Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Белый осел в ожидании Спасителя

Белый осел в ожидании Спасителя
Бесплатно
Добавить в мои книги
237 уже добавили
Оценка читателей
4.4

«Когда в апреле весь Иерусалим вспыхнул индийской сиренью, дочь потащила меня гулять в Немецкий Посад.

Мошава Германит, когда-то сельские угодья: старые каменные дома, выстроенные с немецким тщанием крепкими хозяевами. Они называли себя темплерами, эти колонисты, искали здесь благости, ждали второго пришествия Христа, попутно засевая Святую землю цветами и злаками…»

Лучшие рецензии
Sand_Ra
Sand_Ra
Оценка:
10

Такие разные судьбы людей. Стоит остановиться и послушать, задать несколько вопросов и вот уже есть сюжет для романа. Все оттого,что жизнь много интереснее романов, как не гляди. Но еще она реальна, и читая эти рассказы не создавалось ощущения притянутости, надуманности. Это жизнь, как она есть, какой она бывает и была.Пестрая, как юбка цыганки.

emk2005
emk2005
Оценка:
7

Как обычно с Рубиной - не остановиться, пока не дочитаешь...

sigmalirion
sigmalirion
Оценка:
5
Напоминает Толстую, только хуже: и язык хуже, и фантазия хуже - как-то все плоско и никак. Понравились рассказы "Адам и Мирьям", "Дед и Лайма", "Ральф и Шура"...и те, скорее, из-за самого сюжета,т.к. язык, которым, собственно, история была изложена, уж очень раздражал временами. И если часть "Между времен" еще как-то читабельна и многое даже интересно, то вторая часть - "Между границ" - как-то прям совсем не вдохновляет. Вот нет чего-то такого, чтобы читалось на одном дыхании, как говорится.

А вообще, есть у меня один критерий определения, хороша ли книжка или нет: если за весь процесс чтения я ни разу не взялась за карандашик и не подчеркнула ни единой строчки....книжка не удалась (ну,это сугубо личное, конечно же)
Лучшая цитата
птичьего посвиста.
– Вот, – произнес Меир любовно. – Здесь все знаменитые люди. Вон там, в углу, видите – красивый такой двуглавый памятник? Это архитектор, что построил Дормицион. А рядом знаменитый врач, бароном был. А тот вон, домиком, серый – это художник, его приглашали расписывать церкви по всей Европе. Они ведь только сначала носились со своими религиозными глупостями насчет пришествия Мессии. Потом обжились, хозяйством обросли, нарожали детей и внуков и зажили богатой светской жизнью. И отлично жили, отлично! Смотрите, вон там, в углу, у меня покоится трио: виолончель, скрипка и флейта. Конечно, каждый из них был при жизни ветеринар, фельдшер или аптекарь, но по субботам собирались и играли для публики, для друзей. Все знали про музыкальные вечера в доме Рудольфа Майера. Так сыгрались, что завещали похоронить их рядом! Не удивлюсь, если по ночам кто-то в тех соседних домах слышит какого-нибудь Моцарта, или как его… Шуберта…
Уверенно переступая через бордюры и ступеньки, он вел нас от одного последнего пристанища к другому, попутно рассказывая байки, все больше увлекаясь, изображая давно умерших в лицах, будто присутствовал при диалоге столетней давности:
– «Как?!» – воскликнул архиепископ. – Меир останавливался, опирался рукой о камень, под которым, собственно, и покоился изображаемый им персонаж. – «Я полагал, что разговариваю с гением, но вижу, что вы, барон, всего-навсего дворянин…»
По мере того, как истории
В мои цитаты Удалить из цитат
Оглавление