«Майн пиджак ин вайсе клетка…» читать онлайн книгу📙 автора Дины Рубиной на MyBook.ru
image
image

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Стандарт

4.48 
(56 оценок)

Майн пиджак ин вайсе клетка…

16 печатных страниц

2007 год

0+

По подписке
229 руб.

Доступ к классике и бестселлерам от 1 месяца

Оцените книгу
О книге

Известная писательница Дина Рубина живет и работает в Израиле, однако ее книги пользуются неизменной популярностью на всем русскоязычном постсоветском пространстве.

«…Их бин нервосо» – книга особенная.

Жанр книги был определен автором как «свободный треп» и представлен читателю. Пишет Рубина легко и изящно. Основной материал книги – это современная израильская жизнь. Приземленная повседневность недавнего эмигранта и ностальгические воспоминания о советском детстве и юности. Смешные бытовые сценки, анекдоты из жизни русских израильтян, «трудности перевода» с иврита на русский и обратно. … «читаем в разделе «Объявления»:

читайте онлайн полную версию книги «Майн пиджак ин вайсе клетка…» автора Дина Рубина на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Майн пиджак ин вайсе клетка…» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация

Год издания: 

2007

ISBN (EAN): 

9785699212590

Дата поступления: 

11 марта 2021

Объем: 

30193

Темы
Правообладатель
17 466 книг

Поделиться

Penelopa2

Оценил книгу

Я страной был очарован, поражен и увлечен,
Как цветет и пахнет древняя культура.
Ах, какие суламифи с автоматом за плечом!
Я ходил с открытым ртом, как полудурок

Тимур Шаов(с)

Книги Дины Рубиной – причина того, что я не хочу ехать в Израиль, хотя турфирмы много чего заманчивого предлагают. Боюсь. Боюсь, что при непосредственном контакте исчезнет то очарование страны, которое покоряет меня в ее книгах. Ведь так не бывает, и реальность грубым сапогом пройдет по той кружевной, яркой, искрящейся, остроумной, своеобразной, мудрой стране, которая встает на страницах ее книг, и действительность окажется не такой, как описанная ей сказка о благословенном крае. Вот не хочу, и можете считать меня страусом, зарывающим голову в песок.

Так в свое время произошло с Одессой. Оказалась, что книжная Одесса Бабеля и Олеши, Катаева и Багрицкого отличается от реальной Одессы как картина Левитана «Золотая осень» от осеннего серого леса. Никто не шутит тонко и хлестко, никто не кричит вдогонку «Мадам, вы забыли купить у меня эту потрясающую хреновинку». В киоске у вокзала деловито всучили карту Одессы одна тысяча девятьсот семьдесят третьего года издания со словами – «Гуляйте на здоровье!» Ага, там ни Маразлиевской, ни Французского бульвара, зато есть улица Карла Маркса и есть Карла Либкнехта, и что с ними делать?

Рубина очень вкусно, очень по-доброму пишет о своей стране. Вкуснее, чем про родной Ташкент. И люди вокруг замечательные, горластые, крикливые, живые. Умные, ироничные, наивные, саркастичные, добрые, гостеприимные, люди не лезут за словом в карман, дети раскованны, женщины неподражаемы и любовь бурлит и выплескивается. Ну и что, она так видит и мы вслед за ней

Мне бы не хотелось рисовать здесь лубочные картинки на тему какой-то сверхдушевности израильтян. Ее нет, этой сверхдушевности. Израильтяне, по моим наблюдениям, люди скорее брутального склада. Я говорю лишь о градусе национального темперамента, об артистичности и умении мгновенно включиться в ситуацию. Это касается как случаев, условно говоря, положительного общения, так и случаев общения отрицательного. Справедливости ради добавлю только, что в тех случаях отрицательного общения, которые мне доводилось здесь наблюдать, обе стороны никогда не доходили до критической черты остервенения, за которой следует уже рукоприкладство.

По сути это конечно сборник анекдотов. Уж что-что, а замечать смешное автор умеет. Но эти анекдоты незаметно вплетаются в жизнь. Да, описание службы дочери в израильской армии выглядит как издевка над привычным нам суровым укладом воинской службы, да, их кормят йогуртом и рыба есть «то тунец, то форель, то карп, то копченая, то соленая» и «каждый день пять видов закусок с баклажанами». Но подумайте, это же девочки, обыкновенные девчонки, у которых еще мягкие игрушки на рюкзачках висят, а в руках автомат… За идиллической картиной мира встает жесткая правда страны. И вспоминается совсем не смешная фраза из другого романа автора –

…За эти несколько дней как-то решительно и сразу повзрослела дочь. Вчера, рассматривая разворот газеты с фотографиями жертв — и все, как на подбор, белозубые, бровастые, кадыкастые ребята, — проговорила сухо, почти бесстрастно: «Погибают мои женихи…».

Проблема потери национального самоощущения тоже есть. Видеть как на твоих глазах собственная дочь лихо трактует хрестоматийный (хотя по совести довольно гадостный) рассказ Толстого "Косточка" и ощущать свою беспомощность – она уже вне твоей зоны влияния - каково это? А мы смеемся, потому что действительно смешно. Так и перемежается плач и смех…

Marshanya

Оценил книгу

Очень трудно писать рецензию на сборник рассказов, они слишком разные, но формат игры обязывает, поэтому пересказывать не буду, просто напишу общие впечатления.
Если вам нравится Одесса Жванецкого и Карцева, вам точно понравится Израиль Рубиной. Хотя были моменты, когда всё это напоминало мне Авлабар Авксентия Царагели (Ханума). Эдакий вечный базар, очень яркое лоскутное одеяло.
Всё, что Рубина пишет, тонко, иронично, очень бережно, с большой любовью. Такое живое, такое, кажется, близкое, хотя совсем не знакомое. Такое реальное, знакомое, хотя совсем не моё. А сборник этот - просто заметки из жизни, выхваченные моменты, зарисовки - идеальный способ поднять настроение, разобрать его на цитаты, отметить для себя два десятка метких словечек и просто отдохнуть. И очень правильно жанр этой книги определен как "свободны треп", обо всем сразу, с чисто женскими переходами от одного к другому без долгих вступлений и предисловий)))
Израиль у Рубиной вкуснейший, колоритнейший, явно любимый, но далеко не идеальный, в общем всё именно так, как люблю, по доброму, но без прикрас. Вот только всё время хотелось спросить, Господи, да что же это за страна такая, если от одного её конца до другого можно доехать на трех автобусах? У нас на трех автобусах Москву по диагонали не проехать.
Многие говорят, что это роман о жизни в эмиграции, не знаю, бы сказала, что это просто роман о жизни. Об отношении к жизни, о восприятии жизни, рассказ позитивного человека, человека, который умеет на все смотреть с хорошей стороны, находить плюсы и запускать солнечных зайчиков.
Искренне порадовал главный совет для туристов в России "Не забудьте вовремя пописать". Жизненно.
Всё, нашла дома "Иерусалимские гарики" Губермана. Ушла читать.

Поделиться

LoraG

Оценил книгу

Ее неоднократно спрашивали: кем она себя ощущает: русским писателем? еврейским писателем, пишущим на русском языке? или израильским русскоязычным писателем? А она не может на этот вопрос внятно ответить, просто потому, что не знает ответа. Выросшая в советском Ташкенте, воспитанная на русской культуре, Дина Рубина уже много лет "кайфует" в Израиле

мне невероятно повезло: жанр, в котором протекает жизнь этой страны и этого народа, абсолютно совпадает с жанром, в котором я пишу. Я затрудняюсь его определить: трагикомедия? печальный гротеск? Драматический фарс? лирический памфлет?

Она прошла все стадии эмигрантской жизни: мучительное "надевание" чужого языка, постепенный поворот сознания от "умилительного припадания к корням и истории", через узнавание и понимание - к "горькой домашней любви к тому, что есть...", к желанию защитить и оправдать.

пронзило трагическое ощущение длящейся в тысячелетиях обреченности, потрясла извечность - не ситуации, не жизни, не судьбы...а экзистенциальной невозможности увильнуть от участи всего народа...

Народа, для которого проблема национальной самоидентификации через память, протянутую в поколениях, через историческую преемственность - не простые слова.
Она не рисует лубочные картинки на тему какой-то избранности страны и израильтян. Для туристов страна - при всех красотах и древнейшей истории - не самое привлекательное место на свете: жара, дороговизна отелей, бесконечные еврейские праздники, во время которых замирает все. Никакой особой душевностью израильтяне тоже не обладают. Примечательно другое - "градус национального темперамента", артистичность, умение мгновенно включиться в ситуацию. Тяжелый климат, нервная жизнь, постоянное напряжение в воздухе воспламеняют любую эмоцию до пожара.

что держит меня на плаву в моем небезупречном, небезболезненном и небезоблачном здешнем существовании. И думаю – его откровенная, брутальная, убийственная карнавальность. Перемена лиц, образов и масок; вывернутый наизнанку смысл существования; ситуации-перевертыши, их откровенная театральность и откровенный фарсовый идиотизм. Маски грубо размалеваны, служанка переодета госпожой, госпожа – куртизанкой и все играют чьи-то роли. Играют грубо, упрощенно, условно, ибо ничего не поделаешь – площадной театр.

Поделиться

Еще 2 отзыва
Похоже, мы вообще обречены на судьбинную причастность свое
1 октября 2019

Поделиться

Так вот, страшная путаница со времен Авраама – кого считать евреем. И как правильно – еврей или иудей? К тому же это не всегда совпадает. Ведь иудеем можно стать вовсе не будучи евреем по рождению. Достаточно взвалить на себя этот немалый груз – исполнение всех заповедей – и никто в общине не посмеет отделить тебя от еврейства.
1 октября 2019

Поделиться

Один мой знакомый ученый утверждает, что вся мировая история – это в той или иной степени выяснение отношений между собой двенадцати израильских колен.
1 октября 2019

Поделиться

Еще 5 цитат

Автор книги