Читать книгу «Продрогший путник» онлайн полностью📖 — Дмитрия Вишнякова — MyBook.
image

Продрогший путник
Дмитрий Вишняков

© Дмитрий Вишняков, 2018

ISBN 978-5-4493-1866-4

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

1

Солнце почти коснулось кромки горизонта, окрашивая облака и расстилающийся под ними океан в ярко-алые тона. Смена Питера закончилась и, стоя на открытой террасе ресторана, он смотрел вдаль. Океан тянулся куда только хватало глаз. Его несокрушимая, всепобеждающая мощь переплавлялась в ощущение полного покоя и умиротворения. Питер влюбился в океан еще ребенком, когда они с семьей выезжали на уик-энд на калифорнийское побережье. Отец работал в Сан-Диего и практически каждые выходные Питер проводил на бескрайних песчаных пляжах. Волны, скользящие по ним серфингисты, белые барашки прибоя, соленый ветер всегда вызывали у него желание остаться в таком месте навсегда. К сожалению, это желание осуществилось лишь сейчас, лишь при таких, довольно грустных обстоятельствах, подумал про себя Питер. Орегон не был похож на калифорнийское побережье. Там вся сила солнца и океана призывали расслабиться, бездумно отдаться неге волн, часами лежать на белоснежном песке. Здесь океан был тяжел и суров, частенько бушевала непогода. При взгляде с обрывистых, окутанных туманом берегов, казалось, что океан пытается взять штурмом эти неприступные стены. Дожди также были нередки на побережье. И все-таки спроси кто-нибудь Питера, где бы он захотел провести отпущенное ему время, он без колебания ответил бы – здесь. Именно в этом самом месте, которое он сам выбрал, после не очень долгих поисков. Или это Уотерлейс выбрал его. Кто знает.

– Вот и еще один день ближе к Господу, – Джо, хозяин ресторанчика, протянул Питеру бокал с пивом.

– Спасибо, – Питер взял запотевший бокал, сделал глоток, – еще не поздно, может, еще кто-нибудь заглянет.

– Вряд ли, – Джо был крупным, грузным мужчиной немного за шестьдесят. Он навалился на перила террасы, – любители китов уже укатили в Уолсхэд. Как ты видишь аборигенов здесь не много. Уотерлейс не самое шумное место, верно? – Джо хохотнул.

Питер кивнул. Он приехал в Уотерлейс чуть более двух недель назад. Сейчас вся предыдущая жизнь за пределами этого срока казалась какой-то вымышленной, ненастоящей. Питер как будто смотрел со стороны на все годы которые провел в Сан-Франциско, да и в целом на всю жизнь, которой жил Питер Ходжес до приезда в Уотерлейс. Когда за ним закрылась дверь кабинета Майерса, он пребывал в шоке. Как будто краем глаза увидел несущийся на него многотонный грузовик. Мгновение, – и видишь каждую деталь. Сверкает хромированная решетка радиатора, глаза водителя трака, давящего на тормоз, буквально вылезли из орбит, и уже нет времени сделать шаг назад. Чуть позднее наступила апатия. Он как будто попал в вакуум. Питер видел вокруг тех же людей – знакомых, бизнес-партнеров, жену – но все они находились в другом измерении. Питер не мог это объяснить, но обсуждая сроки поставок, слушая идеи Лиз насчет предстоящего отпуска, отдыхая в клубе в компании друзей, он ощущал себя находящимся на другом берегу. Вот, как будто все там, а он здесь. Их разделяет река, которую никому не дано переплыть. Не раз Питер ловил себя на мысли, что не желает находится среди всех этих людей – людей, рядом с которыми он провел не один десяток лет. Они вдруг стали чужими и никчемными. Даже Лиз. Их речи, казались Питеру, полны фальши, а за улыбками скрывалось презрение. Питер не знал, как жить с этим ощущением. Решение пришло внезапно. Он передал все дела Кертису, младшему партнеру, утряс юридические формальности с Лиз. Когда Питер сообщил ей о своем решении, она, казалось, потеряла дар речи.

Питер не знал, что искать. Он просто выбрал в Гугл Мапс маршрут, который проходил бы по побережью и отправился по 101 хайвэю вдоль Тихого океана. Официальное название магистрали Пасифик Коаст Синик байвэй. Оно было длинным, но точно отражало душу этого извилистого пути. Пути, который то бросался к самому краю береговой линии, почти обрушиваясь в океан, то прятался в чащах густого леса, проносился сквозь крохотные городки и тянулся вдоль песчаных дюн. Питер останавливался в мотелях, обедал в придорожных ресторанчиках, болтал с владельцами заправок и магазинчиков. Уотерлейс находился на самом побережье, в десяти милях от Уолсхэда, в ста с лишним от административного центра Ньюпорт. Трасса делала тут петлю, огибая крупный лесной массив. Питер довольно долго ехал по лесной дороге. Вокруг росли вековые пихты и кедры. Может им было и далеко до редвудов – гигантских секвой, которые Питер видел в начале своего путешествия, но смотрелись они не менее величественно. Лес кончился неожиданно и во всю ширь на него взглянул Океан. Прежде чем направить автомобиль к лежащему внизу городку, Питер заглушил двигатель и вышел. Запах хвои перемешивался с соленым морским воздухом. Довольно холодно. Питер помнил, что его в тот момент посетило невыразимое чувство свободы, свободы и родства с этим миром, с кедрами, пихтами, с серыми волнами, что бились внизу обрыва. Вот очередная разбилась о неподатливый берег и Питера обдало тончайшей кисеей брызг. Здесь. Да, Питер тогда сказал это вслух. Сказал сам себе: «Здесь». Это суровое, малолюдное место просто создано для того, чтобы услышать себя.

Лежащий прямо у кромки берега городок состоял из трех улиц. Здесь Пасифик Коаст Синик байвэй делал петлю и вновь взбирался на крутую горку позади Уотерлейса, уходя на Север. В небольшой бухте качало на волнах несколько парусников и катеров. Это было его место. Его, Питера, хотя раньше он даже не догадывался о его существовании.

Воспоминания Питера прервал голос Джо, – Я закрываю, Пит.

– Да, да, – рассеянно отозвался Питер. Сколько же он простоял здесь с пустым бокалом. Солнце уже опустилось за горизонт, и багровая полоса на западе говорила, что ушел еще один день. Джо погасил внешние фонари.

Сьюзи уже, наверное, уехала. Мелани тоже открыла дверцу своего Форда.

– Тебя подбросить, Питер? – Мелани помахала ему рукой, – или ты на колесах сегодня?

– Поезжай, – качнул головой Питер, – я люблю ходить пешком.

2

Новый день робко пробивался сквозь щербатые жалюзи. Луч солнца прочертил на дощатом полу длинную яркую полосу. Такие солнечные деньки довольно большая редкость в этих суровых краях в это время года. Середина весны. Время туманов и штормов. Питер увидел во сне лицо Лиз, открыл глаза и резко сел на кровати. С того самого времни, как Питер поселился в Уотерлейс, он старался гнать мысли о прошлом, жить тем, что дано сегодня. Но удавалось это далеко не всегда. Воспоминания, как ржавые гвозди, плотно засели в его голове.

Рабочий день в ресторанчике начинался около десяти. Первый автобус появлялся на небольшой площадке перед «Чилл Тревеллер» не раньше четверти двенадцатого. Поэтому у Питера каждое утро было время не только выспаться, но и совершить утреннюю прогулку. Место, в котором расположился коттедж, что ему удалось снять, располагал к этому. Когда-то, вероятно, здесь была парковая зона, заброшенные ныне аллеи уводили отдыхающих к поросшим пихтами и лиственницами, склонам. Отовсюду открывались потрясающие виды на далекие горные хребты – Питер знал, что это Сискайю – и, конечно, на океанскую гладь. В расчете на туристов были выстроены и несколько коттеджей. Время от времени, со слов их владельца, полного человека средних лет по имени Бредли, их снимают люди, жаждущие уединения и, как он выразился «слияния с природой за небольшие деньги». На вопрос Питера, сдает ли он сейчас коттедж еще кому-нибудь, Бредли покачал головой: «Пока вы единственный постоялец, поэтому я и сделал вам скидку», – Бредли оскалился. Вероятно, это выражение означало у него улыбку. Питер вежливо улыбнулся в ответ и помахал рукой вслед отъезжающей машине. Надо отдать должное Бредли, он старался поддерживать в сдаваемом жилье минимальный порядок. Если немного подкрасить оконные рамы, заменить подгнившую доску на крыльце, то в целом можно жить. Прежде всего, Питер, открыл настежь все окна и двери, что бы выветрился запах плесени, который, надо заметить, присутствовал внутри. Коттедж наполнился хвойными ароматами. У Питера на миг закружилась голова, он сел на стул, и минуту вдыхал этот воздух маленькими глотками, пока головокружение не прошло. Убрав слой пыли, лежавшей на горизонтальных поверхностях, Питер все проверил и, с удовлетворением отметил, что кухонная техника, работает.

Как и каждое утро уже две недели, Питер начинал свое утро с чашки ароматного кофе. В той, другой жизни Питер Ходжес нередко тоже пил кофе по утрам, но делал это чаще всего на бегу, прихлебывая напиток из картонного стаканчика, который протягивала его помощница Нина. Исключением было лишь маленькое французское бистро у Жана. Но оказаться там у Питера случалось крайне редко. Теперь он превратил утренний кофе в настоящий ритуал. Бросить зерна в ручную мельницу, вдохнуть аромат размалываемых жерновами зерен арабики, засыпать их в турку, налить воды и, наслаждаясь моментом, наблюдать, как закипает волшебный напиток. С большой чашкой Питер выходил на крыльцо, вдыхал букет ароматов трав и листьев, ветра, который шумел в кронах, и чуть-чуть слышный запах моря.

– Доброе утро, соседка, – Питер помахал рукой псевдосуге тиссолистной – это официальное название орегонской сосны, – что росла прямо рядом с коттеджем. Ей было, наверное, лет сто. Или сто пятьдесят. Верхушка упиралась, казалось, в самое небо, а под раскинувшимися лапами ветвей даже в яркий, солнечный день, была тень. Она легко могла составить конкуренцию знаменитым редвудам.

Питер поднял вверх дымящуюся кружку и улыбнулся. Это утреннее приветствие тоже было частью ритуала. Иногда Питеру казалось, что сосна тоже приветливо машет ему своими ветвями. Он еще раз улыбнулся сосне и своим мыслям, и допил кофе.

Дорога на работу занимала около получаса неспешной ходьбы. Что особенно ценил Питер, переехав в Уотерлейс, это было чувство неспешности, спокойствия и умиротоврения. Когда-то давно, в прошлой жизни, как мысленно выражался сам Питер, он, стажируясь во Франции, по совету друзей посетил на уик-энд греческие острова. Питер, помниться, был поражен той степенной манерой общения, да и, вообще, жизни, которую вели местные. Тогда эта медлительность не раз его раздражала в этих людях. Но сейчас, когда все в его жизни перевернулось, он понял, что вот в этом неторопливом течении времени и есть настоящее счастье. Вот тропинка вывела из леса на грунтовую дорогу, ведущую к городку. Справа раскинулся океан, на невысокой горке, над самым обрывом была видна католическая церковь. «Надо как-нибудь, зайти посмотреть, оттуда, должно быть, открывается потрясающий вид», – эта мысль уже не раз посещала Питера. Как-нибудь. Времени у него было немного. Или, наоборот, много. Как посмотреть. Питер зашагал в сторону Уотерлейса.

Ресторанчик «Чилл Тревеллер» – «Продрогший путник» находился на самом развороте 101-го, рядом с небольшим магазинчиком. Междугородние автобусы из Портленда, Сан-Франциско, Лас-Вегаса делали здесь остановку на три четверти часа для заправки и отдыха водителей. Это было горячее время для персонала ресторанчика. Когда очередной автобус выплевывал порцию пассажиров, надо было успеть и принять заказ, и накормить желающих. Питер вспомнил, как он подъехал сюда впервые, занял столик на открытой террасе. Недавно прибыл очередной междугородний автобус, почти все столики были заняты, у стойки тоже формировалась небольшая очередь. Ждать ему пришлось больше обычного, но Питер никуда не торопился. Он вообще никуда теперь не торопился. Питер наслаждался моментом, смотрел на бьющиеся ниже террасы волны, вдыхал пьянящий аромат океанского бриза.

Подошедшая миловидная официантка несколько ошарашила его вопросом:

– Вы же не с этой саранчей? – она улыбнулась и кивнула в сторону автобуса. Питер нашелся лишь кивнуть в ответ.– Тогда будьте добры, подождите, когда мы с ними закончим, кухня не справляется. Зато потом я гарантирую вип-обслуживание.

Улыбнувшись еще раз, официантка улетела в сторону кухни. Питеру ничего не оставалась, как подождать пока Блю Берд Ол Америка, сверкнув хромированными боками, не продолжит свой путь в строну Портленда. Он заказал сэндвич и кофе, а когда принесли заказ спросил:

– Ммм, Сьюзи, – Питер прочел имя на бэйдже, – подскажите, всегда такая кутерьма с заказами? Я имею виду это только сегодня или вообще?

Сьюзи улыбнулась ему, оглянулась в зал – клиентов не наблюдалось – и села рядом.

– Всегда, когда очередной Блю Берд делает здесь остановку. Наш повар крутиться как может, но одному управиться реально сложно, – она понизила голос и метнула взгляд на кухню, – Вот поэтому мы частенько остаемся без чаевых. Я имею виду я и Мелани, – Сьюзи махнула головой в сторону барной стойки, которую тщательно протирала женщина средних лет.

Питер уже считал большой удачей, что он отркыл для себя Уотерлейс. Когда он совершил свой побег в никуда, то совсем не задумывался, чем будет заниматься. Он просто хотел найти место, где ему будет легко и спокойно. Где он ни с кем не знаком. А теперь вот это. Кажется, сама судьба подсказывала – ты сделал правильный выбор.

– На кухне не нужен второй повар? – спросил Питер, глотнув кофе, – я бы с радостью стал работать в таком замечательном месте.

– В наших местах сложно найти повара, – симпатичная официантка недоверчиво смотрела на Питера, – не все готовы провести здесь свою жизнь. Впрочем, если вы серьезно, я могу спросить у Джо, у мистера Джо, – поправилась Сьюзи.

– Я очень серьезно, – Питер допил кофе. Через десять минут он беседовал с Джо – хозяином «Тревеллера». После серии стандартных вопросов, тот недоуменно уставился на Питера. Особенно, казалось, его озадачило, что Питер работал поваром в «Сэйсон» на Таусент стрит в Сан-Франциско.

– Мистер, если вы меня не разыгрываете, скажите, зачем вам это нужно? – Джо пожевал погасшую сигару, – или ты, сынок, пришел ко мне валять дурака? Ты работал в ресторане со звездой Мишлена и теперь хочешь осветить своим присутствием мою скромную забегаловку?

Стандарт

5 
(2 оценки)

Продрогший путник

Установите приложение, чтобы читать эту книгу

На этой странице вы можете прочитать онлайн книгу «Продрогший путник», автора Дмитрия Вишнякова. Данная книга имеет возрастное ограничение 16+, относится к жанру «Современные любовные романы».. Книга «Продрогший путник» была издана в 2018 году. Приятного чтения!