winpoo
Оценил книгу

Ох уж эта эпоха открытий и романтика дальних странствий! Авантюры. Приключения. Поиски. Экспедиции. Древние цивилизации. Затерянные города. Сокровища. Неизведанные земли. Таинственные карты. Шифры. Дикие индейцы. Джунгли. Отравленные стрелы. Гигантские анаконды. Соперничество. Предательство. Радость победителя. По всему выходило, что книга должна быть полна всяческих достоинств, но показалась немного вязкой и затянутой, как если бы из конспекта с ограниченным количеством информации автор не без труда сотворил многостранично-многоголосую географико-историческую песнь во славу П.Фосетта. Вся история казалась смутно знакомой, может быть, потому, что когда-то давно я вдохновенно прочитала «Неоконченное путешествие», по-детски внутренне сожалея, что на Земле почти не осталось неизведанных территорий, полных тайн и сокровищ. Здесь же все было слегка отстраненно и созерцательно, и мне постоянно не хватало драйва, как правило, присущего «библиотеке приключений».

По стилистике «Затерянный город Z» напомнил мне творения Д. Симмонса, но более документальные и менее беллетристичные. Точно так же, как и при чтении Д. Симмонса, я постоянно лазила в Интернет, чтобы посмотреть-сверить-увидеть своими глазами что-нибудь из описанного, и отчетливое присутствие реальности, пусть даже давно ушедшей, весьма подогревало моё воображение. Фотографии П. Фосетта, его жены и сыновей, снимки с аборигенами, сделаннные в экспедициях, письма, написанные его рукой, рисунки, связанные с походами вдоль Амазонки и вглубь неизведанного континента, странным образом связывали моё сознание с тем временем, с теми свершениями, которые были не только чьей-то ментальностью, но и чьей-то повседневностью. Экзотика всегда волнует и заставляет к себе прислушаться.

Одновременно я не раз вспоминала идею путешественности И.М. Гревса, и мне казалось, что, читая «Z», я лучше понимаю тот внутренний зов, ту пассионарность, которая движет фанатичными исследователями вроде П. Фосетта, какими бы мотивами они при этом ни руководствовались (а он ведь, наверное, хотел прежде всего разбогатеть и прославиться). Под беллетристическим пером обычно оживают такие моменты истории, географии или психологии, каких не даст обычное изучение карт и маршрутов или традиционный урок истории или географии. Мне кажется, что такие книги рождают вдохновение, внутренний подъём, жажду странствий, желание чего-нибудь достичь или что-то открыть и покорить. По крайней мере, мой «путешествующий дух» получил информацию к размышлению и стимул к новым «хождениям по миру».