Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Дневники исследователя Африки

Дневники исследователя Африки
Книга доступна в премиум-подписке
Добавить в мои книги
21 уже добавили
Оценка читателей
5.0

Произнося сказочное слово Африка, мы вспоминаем славное имя Давида Ливингстона (1813–1873) – шотландского медика, христианского миссионера и неутомимого путешественника. В своем знаменитом манифесте 1853 года он определил свое жизненное кредо так: «Я открою Африку или погибну». Сбылось и то, и – увы! – другое.

В общей сложности Ливингстон затратил на осуществление своей мечты 32 года, то есть почти три четверти взрослой жизни. Преодолел, большей частью пешком, 50 000 (!) километров через джунгли и горы Центральной и Южной Африки, в том числе совершил беспримерный трансафриканский переход от Атлантического до Индийского океана, открыл крупнейший в мире водопад Виктория, исследовал бассейн Замбези, искал истоки Нила… Когда он пропал в дебрях Черного континента, на его поиски были снаряжены сразу несколько экспедиций. И когда удачливый американский газетчик Стенли отыскал больного Ливингстона, весь мир вздохнул с облегчением. А сам Генри Мортон Стенли не только прославился этой «находкой», но и стал выдающимся исследователем Африки.

«Гораздо легче совершать путешествие, чем описывать его». Ливингстон знал, что говорит: в 1857 году он издал книгу – «Путешествия и исследование миссионера в Южной Африке». Она тут же разошлась тиражом в 70 000 экземпляров, заняв в истории издательского дела такое же выдающееся место, как и в истории географических открытий.

Великий первопроходец, пересекший Черный континент с запада на восток, Ливингстон был прежде всего выдающейся личностью. Он превосходил своих современников и коллег так, как открытый им водопад Виктория превосходит другие водопады. Почти треть века рискуя жизнью в неизведанных африканских дебрях, он сказал об этом просто: «Лучшая гарантия безопасности – достойное поведение».

Африканцы любили «Великого Льва» – так они называли Ливингстона – за то, что он их понимал, уважал, защищал от работорговцев и никогда не обманывал. Прославленный исследователь Африки и неутомимый миссионер, он нес свет и дух христианства туда, куда христиане-работорговцы уже принесли мрак и отчаяние.

С ним дружили и ему доверяли вожди местных племен. Он отдал Африке свое сердце – и потому оно по праву было похоронено в Читамбо – там, где он умер. А забальзамированное тело было доставлено в Великобританию и погребено в Вестминстерском аббатстве спустя почти год после смерти. На его надгробии высечены слова: «Перенесенный верными руками через сушу и море, покоится здесь Давид Ливингстон, миссионер, путешественник и друг человечества». Тогда же были опубликованы «Последние дневники Давида Ливингстона». Они еще лучше, чем прижизненные книги, передают дух эпохи и личность автора, еще полнее описывают время и место – Африку 1860-х годов – во всем ее трагическом и противоречивом великолепии. Дневник последнего путешествия Ливингстона – это и отчет о текущих событиях, и подробная автобиография, и послесловие к великой судьбе.

Электронная публикация последних дневников Давида Ливингстона включает все тексты бумажной книги и базовый иллюстративный материал. Но для истинных ценителей эксклюзивных изданий мы предлагаем подарочную классическую книгу. Бумажное издание богато оформлено: в нем более 250 иллюстраций, в том числе редчайших. Издание напечатано на прекрасной офсетной бумаге. По богатству и разнообразию иллюстративного материала книги подарочной серии «Великие путешествия» не уступают художественным альбомам. Издания серии станут украшением любой, даже самой изысканной библиотеки, будут прекрасным подарком как юным читателям, так и взыскательным библиофилам.

Лучшие рецензии
Clickosoftsky
Clickosoftsky
Оценка:
61

Ндженго, Луанда, Ндонде, Матамбве, Конаюмба, Санджензе, Танганьика…
Вы слышите, как рокочут эти барабаны?..
Африка!!!
Первая экзотика, знакомая нам с детства. Первые мечты о захватывающих приключениях. Первое желание путешествовать и хоть немного приобщиться к путям великих первооткрывателей и отважных исследователей. В ряду их имён — Ливингстон: один из немногих, буквально исходивший чёрный континент вдоль и поперёк. Давид Ливингстон, бедный шотландец, своим трудом и умом получивший университетское образование и докторскую степень, медик и теолог, из шестидесяти лет своей жизни тридцать (задумайтесь!) провёл в странствиях.
Что двигало им? Жажда открытий? Как ни странно, первая стезя Ливингстона — миссионерство. Отриньте стереотипы. Нам кажется, что миссионер — это тот, кто всячески насаждает среди «тёмных, невежественных аборигенов» веру, которую он сам считает единственно правильной, и свои представления о морали, зачастую доходя в этом до абсурда. Была приятно удивлена, обнаружив, что автор африканских дневников вовсе не похож на этот канонический образ. Он полон уважения к людям и их представлениям об устройстве мира, ему не важен цвет их кожи, он с интересом и без высокомерия беседует с ними, расспрашивает, записывает сведения об их традициях и суевериях… Одно для него непереносимо — непорядочность. В своей миссионерской деятельности он не столько проповедник, сколько просветитель, не «отец духовный», а друг и советчик.

В течение жизни путешественника...

В течение жизни путешественника Ливингстон всё с большим увлечением ведёт исследовательскую деятельность: астрономические наблюдения, геологические записи, составление географических карт ранее не исследованных областей, описания флоры и фауны, этнография, составление словаря языка масаи и запись слов из языков маньюэма, бакусс и других африканских племён. Ливингстон подробно, со знанием дела описывает биотопы и их развитие, различные ремёсла встречающихся ему племён, открывает водопад Виктория (названный им в честь королевы), водопад Мерчисона (ему дано имя президента Географического общества), озеро Нгами, первым из европейцев пересекает пустыню Калахари…
Давид Ливингстон упорно боролся с работорговлей, считая её самым ужасным и унизительным из того, до чего «додумался» человек. Вся книга проникнута этим. Как мог он препятствовал обращению африканцев в рабство, улаживал конфликты, увещевал недоверчивых и колеблющихся.
А путешествие длиною в семь лет всё продолжалось.
Представьте себе все опасности и лишения этого нелёгкого похода: землетрясения, пожары, тропические ливни, малярия (а вслед за нею — холера и пневмония), необходимость по четыре-пять часов идти где по колено, а где и по грудь в воде, поминутно проваливаясь в липкую, зловонную чёрную грязь, пиявки, отчаянно кусачие муравьи, личинки насекомых, ввинчивающиеся в кожу… При этом надо постараться сохранить груз, состоящий не столько из продуктов, сколько из тканей и бус — здешней валюты. При этом в любой момент можно оказаться обманутым, обокраденным, оболганным, а то и погибнуть.
Доктор Ливингстон не жалуется, не сетует. Он очень сдержан даже в описании голода, который приходилось терпеть ему и его спутникам. По отдельным обмолвкам узнаёшь, что они, например, полтора месяца провели без мяса или десять месяцев — без сахара или мёда. Очень редко (особенно для миссионера) автор дневников обращается к Богу. Несколько строк — непременно в праздник Рождества и в собственный день рождения, иногда в самых тяжёлых ситуациях — не жалобы Творцу, но слова благодарности и обещания. Даже чувствуя приближение смерти, Ливингстон пишет: «Отец небесный, помоги мне закончить эту работу в твою честь». И ещё:
«…я старался следовать пути, подсказанному мне долгом, не отклоняясь ни вправо, ни влево, хотя дорога была очень извилиста. Все тяготы, голод и труды я встречал с полной уверенностью, что я правильно поступаю, настойчиво добиваясь завершения исследования истоков Нила».
Все мы знаем классическую фразу Генри Мортона Стенли: «Доктор Ливингстон, я полагаю?» — несколько позёрскую, на мой взгляд. Кое у кого может сложиться впечатление, что растяпа Ливингстон заблудился в трёх пальмах, а молодчага Стенли его отыскал и вернул родным и близким. Нет, это не так. Не Ливингстон потерялся, а его потеряли. На родине в течение двух лет не получали от него никаких известий (из 42 писем, написанных путешественником, и переданным им для отправки с различными оказиями, дошло лишь одно!), вот и снарядили экспедицию. Впечатляет то, что Ливингстон действительно мог бы вернуться… но он предпочёл продолжить свой путь. Стенли несколько месяцев путешествовал вместе с ним, а потом отбыл к цивилизации.
Последние страницы дневника читать почти физически больно. Зная неминуемый финал — Давид Ливингстон скончался от малярии 1 мая 1873 года в деревушке Читамбо на берегу Молиламо (река? озеро?), вблизи озера Бангвеоло, с которым у него, кстати, были связаны какие-то мрачные предчувствия, — видишь, как тают дни, как всё более скупыми становятся записи…
Завершает книгу глава, написанная современниками Ливингстона со слов его верных спутников. Сердце путешественника осталось в Африке не в переносном, а в самом прямом смысле — оно захоронено там; тело же его, искусно мумифицированное, было перевезено в Англию и упокоено в Вестминстерском аббатстве. Через тридцать лет рядом с ним был похоронен Стенли.

Книга издана в прекрасной серии «Великие путешествия». Бумага белая, тонкая, но плотная, много хорошего качества цветных вклеек, огромное количество чёрно-белых иллюстраций: рисунки, гравюры, фотографии из книг Ливингстона и Стенли, а также из этнографических изданий, ботанических и зоологических атласов того времени. К сожалению, для увеличенного формата книги шрифт мелковат (особенно в примечаниях, сопроводительных текстах к иллюстрациям, вставкам издателей в основной текст).

Читать полностью
khe12
khe12
Оценка:
4

Дочитала, восхитилась. Вот была в англичанах 19-го века какая-то сумасшедшинка.
Неисследованная Африка со всеми прелестями типа мухи цеце и малярии, арабские работорговцы толпами, воюющие с ними и между собой негритянские племена, и посреди всего этого англичанин с несколькими верными помощниками (потому что остальные или сбежали по дороге, или умерли). Англичанин упорно идет... куда-то. С работорговцами ему не по пути, но иногда приходится обращаться к ним за помощью. Местные, запуганные арабами, шлют его куда подальше, при этом не прочь воспользоваться его оружием, чтобы решить собственные проблемы. Товары, необходимые для продолжения исследований, систематически разграбляются. Сам он уже несколько лет страдает от лихорадки и геморроидальных кровотечений. Но - идет. Ищет истоки Нила (находит истоки Конго, но сам он об этом так и не узнал).
А потом Ливингстон умер. И оказалось, что с мертвым белым господином путешествовать намного проще, чем с живым. Особенно если никто не знает, что это такое интересное несколько негров несут в большом тюке (помощники Ливингстона решили доставить его тело на родину - и доставили, вынеся из самого сердца Африки).
Странные ощущения. "Безумству храбрых поем мы песню".
Книге, как и всей этой серии, остро не хватает карт и корректора. Что особенно обидно, учитывая хорошо подобранные иллюстрации и прекрасное оформление.

Читать полностью
Другие книги серии «Великие путешествия»