Книга или автор
Повесть и житие Данилы Терентьевича Зайцева

Повесть и житие Данилы Терентьевича Зайцева

Премиум
Повесть и житие Данилы Терентьевича Зайцева
3,3
4 читателя оценили
910 печ. страниц
2015 год
12+
Оцените книгу

О книге

Автор книги – русский старообрядец-часовенный из Аргентины Данила Терентьевич Зайцев, родившийся в 1959 г. в Китае. Это долгое и увлекательное повествование о жизни старообрядцев, сопоставимое с семейной хроникой-романом, написанное живо, с юмором. Книга – произведение светское, но созданное человеком с религиозным сознанием, которое определяет жизненные сюжеты, отношение к событиям, людям, самому себе. В «Повести…» отражена история многих старообрядческих родов, их бегства из большевистской России в Китай, а из «колхозного» Китая – в Южную Америку в 1959 г. События происходят в Китае, Аргентине, Бразилии, Уругвае, Чили, Боливии, США, России. В центре повествования – жизнь автора и его семьи, с подробным рассказом о неудавшейся попытке переселения в Россию в 2008 г. Д. Зайцев пишет о непростых отношениях в общинах, связанных с внутриконфессиональными разногласиями между «синьцзянцами» и «харбинцами», приводящими порой к ссорам, недопониманию и личным трагедиям. Но главное в книге – рассказ о повседневной жизни русских людей, живущих по стародавним заветам, ради соблюдения которых они, как и положено верующим христианам, готовы переносить страдания, терпеть нищету и лишения. И еще: на русском диалектном языке, который во всей своей первозданной силе звучит в книге, и сегодня говорят староверы Южной Америки.

Читайте онлайн полную версию книги «Повесть и житие Данилы Терентьевича Зайцева» автора Данилы Зайцева на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Повесть и житие Данилы Терентьевича Зайцева» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Дата написания: 2015

Год издания: 2015

ISBN (EAN): 9785961436495

Объем: 1.6 млн знаков

Купить книгу

  1. Inku
    Inku
    Оценил книгу

    История одного прожектера, рассказанная им самим. Первая половина книги - о жизни старообрядческих общин, сбежавших от советской власти сначала в Китай, а потом в Южную Америку. Они, стремясь сохранить свой уклад, живут обособленно, "рубят жунглю", сажают помидоры и кукурузу, рыбачат... Наш герой мечется между Аргентиной, Уругваем, Бразилией и Боливией, нигде не задерживаясь больше чем на год. Даже в США как-то занесло. Все пытается наладить свой бизнес, но никак не получается: кругом одни мошенники и лицемеры (чуть не написала "партия жуликов и воров" - нет, они выйдут на сцену чуть позже), в том числе собственные сыновья. Жизнь старообрядческой деревни тоже живописуется во всей красе: семейное насилие, алкоголизм, блуд, постоянные свары, безграмотность, сорокалетняя женщина, которая после рождения одиннадцати детей не имеет ни одного зуба во рту, но при этом еженедельные коллективные моления, на которых все "прошшаются", то есть просят друг у друга прощения, бороды, сарафаны, запрет на совместный прием пищи с иноверцами - короче, духовные скрепы и Россия, которую мы, к счастью, потеряли.

    Дожив таким образом до 50 лет, Данила Зайцев решает переехать в Россию по программе переселенцев. Об этом, собственно, вторая часть книги. Вернее, об обещанных выше отечественных жуликах и ворах - "Опустим же завесу милосердия над концом этой сцены", как писал Марк Твен. Тем более закончилось все не так уж плохо.

    Книга занятная, этакая предельно искренняя (нууу...) исповедь в духе Руссо, написанная Глебом Капустиным из рассказа Шукшина "Срезал" или дядей Митей из фильма "Любовь и голуби" - с поправкой на время и место, разумеется. Даже диалектизмы те же, что у них. И то же самое чувство финского стыда (myötähäpeä) - эмоция, которая не покидала меня все время.

    Кстати, о языке. Понятно, что необразованный крестьянин просто не мог написать что-то хоть отдаленно готовое к публикации, поэтому его текст прошел очень серьезную редактуру, о чем редактор сам говорит в предисловии. В результате получилось нечто, стилизованное под древнерусскую житийную литературу, - является ли это отражением живой речи Данилы Зайцева или редактора стоит называть соавтором книги, мне судить сложно. Но смесь "крестьянского русского" XIX века, современного языка и испанско-португальских заимствований, должно быть, представляет собой клад для диалектолога. Звучит это примерно так: а ишшо он бил ея смертным боем, так знат от того у ея психологическая травма и вышла...

    Жалею, что причитала? Нет. Готова рекомендовать книгу другим, пусть и с оговорками? Тоже нет.

  2. Chitatel_S
    Chitatel_S
    Оценил книгу

    Автор – старообрядец часовенного согласия. Родился в 1959 году в Китае, в в семье старообрядцев. Вырос в Аргентине, куда семья перебралась в 1961 году в ходе массового переселения старообрядцев из Китая в Южную Америку. Жил в Уругвае, Бразилии, Боливии, Чили, США, России. Родной язык – русский, образование – 4 года аргентинской школы. На момент написания книги менял местожительства 53 раза и, похоже, сменит ещё столько же раз.

    А теперь мои впечатления. Во-первых, автор писал свою "исповедь" печатными буквами и так, как он говорит в жизни: то есть чудовищная куча грамматических ошибок, так как он, по сути – малограмотный крестьянин, которого научила русскому языку тетка-крёстная. Всю жизнь жил в Южной Америке, русских книг не читал, а между собой они говорили на вот этом русском диалектном языке, на котором говорили крестьяне 100 лет назад. Пожалуй, только этим книга и ценна, так как все герои этой книги – типичные крепостные крестьяне старой Руси. Они как будто законсервированы с тех пор, абсолютно не развиваются и представляют собой, скорее – жалкое зрелище.

    В Южной Америке (ЮА) они свободно перемещались между странами, так как каких-то выраженных границ нет, везде круглый год лето и все говорят на одном языке. Живут изолированно от местных, небольшими деревнями, очень религиозны и претенциозны. Огромная куча детей, которые раньше частично умирали, а теперь, при современных достижениях медицины, эти фанатики плодятся как кролики. Правительства ЮА не озабочены социальными программами, так что наши староверы обеспечивают себя сами, работая в сельском хозяйстве и занимаясь рыбной ловлей. Детей стараются ограничить в образовании, так как образованные дети стараются найти своё место в цивилизованном мире. Часто все образование ограничивается умением считать и читать.

    Читая стенания автора у меня сложилось впечатление, что староверы – очень неуживчивые, злобные, завистливые религиозные фанатики. Чрезвычайно нетерпимы и склочны. Не ассимилируются. Живут кланово и ненавидят друг друга, причем часто ненависть сидит и внутри кланов и в семьях. Данила – типичный представитель. Все у него виноватые, все «идивоты», жулики. Он только один святой, которого все подвергают гонениям. Непонятно почему, но все соплеменники его ненавидят, презирают и всячески чураются. Очевидно, это о чем-то говорит, так как приехав в Россию он обосрал всех, кто ему помогал, обозвав жуликами, хотя по факту получается, что жулик – это он сам.

    Эта история похождений старообрядцев в России началась с того, что российские ученые поехали в Уругвай изучать язык и культуру русских староверов, но в деревне харбинцев (это один из кланов) с ними не захотели общаться и посоветовали поговорить с Данилой Зайцевым. Этот болтун легко пошел на контакт и загорелся идеей бизнеса в России. В ЮА он был голодранцем, без дома и земли. Каждый год они семьей переезжали с одного места на другое, брали в аренду землю (как в древней Руси – за 30 или 50% урожая) или занимались промыслами или рукоделием. Приглашение в Россию принял с радостью, не зная ни климата, ни законов страны, куда собрался на ПМЖ. Участвовал в программе переселения, поэтому государство обещало им огромную финансовую поддержку (и сделала все, что требовалось, и даже больше того). В 2008 году за счет этих средств перевез всю свою семью и вдобавок взял тестя с тещей и кучу родни жены – со всеми этими людьми он всегда жил в конфликте, и в России они разругались окончательно.

    Сначала Данила поехал под Минусинск, где когда-то жили его предки. Его отговаривали власти, понимая, что там он не сможет жить – слишком суровые условия для сельскохозяйственного производства. Упертый баран поехал туда: тамошние староверы ему не понравились и на следующий же день он сбежал оттуда обратно в Москву. Там ему посоветовали расположиться в Подмосковье или ЦЧР, но кто-то из верующих бизнесменов обмолвился о Белгородской области и Данила стал проситься туда. Стали ему показывать земли, он не стал все смотреть, сразу остановился на одном из районов (потом стал плакаться, что место ему дали плохое).

    Построили им дом, купили трактора, ферму, дойных коров, а Данила тем временем, бросив семью, поехал в ЮА на конференцию, агитировать староверов на переезд. В результате всю зиму его не было, вся его родня переругалась и хотела уехать. Вдобавок, выяснилось, что никто из переселенцев не хочет сам работать, а приехали в Россию, чтобы стать хозяевами и теперь им требуются работники. При этом русские работники им не нужны, а хотят бразильцев или узбеков (пожалуй, это заявление стало первым гвоздем в гроб программы переселения староверов - их пригласили на землю работать и своим примером обучать русских крестьян).

    Данила вернулся весной и сбежал с семьёй в Красноярский край, биосферный заповедник «Шушенское». Там он заявил, что хочет жить уединенно, в тайге. Ему верующие бизнесмены опять дали денег, на которые он закупил домашней птицы, лошадей, коров, технику, построили дом. Директор заповедника оказывал ему огромную помощь, а так как они дали понять, что не любят людей, то им предложили звонить, если им что потребуется (у всех были мобильные телефоны). И тут Данила вместе с сыном опять уезжает в ЮА (продлить паспорт) и остается та на … 8 месяцев, бросив женщин с малыми детьми одних в тайге. Те с трудом пережили зиму и в ужасе стали умолять Данилу вернуться домой, в ЮА.

    Он приехал в Россию и опять тайно(!) сбежал их Шушенского, уверенный, что тут одни жулики и их собираются тут насильно закабалить и сделать рабами (думаю, наши власти уже были не рады, что связались с этими полоумными истериками). При выезде возникли проблемы с детьми, которые родились в России (кролики плодятся в любых условиях), что эти большие дети восприняли как месть властей и попытку их удержать в России. В конце концов кто-то из федеральных властей попросил плюнуть на законы и правила пересечения границы и избавиться от этих дикарей.

    В итоге автор (тот ещё графоман) обосрал Россию как мог, причем по большей части совершенно несправедливо. Очевидно не зря его чураются его соплеменники, не желая не только вести с ним бизнес, но даже жить в одной деревне.

    Книгу никому не рекомендую, так как по-моему - это просто "мусор". Ну, разве что, может помочь некоторым людям, одержимым идеей переселения русских староверов в Россию, снять "розовые очки" - не все староверы трудолюбивые крестьяне, разгильдяев и прожектеров и среди них хватает.

  3. alanbigulov
    alanbigulov
    Оценил книгу

    Автобиографическая эпопея современного старообрядца из Южной Америки (Уругвая). Совершенно уникальная возможность узнать о жизни и истории староверов изнутри. Но больше всего эта книга - о неукротимой воле к жизни, огромной трудоспособности, любви к земле и о вере.

    Это история приключений, а порой и злоключений, автора в самых разных странах рассказана без прикрас очень оригинальным языком, так, как наверное, сказывали сказания - читать и не оторваться, речь течет рекой. В этом повествовании автор достаточно откровенен, без прикрас показывает внутреннюю жизнь старообрядческой общины, порой бывало грустно обнаружить и у них все неприглядные стороны человеческой природы.

    Жизнь автора повести трудна и скорее для нее подходит слово не «житие», а сплошные мытарства. Его многочисленная семья (11 детей) совершила более 60 переездов с места на место, в поисках лучшей жизни.

    Особенно были интересны страницы, посвященные их непродолжительной и полной разочарования жизни в России. Родившись в Китае, а с детства живя в Южной Америке, Данила Зайцев, как и очень многие старообрядцы сохранил в своем сердце мечту о духовной родине, о России. Читать о его неудачной попытке вернуться на родину было особенно печально и больно. Но его рассказ очень поучительный. Через него уродливая картина чиновничьего беспредела становится еще более выпуклой, даже по сравнению с жизнью в Уругвае.

    В книге описаны встречи автора со многими известными людьми, таких как: губернатор белгородской области Савченко, основатель культурно-этнографического парка Этномир Руслан Байрамов, бывший предприниматель Герман Стерлигов и др. Вообще, восхищает умение Данилы Тереньевича устанавливать отношения, общаться с людьми самого разного ранга.

    Для себя я получил пример стойкости духа, трудолюбия, смекалки, умения не опускать руки и выпутываться из самых трудных жизненных передряг. Читая книгу, ощущаешь, что соприкасаешься с какой-то глубокой человеческой Правдой, которая обычно скрыта в суете дней.

    В связи с моим исследованием темы общинной жизни, книга представляет самостоятельный интерес. Еще и еще раз убедился, что надо придерживаться принципа: «сначала люди - потом дело», но не наоборот. Ведь по правде нужно сказать, что и разлад среди самих старообрядцев во многом обусловил их проблемы обосноваться в России. Несмотря на беспрецедентную поддержку (неограниченное !!! федеральное финансирования проекта, предложенного Данилой, которое выбил губернатор Савченко), прекрасный проект не реализовался, не только по бестолковости и вороватости чиновников, но и из-за отсутствия единодушия и сплоченности окружения Данилы.

    Некоторые цитаты:
    «Руслан (Байрамов), я не могу понять: станешь обчаться на вышним уровне, всё понятно, но вот ети чиновнички — таки́ закоснелы и бестолковы, как малыя дети, да ишо хуже. Мало́му скажи — он поймёт, а ети — чурки с глазами. А когда так будет Россия процветать? Никогда. Всем им надо дать лопатки в руки, пускай землю копают!»

    «Нам здесь трудно будет. Сколь ни едешь по России, один негатив, все обижаются и везде поминают чиновников. Отчего-то вся Россия заброшенна, все молодыя ушли в город, а старики запились и вымирают, одне женчины ишо теплются, благодаря их ишо деревни существуют.»

Цитаты из книги «Повесть и житие Данилы Терентьевича Зайцева»

  1. Знал, что в Святым Писании написано: хто почитает своих родителей, тот счастливый и долголетний на земли, а хто злословит родителей, тот несчастный, и его дети отомстят в семь раз больше.
    31 августа 2018
Подборки с этой книгой