ksu12
Оценил книгу

"Это жестокий мир, и дети в нем особенно уязвимы."

Деннис Лихейн поднимает очень часто в своих книгах проблему пропавших, похищенных детей. К сожалению, всегда актуальную. Дети как пропадали в мире, так и пропадают, гибнут, подвергаются насилию и пыткам. Это беда, горе, непереносимое для родителей и близких. Этой темы касался напрямую и роман Лихэйна " Таинственная река", и вот теперь " Прощай, детка, прощай", роман с говорящим названием. Детективом даже как-то и назвать не получается. Скорее, Лихэйн пишет психологические криминальные драмы. Для него даже, видимо, не так важно кто совершает все это, а беспокоит его больше, что вообще такое происходит с этим миром, почему в нем цивилизация не работает, почему душа человека если уж гнилая, то ничего ей не поможет, ничего не изменит, почему такой большой мир с огромным количеством сердобольных, гуманных и талантливых людей не может защитить своих детей от монстров этого общества, почему они здесь не в безопасности? Все страшно! Зачем летать в космос, зачем нам другие планеты, зачем нам уникальные машины и прочее, прочее, если из собственного дома может пропасть маленький ребенок, без следа? Зачем? Когда мы будем наконец усовершенствовать душу?
Лихэйн поднимает и острую проблему асоциальных семей, проблему равнодушия матери к своему ребенку, когда мать относится к ребенку, как к плюшевому мишке, игрушка, конечно, любимая, но все же игрушка.
И дилемма так и осталась дилеммой - отдавать ли ребенка плохой матери, она все ж мать, или оставить у тех, кто похитил, но заботится. Я здесь на стороне Патрика Кензи, я его понимаю, он делал все по закону, но и разбитое сердце его любимой я тоже понимаю. И как здесь быть?

Еще много и много проблем общества поднимает Лихэйн в своем романе.
И вот еще, за что я его очень люблю:
"Вокруг нас красиво умирала осень. Полыхали ярко-желтые и красные краски, листья, оранжевые с восковым налетом и зеленые с оттенком ржавчины, слетали с ветвей на траву. Этот волнующий запах отмирания, столь характерный для осени, наполнял лезвие воздуха, и они прорезали нашу одежду и заставляли нас напрягать мышцы и шире раскрывать глаза. Нигде смерть не наступает так зрелищно, так гордо, как в октябре в Новой Англии."
В такие вот моменты автор проступает как настоящий романист.
А главный вопрос все тот же:
"Что же случилось с Амандой Маккриди?" Что случилось со всеми остальными детьми? Это страшный мир... в нем есть место чудовищной боли...

Дальше...