Книга или автор
5,0
1 читатель оценил
199 печ. страниц
2018 год
16+








– Кто его знает. Может, завод какой горит, а командование боится, что местные жители начнут близко подходить, чтобы поглазеть. Вот и попросили нас с оружием отпугивать народ, – размышлял Куб. Прозвищем он был обязан капитану Маркину. Его звали Николай Николаев, и когда тот заглянул в личное дело солдата и увидел, что отчество у новобранца Николаевич, то принялся дразнить его Николаем в кубе. Солдаты услышали, и с тех пор все звали парня Кубом.

– Вот, разумная речь, – показал на Куба Иван. – А вы про склады свои. Ещё скажите, третья мировая началась!

– Ой, да пошёл ты, – Андрей толкнул его плечом.

Лейтенанту, под чьим контролем находился взвод, что-то передали по рации, и он окрикнул солдат.

– Через пять минут прибываем на место. Получаем инструктаж от полковника и выполняем приказ, всем ясно?

– Есть повод для волнения, товарищ лейтенант? – спросил один из солдат.

– Никакого. Это рядовая операция.

«Камаз» съехал с трассы и затрясся на бездорожье. Скамейки стали дребезжать ещё активнее. Внутри грузовика ощутимо запахло палёным.

– Это не травой горелой пахнет, – заметил Андрей.

– Без тебя знаю, что не трава, – огрызнулся Иван. – Воняет горелой проводкой.

– Может, тут правда склад загорелся?

– Нас бы проинструктировали. К тому же, мы бы услышали взрывы боеприпасов ещё до того, как сюда приехали.

– Взвод, выходим!

Солдаты стали по одному спрыгивать с борта машины. Андрей дождался своей очереди, сошёл на землю, и смог, наконец, оглядеться. Метрах в двухстах от них горела степь. Несколько пожарных машин уже залили приличный кусок территории, но вдалеке полыхал огонь. На чёрной сожжённой земле была видна груда каких-то обломков, напоминающих обшивку самолёта.

– Неужели пассажирский лайнер рухнул? – сам себя спросил Андрей.

Когда солдат построили, к ним вышел полковник Терёхин. Он объявил, что они находятся в закрытой зоне и всё, что они увидят тут, является военной тайной. Им необходимо будет возвести палаточный лагерь и заняться постройкой ограждения, которым они окружат место пожара. По всей видимости, им придётся провести тут несколько дней.

– Автоматы отставить, лопаты в руки взять! – крикнул капитан Маркин и работа закипела.

В первую очередь солдаты выкопали ров, который должен был окружить палаточный лагерь и обезопасить от пожара. Потом поставили три большие палатки, заняв почти сто пятьдесят квадратных метров выжженной степи. Пока Андрей вместе с Иваном трудился над возведением лагеря, он краем глаза заметил, как полковник вместе с отрядом, одетым в костюмы химзащиты, направился к груде обломков.

– Секретный самолёт упал, зуб даю! – сказал Иван, забивая в землю штырь для троса палатки.

– У нас что, проводятся какие-то испытания? Никогда не слышал, чтобы тут на границе с Казахстаном самолёты летали, – покачал головой Андрей. – Только если шпион какой-нибудь.

– Но что эти парни в химзащите надеются найти? – поинтересовался Иван. – Топливо что ли, радиоактивное?

– Да, атомный самолёт упал. Если так – мы уже трупы, излучение всех накрыло.

– Ой, Крот, умолкни, – Иван поёжился. – Тут тебе не Тоцкий полигон.

– А ты думаешь, их в пятидесятых предупреждали, куда они едут? Подняли по тревоге и вывезли на объект, – сказал Андрей.

– Тут сорок километров от города! – воскликнул Иван. – Сразу бы эвакуация началась.

– Закончили? – к ним подошёл капитан Маркин. – Переходите к постройке ограждения, там рабочих рук не хватает.

– Товарищ капитан, а вам полковник сообщил, что тут такое? – спросил Андрей.

– Отставить разговоры! – приказал Маркин. Солдаты кивнули и пошли к сложенным возле грузовиков металлическим рамам и огромным моткам колючей проволоки.

Было уже четыре часа утра, когда к активно строящемуся лагерю подъехал джип военного образца. Из него вышел кудрявый человек маленького роста, лет сорока пяти, и направился к палатке полковника. Его сопровождало двое военных. На плече у него висела кожаная сумка. Судя по тому, как человек слегка кренился на правую сторону, она была довольно увесистой.

Он подошёл к полковнику, стоявшему рядом со штабом радиосвязи.

– Комаров, Максим Вениаминович, – представился человек.

– Полковник Терёхин. Вы тот физик «Роскосмоса», о котором говорил генерал?

– Да, совершенно верно, – кивнул Комаров. – Только я астрофизик. Я работаю в космической программе.

– Замечательно. Тогда, может быть, вы объясните мне, какого чёрта мы тут обнаружили?

Андрей устало привалился к забору.

– Я сейчас упаду и засну.

– Не ты один, – Иван тяжело дышал. Шестьдесят солдат почти за три часа окружили металлической сеткой зону, которую им указала бригада радиационно-химической защиты, и расставили переносное освещение, подключённое к генераторам. Колючая проволока была натянута почти по всему периметру ограждения. На двух выходах из зоны поставили охрану, вооружённую автоматами, остальных солдат собрали возле палаточного лагеря. Полковника не было видно. Как слышал Андрей, к нему приехал кто-то из Москвы, и сейчас Терёхин проводит совещание.

Ближе к четырём часам утра привезли модуль-столовую, туалет и душевую. Солдаты стали коситься на них, однако капитан никого не отпускал без команды полковника.

– Слушай, Крот, как ты думаешь, долго мы тут пробудем? – спросил Иван.

– Понятия не имею. Наверное, пока не прибудет экспертиза из Москвы. Я только не понимаю, для чего тут мы? Почему нельзя было поставить полицию охранять?

– Кстати, ты заметил ящики под скамейками в нашем «Камазе»? – Иван подошёл ближе к Андрею и понизил голос.

– Там полно было ящиков. Патроны, наверное.

– Нет, это РГО. Я таких зелёных ящиков столько перетаскал, когда весной склад расформировывали, что узнаю их даже в темноте.

– Сюда гранаты привезли? – Андрей с удивлением посмотрел на друга. – И зачем?

– Вот это самое интересное…

Примерно в полпятого утра из палатки офицерского состава показался хмурый полковник Терёхин. Он быстрым шагом направился к сидящим на земле солдатам. Капитан Маркин скомандовал построение, и полк быстро встал в три шеренги.

– Товарищи солдаты, я обязан объяснить вам ситуацию. Вчера вечером, примерно в двадцать один час тридцать минут на этой территории произошло крушение исследовательской ракеты.

Андрей покосился на стоявшего рядом Ивана. Тот смотрел на полковника.

– Наша задача не допустить проникновения на закрытую территорию – об этом месте не должны знать ни журналисты, ни жители, ни кто-либо ещё, – продолжил полковник. – Этот участок трассы перекроем, и выставим кордоны, которые будут разворачивать всякого, кто приблизится к этой зоне на километр. Примерное время операции – трое суток. Через семьдесят два часа мы оперативно соберёмся и исчезнем так, будто нас никогда здесь не было. На огороженную забором зону без костюмов химзащиты вход воспрещён – есть вероятность отравления топливными отходами ракеты.

– Я же говорил… – сквозь стиснутые зубы прошептал Иван.

– Лейтенант Андреев объяснит вам технику безопасности при контакте с заражёнными участками почвы. Капитан Маркин назначит охрану периметра и определит тех, кто первыми составит кордон на шоссе. Всем вольно.

Андрею и Ивану не повезло. Их отправили в охрану периметра, которая должна была смениться только в девять утра. С их точки возле забора им был отлично виден модуль столовой, где уже готовился завтрак. Солдаты глотали слюни, понимая, что раньше девяти они не поедят.

– Так и думал, что это ракета, – похвалился Иван.

– Как-то обломков слишком много. Для одной ракеты, – заметил Андрей.

– Обломков столько, сколько нужно. А ты хотел, чтобы это был «Боинг» что ли?

– Ничего я не хотел! Я мечтаю провести последние четыре месяца спокойно, пользуясь нормальной канализацией в военной части.

– Ну, ты же слышал полковника, – сказал Иван. – Мы тут только на трое суток. Успеешь ещё на унитазе насидеться.

Андрей кивнул и сплюнул на землю.

– Не верю я нашему полковнику. Ты видел, какое у него лицо было?

– Какое? – спросил Иван.

– Как будто он сам не понимает, что тут происходит. Ты же знаешь Терёхина, если он хоть что-нибудь не контролирует, сразу напрягается. Похоже, ему самому не объяснили до конца, что мы тут охраняем.

– Тебе бы только теории заговора строить, – отмахнулся Иван. – Секретные материалы, таинственная ракета, да?

– Пошёл ты, – Андрей отвернулся в другую сторону и стал наблюдать за дымящимися обломками «исследовательской ракеты».

Солдат по прозвищу Куб, сытно позавтракав кашей, направился в полевой туалет, модуль которого стоял на самом краю палаточного городка, примыкая к периметру. Биотуалет пробыл тут только два часа, а запах в нём уже стоял характерный. Парень поморщился, залезая внутрь.

Куб спустил штаны. Ему сегодня улыбнулась удача – он не попал ни в один из охранных отрядов и поэтому мог спокойно отдохнуть в палатке, дожидаясь своей очереди. Внезапный ночной выезд начинался для Куба успешно.

По внешней стенке туалетного модуля что-то царапнуло. Куб пропустил это мимо ушей, занявшись освобождением желудка. Нечто пробежало по обшивке, выискивая трещины и зазоры. Наконец, это обнаружило дренажную трубу, предназначенную для сброса содержимого из наполненного бака туалета. Это что-то мгновенно распороло пластик острыми когтями, проползло внутрь и замерло, прислушиваясь к звукам в кабине модуля. Из дренажной трубы оно услышало тихое пение – Куб вполголоса напевал армейскую песню. Убедившись, что там кто-то есть, оно поползло вперёд.

Куб взялся за туалетную бумагу, пока ещё не закончившуюся, и отмотал себе приличный кусок. Он положил свёрток себе в карман, чтобы позже не остаться без бумаги, когда приспичит. Встал со стульчака и в ту же секунду нечто, притаившееся внутри дренажной трубы, выпрыгнуло наружу, прямо ему на спину. Глаза Куба расширились от удивления, но понять, что произошло, он не успел – нечто, напоминающее склизкую перчатку с зубами, обвилось вокруг его шеи, впилось в кадык, добираясь до трахеи. Куб захрипел, упал на колени, скребя руками по стенам туалета. Спустя пару секунд всё было кончено, и Куб сполз на пол. Нечто, убившее бойца, исчезло, оставив на полу тонкий кровавый след.

Через десять минут ещё один солдат решил посетить туалет и направился к модулю. Парень принюхался. Пахло мочой и чем-то ещё знакомым. Он дёрнул ручку туалета. Дверь оказалась заперта изнутри. Солдат потянул сильнее, но она не поддавалась. Сзади к нему подошёл ещё один боец.

– Никак не прорваться в толчок? Занято, наверное.

Прошло ещё несколько минут, но дверь туалета не открывалась. Снаружи собралась очередь. Солдаты барабанили по двери, но никто не отзывался. На шум пришёл лейтенант Андреев.

– Тише! Что происходит?

– Товарищ лейтенант, кто-то заперся в туалете и не открывает.

– У человека проблемы с желудком, – предположил Андреев. – Что вы как животные дикие, сразу кидаетесь на дверь? Подождите чуть-чуть.

Но ещё пять минут спустя изнутри так никто и не вышел. Лейтенант Андреев нахмурился. Он толкнул дверь плечом, но она по-прежнему не поддавалась.

– Скорее всего, её заклинило. Ты, – обратился Андреев к одному из солдат. – Сбегай в третью палатку к радистам, у них должны быть инструменты.

С помощью пришедших радистов дверь была разблокирована. Лейтенант, первым оказавшийся в модуле, в ужасе выпрыгнул обратно.

– Всем внимание! Внутри лагеря произошло убийство. Возможно, виновный ещё где-то здесь.

– Чего там все носятся? – спросил Иван, глядя на лагерь. – Что-то произошло?

– Обед подгорел, – пробурчал Андрей, не отрывая взгляда от обломков внутри периметра. – Знаешь, я готов поклясться, что заметил движение.

– Нет, там действительно что-то серьёзное. Я вижу полковника.

– Где? – Андрей повернулся к лагерю и огляделся. В той стороне раздались выстрелы. – О, чёрт!

Двое солдат пригнулись, ища глазами стрелявшего. Между палатками сновали солдаты. Выстрелы повторились.

– Кто-то стреляет из автомата, – заметил Андрей.

– Без тебя догадался. Что происходит?! – закричал Иван.

Беспорядочная стрельба продолжилась. Солдаты определили её источник – стреляли в палатке, где разместились Андрей с Иваном. Пули прошили брезент и задели стоявшего снаружи бойца. Он упал.

– А вот это уже серьёзно! Бежим!

– Кто стреляет? – заорал Маркин, выбегая из палатки офицерского состава, зажав в руке пистолет.

Раненые снаружи солдаты лежали на земле, корчась от боли. Стрельба не прекращалась.

– Прекратить стрельбу!

Из палатки вышел солдат, с ног до головы покрытый кровью. Он пробежал пару шагов и рухнул на землю – его спина была исполосована глубокими ранами.

Солдаты носились вокруг, пригнувшись к земле. Со всех сторон раздавались крики, но самые ужасные неслись из палатки. Стрельба прекратилась, и военные снаружи услышали глухой рёв в жилом модуле.

– Что это? – прошептал лейтенант Андреев. В это время кто-то закричал возле периметра, метрах в двухстах от Андрея и Ивана, а затем, почти сразу же, в палатке радиосвязи и возле полевой кухни. Поставленного военными освещения не хватало на просмотр всей территории, и невидимый враг этим умело пользовался, скрываясь в темноте. Солдаты, прибежавшие с охраны периметра, бесцельно палили вокруг.

Андрей и Иван добежали до лагеря, когда перестрелка была в самом разгаре. На земле лежал уже десяток солдат, в основном сражённых пулями своих же. В палатках кто-то кричал. Из модуля радиосвязи с криком выбежал человек, в котором Андрей узнал астрофизика Комарова. Он кричал от ужаса и мчался прочь из лагеря, не разбирая дороги. Бросившись внутрь модуля, Андрей увидел полковника, лежавшего на земле и зажимавшего рану на правом боку. Он стрелял из пистолета в левой руке в тёмный угол палатки, в которой таилось нечто, состоявшее из длинных щупалец и когтей. Андрей закричал от ужаса. Автомат в его руках задрожал.

– Стреляй! – крикнул ему полковник. – Стреляй!

Но Андрей застыл, не в силах поверить в то, что видел. Он забыл про оружие в руках, забыл про раздающиеся со всех сторон выстрелы. Того, что размахивало щупальцами в паре метров от него просто не могло существовать.

Тут в палатку ворвался Иван и, увидев это существо, среагировал правильно. Он прицелился и спустил курок. Очередь пуль прошила жуткое существо, и оно завизжало.

– НЕ ПРЕКРАЩАТЬ ОГОНЬ! – заорал Терёхин.

– Стреляй! – крикнул Иван своему другу, но Андрей всё ещё стоял, впав в ступор от ужаса. Полковник отполз за перевернувшийся стол. Патронов в пистолете больше не осталось.

Нечто, засевшее в углу, прорвало своими щупальцами прочную ткань палатки и выскользнуло наружу. Андрей присел на колени перед раненым мужчиной.

– Товарищ полковник, вы сильно ранены?

Терёхин посмотрел на рану, кровь из которой заливала форму.

– Я в порядке. Иди наружу, помогай остальным. Надо найти эту тварь и добить.

– Я останусь с ним, – сказал Иван. Круглыми от страха глазами он смотрел на Андрея. – Иди сам, я помогу.

Андрей встал и направился к выходу. Ноги плохо слушались. Иван подошёл к одному из тел на полу модуля и подобрал пистолет. Потом перебросил его полковнику. Терёхин проверил магазин, убедился, что он полон, потом отнял левую руку от раны и прикоснулся к груди, где лежала фотокарточка его сыновей. В этот момент сквозь дыру в палатке они заметили пробирающееся к ним существо.

Территория лагеря превратилась в ад. Андрей пробежал мимо горевшей палатки химико-биологической защиты. Повсюду валялись трупы, половина из которых была застрелена, а вторая половина растерзана. Двое солдат возле палатки химиков стреляли во что-то, склонившееся над трупами. Андрей поддержал их огнём. Существо прыгнуло в сторону, повиснув на заборе, потом резко оттолкнулось и приземлилось точно на солдат, впившись двухметровыми щупальцами в их лица. Крик бойцов резко оборвался. Андрей замер, наблюдая за существом. Он заметил четыре или даже шесть глаз на чём-то, напоминавшем голову, шерсть, которой было покрыто существо, и огромную пасть. Солдат стал отступать, не отрывая взгляда от твари. Справа раздался шорох, и из палатки выбрался боец в костюме химзащиты, но без шлема. Он оглянулся вокруг и поздно заметил нечто, прыгнувшее прямо на него.

Это дало шанс Андрею броситься наутёк. Он пробежал мимо «Камазов», но заметил, как из одного ему кто-то машет. Это был капитан Маркин. Когда Андрей подбежал ближе, мужчина бросил ему гранату.

– Кидай прицельно, их можно убить только так.

Андрей выдернул левой рукой чеку, прицелился примерно туда, откуда убежал минуту назад, и метнул гранату. Спустя несколько секунд раздался оглушительный хлопок, и палатка пехоты накренилась. Выстрелы ещё звучали с западной стороны лагеря, где стоял «Тигр» полковника. Андрей повертел головой в поисках цели, и его сердце чуть не остановилось. Существо, перебирающее щупальцами по земле, подкрадывалось к их грузовику.

– Я заманю его внутрь! – сказал Маркин. – Тут полно гранат, на него должно хватить. Беги на шоссе и всех зови туда – там стоят несколько машин, нужно добраться до города и предупредить военных…

– А вы?..

– Нет времени, беги! – заорал Маркин. Тварь бросилась на грузовик, а капитан отступил внутрь, позволяя ей забраться за собой в кузов.

Андрей со всех ног мчался подальше от грузовика, борясь с желанием оглянуться. Взрыва не было. Вместо этого он услышал душераздирающие крики Маркина. Почему тот медлит? Почему не стреляет?

Не в силах это выдержать, Андрей развернулся и побежал обратно. Стрелять на ходу у него не получалось, поэтому он остановился неподалёку и принялся палить в грузовик. Пули попали в бензобак, и машина взорвалась. Андрей упал на землю, прикрыв голову. За первым грузовиком взорвался второй, а потом и третий. Весь лагерь полыхал.

Когда он поднялся на ноги, то понял, что окружён. Ужасные создания, клацая клешнями, которыми заканчивались их мерзкие щупальца, подбирались всё ближе и ближе, не оставляя шанса на спасение.