Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Цитаты из Один. Сто ночей с читателем

Читайте в приложениях:
308 уже добавило
Оценка читателей
4.8
  • По популярности
  • По новизне
  • патриоты вообще очень любят банальности, потому что интеллекта патриоты не любят (я говорю о наших специфических патриотах – ненавистниках всего живого), потому что очень трудно управлять человеком небанальным. А
    2 В мои цитаты Удалить из цитат
  • лёгкий цинизм – цинизм, который совершенно неизбежен как защитная реакция высокой души, сталкивающейся с ужасным бытом, с повседневностью, с собственной невостребованностью, с одиночеством, с государственным и всенародным бездушием. Надо что-то противопоставлять этому. Умение подмигнуть на плахе, умение сострить на эшафоте – очень характерны для Венедикта Ерофеева.
    2 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Возьмём, например, довольно страшное явление – раскол русского общества на западников и славянофилов. Понимаете, ведь речь идёт о разъятии органического целого, о противопоставлении – внимание! – взаимообусловленных вещей. Одно без другого невозможно. Невозможна свобода без порядка, невозможно национальное без международного и так далее, хотя бы потому, что надо знать другие народы, чтобы понимать свой.
    2 В мои цитаты Удалить из цитат
  • коррелирует с названием романа Жириновского (у него тоже есть роман, представьте себе), который называется «Иван, запахни душу!».
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • мир без Бога – это храм без купола
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Это – кошка, это – мышка.
    Это – лагерь, это – вышка.
    Это – время тихой сапой
    убивает маму с папой.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Это «Хагакурэ» (она же – «Затерянное в листве»). Книга японского монаха
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Леонид Мартынов – создатель поэтических интонаций, поэтических форм, как и Слуцкий, кстати, с которым он дружил и с которым вместе так трагически поучаствовал в деле Пастернака. Лев Лосев – человек, с чьим мнением я очень считался, царствие ему небесное, – любил цитировать эти длинные, написанные в строчку, полупрозаические поэмы Мартынова: «Коль прут сей видит вглубь земли, так он не стоит три рубли, а коль он стоит три рубли, так он не видит вглубь земли». Он автор нескольких первоклассных стихов, собранных в ранний сборник (переиздан под названием «Река Тишина» в «Молодой гвардии»). Он автор нескольких первоклассных поэм.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Спину вялую горбя,
    Я ж не просто хулу,
    А гражданские скорби
    Сервирую к столу!
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Умирая, он попросил Берберову зайти к нему. Они уже до этого десять лет жили врозь (по-настоящему – восемь). И он ей сказал: «Самое страшное – это не знать, где будешь ты и что с тобой». Эта фраза полна такой любви, такого героизма, такого отчаяния!
    Тогда же он говорил, что только тот ему брат, кто, как он, мучился на этой койке. В этом есть принципиальное для Ходасевича уважение только к страданию, только к предельным ситуациям, к последним, к самым отчаянным – уважение только к тому, кто претерпел то же самое. Для него действительно брат только тот, кто имеет опыт пограничной ситуации.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Когда-то Мандельштам сказал, что «…поэзия есть сознание своей правоты» (в статье «О собеседнике»).
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Это великое дело, великая мысль. Новая концепция победителя – тот, кто выжил, кто дожил. Надо выжить и доказать. Э
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Уайльд вышел из тюрьмы ровно таким, каким туда сел. Тюрьма не меняет, она проявляет человека. Из тюрьмы человек выходит таким, каким он есть, только неприкрытым.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • третий, который называется «Сфера Агасфера»
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Второй – «По ту сторону Леты» –
    В мои цитаты Удалить из цитат