Myrkar
Оценил книгу

Я начала знакомство с этой тетей со сборника интервью, который она не поскупилась выпустить как очередную книгу — отдохнуть-то от романов хочется так же, как и получать за такой отпуск полноценную зарплату.

Сборник очень даже неплох: и композиция выдержана по тематике и по членению на визуальные и абстрактные эпизоды, и содержание продумано для поддержания интереса. Интерес, кстати, под конец начал уплывать. Причиной тому послужила абсолютная прозрачность образа писательницы. Хоть темы интервью и были разными, хоть подход журналистов отличался, но Рубина не изменяла себе до последнего. И хотя в каком-то из мест упомянула, что старается вносить разнообразие в книги, что-то под конец чтения уже перестало вериться, что мне будет интересно читать ее сочинения.

Тетя Рубина — типичная женщина-мать-работяга. Тетя Рубина — типичная советская тетка, переселившаяся в новые реалии со своим постсоветским подходом к работе и жизни. Дина — актриска, писатель, музыкальна, из Ташкента, не держат в себе недовольство и рада выплескивать его по делу, ценит жизненную иронию, тонко чувствуют юмор четко подмеченных ситуаций и... дева по гороскопу.

Последний факт меня очень смущает. Рубина похожа на верующую, ну или на такого человека, который сознательно или подсознательно причисляет себя к определенной религиозной конфессии. Но верить в гороскопы… называть змею своим тотемным (!!) животным по году рождения… Что за ересь на столь воспеваемой ею священной земле, радующей взаимодействием религиозных пластов?! В связи с этим увлечением Рубиной (не скрываю, я тоже в младой юности игралась с гороскопами и разделяла по ним людей) готова поспорить, что ее персонажи должны создаваться по гороскопическим стереотипам. Тем более, что она даже сама себя, как дева, определяет любительницей порядка, расчета и прочей холодной девической мишуры.

Но вернемся к книге. Что в ней интересно, так это мелкие подробности о жизни в Израиле и Советском Узбекистане, о том, как израильская армия создает граждан, а советская идеология — нет, о взаимодействии людей разных национальностей, о самом понятии национальности, о профессии писательницы (именно женщины-писателя). Что в ней хорошо, так это разбавление занудств “типичной девы” ироническими и забавными вставками — байками и анекдотами, прекрасными цитатами. Что в ней плохо, так это отсутствие смысла. Книга откровенно тупа.

Сборник раскрывает писательницу, но в ней нет ничего особенного — она так называемый “нормальный” постсоветский рабочий, вышедший из Союза писателей, удачно в него попавший. И эта удача, а вернее цепочка удачных событий, и есть составляющая понимания и радости жизни Рубиной. Она почему-то верит в удачу, а не в Бога. А последний упоминается только в шутливых записках-обращениях еврейских детей. Рубина, как еврейка и жительница Иерусалима, имеет полное право иронизировать и шутить на религиозные темы, но не является ли это типичным женско-писательским прикрытием? Писатели часто стоят за неким образом своей “нормальности”, а постсоветские люди тем более, да еще когда пытаются угодить аудитории (а чаще бывало — государству, что к Рубиной не относится, как можно заметить из отношения Дины к советским интересам), а женщины прячутся еще и за щитом бытовухи. Восточные женщины в этом плане прятались бы за своего мужчину, кем бы он ни был, мужем или младшим братом. Но постсоветская баба как неизменный советский холодильник — скрытая феминистка (да, холодильники — те еще темные лошадки!), богиня быта и своей профессии.

Этим прикрытием все полностью испорчено. Текст захламлен смешным бытом. И этот юморок повторяется в своей очередной версии на каждом кругу-главке в попытке дотоптаться до своей могилы или в ожидании героя, который внесет реальную жизнь в стереотипизированный гороскопами и удачами мирок. Жду таких героев в сочиненных Рубиной произведениях. Произведение из собственных интервью же не удалось. По крайней мере, это была удачная (!) краткая автобиография в качестве предисловия.