ермонской, и тут остановился он, любуясь на раскинувшиеся внизу, на равнине, города.
    Лицо его, казалось, сияло златом расплавленным. Он вскинул руку и так сказал нам:
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • заколебался, взять ли осторожно меч или вскричать: «Что делаете здесь вы?».
    Но вместо этого… продолжил записывать мои воспоминанья об Учителе.
    И когда воры увидели, что я переписываю слова его: «Тому, кто отбирает ваш плащ, подарите ваш плащ второй», отступили они.
    И я все понял.
    Когда сидел я, записывая слова его, ни один человек не посмел бы покуситься на имущество мое.
    Ибо его мысль охраняла мое добро и меня лично, жизнь мою, что есть величайшее мое сокровище.
    Свидетельские показания Луки
    О лицемерах
    Иисус обличал и презирал лицемеров, и его ярость казалась бурей, что очистит мир от них, его голос был громом в ушах их, и съеживались они от страха.
    Опасаясь его, они приуготовили ему казнь; и, казалось, кроты в черной земле их деяний подлых подкапывались под его шаги. Но он не попался в их ловушку.
    Он сам смеялся над ними, ибо ведал он, что Душа ни высмеяна быть не может, ни попасть в ловушку.
    В руках держал он Зеркало, в котором видел бездельников и слабаков, и тех, кто уже шатается, падая на обочине пути к вершинам.
    И он жалел их всех. Да, он ведал их слабости, что тянулись побегами надежды к его силе. Он совершенно не осуждал лгунов
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Говорит Сын Человеческий «Позвольте быть одинокими»
    Любите друг друга, но не превращайте любовь в путы тяжкие. Пусть будет она бурным морем, что клубится меж берегов душ ваших ежечасно. Наполните друг другу чаши, но не пейте только из одной. Поделитесь хлебом, не давитесь, жадно поедая хлеб возлюбленного своего. Пойте и танцуйте вместе, будьте счастливы, но позвольте друг другу одинокими побыть. У каждой струны свой звук одинокий, но дрожит он общей музыкой. Будьте близки, но не слишком, будьте столпами храма и помните, что дуб и кипарис в тени друг друга не растут.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Римляне убили Галилеянина и тем самым совершили грубейшую ошибку.
    Галилеяне сделали его после того Богом и тоже допустили грубейшую ошибку.
    Иисус был сердцем человеческим, не богом.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Ибо ему не нужно легионов, рабов на галерных веслах, чтобы побеждать. Он хотел быть один. И в этом одиночестве его победа.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Он принадлежал молодости, и он же принадлежал древним временам.
    Ты правишь нами в Настоящем, но мы дождемся Другого Дня.
    Кто ж ведает, что человек сей сможет нами править в бесконечном Будущем без армий и без кораблей?
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Его юность была бесчинна, казалась она сухой травой, что пылает в ночи.
    А когда он стал взрослым мужем, он собственными руками оттолкнул всех нас.
    Такие люди зачаты в эру ослабевающей доброты и рождены в нечестивую бурю. И в буре проживают они дни и погибают навсегда.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Вот что ожидает всех вас завтра, и вот цена вашего будущего. Все двери закроются пред лицом вашим, и ни в одном саду не найти вам ложе под звездами.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Я ненавижу не царей, позволим им править людьми, я ненавижу их тогда лишь, когда они мудрецов своих на поруганье плахе отдают».
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • И сказал он: «Царь смог убить пророка, прервать нить дней его! Тем самым подтвердив лишь, что жизнь человеческая для него только развлечение пустое. Цари ваши ранее были не так тупы в отношении своих пророков, прежде не отдавали они их в руки палачам.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Некоторые говорят: «Радость больше, чем страданье». А другие спорят: «Нет, страданье несоизмеримо больше».
    Но говорю вам я, они – неразделимы. Они идут рука об руку друг с другом, и если кто-то из них сидит подле вас за столом, то знайте, что другой в кровати вашей спит. Воистину они подобны чашам весов, в одной – страданье ваше, а в другой – вся радость. Только когда пусты сии чаши, равновесие наступает. А надобна ль пустота?
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • И обрел я и свободу, и безопасность в безумии моем: свободу одиночества и безопасность от бытия Разума. Того самого Разума, который понимает, что все мы порабощены чем-то, что существует в наших душах.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Я часто думаю о земле, как о женщине, тяжелой первенцем. Когда Иисус родился, он был первенцем. Когда ж он умер, он превратился в Первого Умершего Человека.
    Ибо вместе с ним в ту мрачную пятницу умерла сама земля.
    И не умрем ли мы, коли пропадут из нашей обнаженной памяти черты его лица?
    Он не был Богом видимым. Он был Настоящим.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Ему являлись видения, какие не дано увидеть нам, и слышались голоса, какие не дано услышать нам. Ему было дано говорить со многими.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • До сих пор, даже если я и говорил о полдне, что танцует над холмами, и о багряных тенях, что подкрадываются к нему, это был разговор о пути по ту сторону долины; ты не можешь услышать песню моей тьмы, тебе не увидеть мои крылья, бьющиеся о звезды, – и я теряю сознание от нежелания слышать или видеть. Я хотел бы стать одинокой ночью, остаться один на один с ночью.
    В мои цитаты Удалить из цитат