Книга или автор
Бывшие люди. Последние дни русской аристократии

Бывшие люди. Последние дни русской аристократии

Стандарт
Бывшие люди. Последние дни русской аристократии
4,3
203 читателя оценили
279 печ. страниц
2018 год
16+
Оцените книгу

О книге

Книга историка и переводчика Дугласа Смита сравнима с легендарными историческими эпопеями – как по масштабу описываемых событий, так и по точности деталей и по душераздирающей драме человеческих судеб. Автору удалось в небольшой по объему книге дать развернутую картину трагедии русской аристократии после крушения империи – фактического уничтожения целого класса в результате советского террора. Значение описываемых в книге событий выходит далеко за пределы семейной истории знаменитых аристократических фамилий. Это часть страшной истории ХХ века – отношений государства и человека, когда огромные группы людей, объединенных общим происхождением, национальностью или убеждениями, объявлялись чуждыми элементами, ненужными и недостойными существования. «Бывшие люди» – бестселлер, вышедший на многих языках и теперь пришедший к русскоязычному читателю.

Читайте онлайн полную версию книги «Бывшие люди. Последние дни русской аристократии» автора Дугласа Смита на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Бывшие люди. Последние дни русской аристократии» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Переводчик: Н. Соколов

Дата написания: 2012

Год издания: 2018

ISBN (EAN): 9785444810170

Объем: 503.3 тыс. знаков

Купить книгу

  1. Marikk
    Marikk
    Оценил книгу

    Что мы знаем о дворянстве во время революции? Часть эмигрировала, часть истреблена, словом, уничтожена как класс. А подробности? А люди?
    Эта книга как раз и восполняет этот пробел. Не все дворяне были такими кровопийцами, как нас заставляли считать. Да, разные были, но по большей части это были высокоморальные и высокодуховные люди, интеллектуалы, элита. И тут пришла революция, Гражданская война. Все события показаны на примере виднейших и наиболее славных семей России - Голициных, Шереметьевых, Трубецких и т.д. Мы видим и тяготы в годы революции и Гражданской войны, когда меняли на хлеб семейное серебро и предметы антиквариата, когда они были вынуждены бросать все (или почти все) свое имущество, чтобы спасти жизнь.
    Кто-то эмигрировал. Да, там был не сахар, приходилось много работать, но там не было постоянной угрозы ареста, выселения и т.д. Но многие остались. Остались даже не потому, что не могли эмигрировать, а потому, что не хотели. И на любимой родине хлебнули полную чащу страданий. Это и физическое уничтожение (расстрелы), но ещё больше моральное уничтожение и унижение. Что вы будете чувствовать, когда Вашу семейную усадьбы даже не громят, а стирают с лица земли, варварки уничтожая уникальные предметы искусства и книги? А острейшая безработица? А постоянные аресты? А обыски? А гибель друзей и близких? Через это все прошел каждый член семьи вышеназванных фамилий.
    Книга содержит и автобиографический список. Большая часть книг есть в русском переводе. С плюсам книги можно отнести и наличие фотографий непосредственных участников событий.
    Минуса книги всего два:
    - иной раз кажется, что автор намеренно сгущает краски
    - обилие героев. Если у каждой семейной пары (отцы) по 4-5 детей, у детей 3-6 детей/внуков, то уже много получается. И это только в одной семье! Тут основных 3 фамилии, да ещё и не основные есть. Конечно ,в начале книги есть список кто кому кем приходится, но это спасает мало. На мой взгляд, было бы логичнее сначала про одних, потом про других. А то так не получается проследить судьбу.

  2. Nadezhda_Chelomova
    Nadezhda_Chelomova
    Оценил книгу

    "Теперь им следовало принять решение относительно того, оставаться ли в Харбине, ехать в Америку или Европу или смириться с революцией и вернуться в Россию.
    Евгения Писарева с тяжелым сердцем приходила к выводу, что их судьба — третий вариант."

    Сюжет книги американского историка Дугласа Смита о выживании двух аристократических семей, князей Голицыных и графов Шереметевых, в России времен пост-революции разворачивается по классической структуре любого киносценария: три акта, завязка, развитие событий и кульминация, финальная развязка. При этом каждая из частей глубоко драматична, нет особых надежд на хороший исход, и оттого еще более печально наблюдать за жизнями героев.

    Страшно читать о многочисленных ссылках, убийствах и гонении дворянских семей, хотя бы уже потому что большевики делали это без капли сочувствия к или уважения к человеческому достоинству.

    Народ с одной стороны можно понять: слепота дворян, нежелание менять многолетний уклад жизни и отказываться от привилегий (хотя Смит приводит в книге цитаты из дворянских дневников: многие чувствовали приближение неизбежного, общественное напряжение, но в основном предпочитали балы и веселье для облегчения) в конце концов привели к эскалации конфликта, к вооруженным восстаниям.. ну и далее по учебнику истории.

    С другой стороны столь жестокие расправы над бывшими людьми никому не сделают чести; у бывших князей и графов методично отбирали все до копейки, запрещали работать, клеймили позором, выселяли из уже самых простых жилищ. Когда и этого было мало, а квартиры были нужны хлынувших в города крестьянам, многих ссылали в лагеря или расстреливали. Действительно, чего с ними церемониться.

    В книге есть подборка фотографий тех лет из архивов дворянских потомков, любопытно рассматривать лица, одежду героев, размышлять, о чем они думали в те дни. (Автор в некоторых местах обращает наше внимание на детали, например, почему на столе во время свадьбы почти ничего нет.)

    На фотографии выше дворяне убирают лед на тротуарах Петрограда. Приглядитесь, у женщины на переднем плане довольно роскошная меховая муфта, пальто и шапка с меховой же оторочкой. Чувствуется легкий диссонанс: форма одежды явно не соответствует самой работе.

    Дуглас Смит собрал огромное количество архивных данных, неоднократно общался с потомками дворянских семей, и книга вышла в итоге качественная и увлекательная.

    Для меня основным вопросом, ради которого я читала "Бывших людей", стал патриотический — Почему они не уехали? Почему когда уже все совсем стало плохо, все равно уехали не все?

    Почему патриотизм был важнее собственной жизни и достоинства? На расстоянии можно ли все так же любить Родину?

    Как делать выбор между Родиной и жизнью, если таковой вообще существует?

    У меня пока однозначных ответов нет.

    Я заинтересовалась самой идеей патриотизма и историей его возникновения, порыскала на Арзамасе и нашла целый курс по "Генеалогии русского патриотизма" и много сопровождающих его материалов, например, о том, что слово "родина" до середины XIX века обозначало фактическое место рождения — город или деревню, а значение "родная страна" приобрело лишь позднее. Произошло это, что неудивительно, с подачи революционеров и народников.

    И что же теперь, любовь к Родине все время будет таким нелегким путем идти?

  3. Celine
    Celine
    Оценил книгу

    Есть такое расхожее мнение, что дескать "умом Россию не понять", и вообще, у нас такая misterious Russian soul, которую, якобы, ни один иностранец понять не может. Не знаю, как там насчет соул, но в историческом плане мне в последнее время встречались несколько настолько глубоких и ярких исследований на тему российской/советской истории, что среди соотечественников такой глубины исследования еще и поискать. Тут и Энн Эпплбаум с ее "Гулагом" (ничего равного по глубине исследования на тему советских лагерей я не читала, даже знаменитый солженицинский Гулаг тут курит в стороне), и Хелен Раппопорт с великолепной и всеобъемлющей книгой про семью Николая II (когда же я, блин, напишу на нее рецензию?). И вот, тут замечательное исследование иностранца про судьбы российской аристократии. Кстати, у меня челюсть отвисла когда я прочитала, что такое документальное исследование на тему - первое. Начала судорожно рыться в памяти, и правда, ничего больше по сабжу я вспомнить не смогла. Мемуаров, воспоминаний, эмигрантских дневников, художественных произведений - масса, а вот чтобы нон-фикшн с попыткой анализа и систематизации информации, так я ничего и не припомнила.
    Книга сравнительно небольшая, на планшете у меня 300+ страниц, но я не скажу, что она куцая или неполная. Автор замечательно соединил полноту исследования с лаконичностью языка, обширность свидетельств воспоминаний и анализ процессов идущих в те времена и в последние годы старой империи, и в первые годы новой. Дворянство и аристократия были крайне обширными, и за основную канву книги автор взял 2 семьи - Голицыных и Шереметевых, именно на судьбах их семей идет основной акцент, хотя, и о других автор не забывает (кстати, по сабжу я до сих пор помню давно прочитанные мемуары Сергея Голицына "Записки уцелевшего", здесь они активно цитируются).
    Я не буду тут подробно останавливаться на всех историях, случаях, примерах, кто знает историю, тот и сам поймет, насколько они разнообразны и типичны одновременно. До революции, скажем так, аристократии было не на что жаловаться. Неплохо жили, чо уж там. Кстати, Смит отмечает то, от чего я бешусь при чтении всех "голубокровных" мемуаров, вот эту вот поголовную слепость и глухость аристократии к тому, что творилось за пределами их гостиных. Одни мемуары читаю, дама события "кровавого воскресения" упоминает одной фразой, что были беспорядки и над садом ее свекра пролетели пули. Да и сам император Николай II в своих дневниках об этих событиях написал ненамного подробнее, пара фраз и усе. Знаете, это как вождение автомобиля, если смотреть только вперед, то когда-то тебе обязательно в зад въедут. Так и тут, ой, революция одна и вторая, какая неожиданность, чего этому быдлу надо? После революции перед всеми встал вопрос - бежать или остаться? Сколько в процентном отношении уехало, сколько осталось, сказать сложно, но мне кажется, что уехавших таки было больше. Для многих вопрос "уехать или остаться" был вопросом жизни или смерти, тем не менее, некоторые оставались в стране. Кто-то надеялся что большевики долго не продержатся, кто-то ушел воевать в белой армии, а кто-то решил остаться в своей стране не смотря ни на что. Одна мать написала сыну, который задумался об эмиграции, что она его вычеркнет из своей жизни, если он посмеет покинуть матушку-родину. Вот и скажите мне, это высшей планки патриотизм или высшей планки долбокретинизм? У вас есть ответ? В общем плане, судьбы уехавших сложились более-менее благополучно, с оставшимися сложнее. Часть погибли в пламени революции или гражданской войны, часть позже в лагерях, остальным приходилось как-то примиряться с окружающей жизнью и ассимилироваться (особенно, когда спустя годы стало понятно, что большевики - это очень надолго, и если когда то они сгинут, то уж точно не при нашей жизни). Если коротко (я уже писала об этом раньше), то большинству из "уцелевших" пришлось ассимилироваться и особо так не отсвечивать, и чем дальше шла жизнь, тем глубже шла ассимиляция. Я уже писала (вот тут) что я скептически отношусь к вспыхнувшей после перестройки любви ко всему старому и хрусту французской булки, поэтому тут повторяться не буду, я там более менее подробно объяснила свою позицию.
    Итак, вывод. Книга мне, безусловно, понравилась, рекомендую любителям истории.

  1. К концу Второй мировой войны 95 % российских усадеб исчезли. Некоторые были разрушены целенаправленно; большинство просто брошено и разграблено, оставшись гнить и разлагаться. Огромное культурное наследие было фактически стерто с лица земли.
    16 мая 2019
  2. Весной 1918 года большевистский совет Екатеринодара принял декрет «О социализации девушек и женщин». В соответствии с декретом, расклеенным по городу, незамужние женщины в возрасте от шестнадцати до двадцати пяти лет подлежали «социализации». Мужчинам, желающим воспользоваться этим декретом, надлежало обращаться в соответствующие учреждения для получения мандата на «социализацию» до десяти девиц. На основании таких мандатов красноармейцами было схвачено больше шестидесяти девушек, в частности во время устроенной в городском саду облавы, причем четыре из них сразу подверглись изнасилованию; двадцать пять девушек были отведены в штаб одного из партийных вожаков, остальные – в гостиницу «Бристоль», к матросам. Одних позднее отпустили, другие были увезены в неизвестном направлении, а некоторые убиты и тела их утоплены в Кубани. Одна из девушек, ученица пятого класса Екатеринодарской гимназии, подвергалась изнасилованию группой красноармейцев в течение двенадцати суток, после чего ее подвязали к дереву и жгли огнем, но, наконец, смилостивившись, расстреляли. Аналогичная «социализация женщин» происходила весной 1918 года в Екатеринбурге.
    20 августа 2018
  3. Эти акты вандализма вначале совершались стихийно, однако с конца 1920-х они планировались и организовывались властями.
    5 июня 2020