Книга или автор
5,0
1 читатель оценил
406 печ. страниц
2019 год
18+
5

Данила Черезов
Кристалл преткновения

Религия будущего будет космической религией. Она выйдет за пределы представлений о Боге как личности, в ней не будет догм и теологии. Охватывая природу и дух, она будет основываться на религиозном чувстве, возникающем из непосредственного переживания единства всех вещей – и природных, и духовных. Такому описанию соответствует буддизм.

Альберт Эйнштейн

Часть первая
Сиреневый кристалл

Глава первая

Клайд открыл глаза в тот момент, когда будильник осторожно подкрался к его подушке поближе и уже собирался включить динамик. Клайд запрограммировал его на все звуки живого мира Мирты, которые только существовали в записи, и каждое утро старался отгадать, какому именно зверю принадлежит то, что он услышал. Последние три недели осечки не было ни разу. Он посмотрел на будильник, будильник посмотрел на него. И издал замысловатую трель, рассыпавшуюся на мелодичные ноты, плавно перешедшие в хитиновый шелест.

– Ну, это совсем просто, – разочарованно протянул Клайд. – Что это ты, дружище, я ожидал сегодня что-то посложнее… Ведь это крабовидный ложнощупальцевый жабожук?

Будильник радостно подпрыгнул на подушке и замигал красным светом.

– Повтори! – потребовал Клайд, закрыл глаза и предельно сосредоточился. Будильник снова проиграл запись. Клайд несколько секунд посидел с закрытыми глазами, потом открыл их и помотал головой.

– Голокрылый улитконарвал? – предположил он, и на этот раз голос его звучал уже не так уверенно. Будильник сменил красный свет на желтый. Клайд приободрился.

– Мехокрылый улитконарвал?

Будильник снова радостно запрыгал по кровати, светясь на этот раз ярко-зеленым. Клайд победно улыбнулся и выбрался из-под одеяла. Напевая, он приступил к комплексу гимнастических и дыхательных упражнений, плавно перешедших в медитацию, занявшую у него минут десять. Открыл глаза, потянулся, расплел ноги и побежал в душевую. Надо было поторапливаться – в день экзаменов порядочным буддистам не пристало опаздывать.

* * *

За обеденным столом уже сидела мама. Она улыбнулась Клайду и, когда он подошел обнять ее, взъерошила ему волосы.

– Доброе утро, сын, – с нежностью произнесла она и поставила перед ним тарелку с овсянкой и стакан молока. – Ешь на здоровье.

– Спасибо, мам, – ответил Клайд, хватая ложку и приступая к еде. Сочетание утренних упражнений, медитации и контрастного душа всегда одаривало отменным аппетитом и радостным настроением на весь последующий день.

– И тебе доброго утра.

Алоиза снова улыбнулась. Она вообще часто улыбалась, маленькая изящная смуглая женщина с гривой черных волос, и Клайд с удовольствием впитывал потоки положительной энергии, всегда сопровождающие мамины улыбки.

– Ага, все уже в сборе! – раздался бодрый голос из-за его спины.

– Доброе утро, пап! – повернулся Клайд. Джо уселся за стол (и тоже взъерошил волосы Клайду, когда проходил мимо него).

– Приступим! – радостно потер он руки. – Я голоден, как стая пираний!

Некоторое время все усердно занимались уничтожением овощного салата, сменившего на столе овсянку. Затем Джо оторвался от пустой тарелки и спросил, вытирая губы салфеткой:

– Ты готов, Клайд?

Алоиза перестала есть, положила вилку, серьезно посмотрела на сына, а потом перевела взгляд на мужа.

– Конечно, он готов, – ответила она за Клайда, и тот утвердительно затряс головой, пытаясь одновременно с этим отхлебнуть молока из стакана, чтобы быстрее проглотить подлые овощи, забившие ему рот. Акробатический трюк не удался, молоко потекло по подбородку, и Клайд закашлялся, подавившись.

– Я вижу, – кивнул Джо, пряча улыбку в уголках глаз. Подождал, пока Клайд восстановит дыхание, затем продолжил: – Сын, у тебя сегодня важный день. Я не сомневаюсь, что ты должным образом подготовился к экзаменам, я видел результаты твоих прошлых контрольных тестов и уверен, что ты с легкостью справишься с любыми, даже самыми каверзными, вопросами. Но я хотел еще раз напомнить тебе, что это не просто экзамены, это выбор твоей будущей профессии, и ты должен очень ответственно к этому отнестись. Я очень рад, что ты выбрал то же направление, что и я в свое время. Живого мира Мирты хватит на много поколений биологов, он будет удивлять и радовать нас своими тайнами еще много-много лет. Мы с мамой решили, – он склонил голову и посмотрел на Алоизу. – Мы решили, что тебе будет интереснее сдавать экзамены в полевых условиях, а не в приемных лекториях Научной Академии, поэтому попросили Наставника, который будет принимать экзамены, свозить тебя на все Синие Сумерки на самую большую научную станцию на Мирте.

У Клайда в голове зазвучала ликующая музыка, он приоткрыл рот, и остатки салата частично вернулись на тарелку.

– Здорово! Это случайно не Убежище-17? – Джо кивнул, и музыка зазвучала еще громче. – Я мечтал об этом! Спасибо, мам! Спасибо, пап! Вы самые-самые лучшие!

Он вскочил из-за стола и по очереди обнял родителей. Джо и Алоиза улыбались и смотрели на сына. Потом Алоиза сказала:

– Да пребудут с тобою Будда и Сила Вселенной, сынок.

Клайд посерьезнел и ответил ритуальным поклоном.

– Да хранят они и тебя с папой.

– Кстати, тебе пора собираться, – сказал Джо, незаметно вытирая предательски повлажневший уголок глаза. – Наставник Берг будет ждать тебя в порту в одиннадцать. Как раз есть время собрать сумку и не опоздать.

И на этот раз Джо и Алоиза встали сами и крепко обняли сына.

* * *

Наставник был уже на пристани, хотя до назначенного времени оставалось еще минут десять.

– Доброе утро, Наставник Берг, – Клайд почтительно поклонился, переводя дух после непродолжительного забега от шлюза до назначенного места встречи. Вокруг, у причалов, покачивались в ярко-синей воде всевозможные исследовательские субмарины, рыболовецкие подлодки и пассажирские катера разных цветов и размеров. Из одних люди выходили, в другие входили, в третьи грузили какие-то ящики, из четвертых, наоборот, выгружали… Рабочий день был уже в самом разгаре. «Понедельник начинается в субботу», – процитировал как-то Будда Владимир известных писателей-фантастов, и все буддисты, будь они серьезными учеными, общественными администраторами или учащимися и преподавателями, были с этой фразой полностью согласны. Ибо не существует выходных для того, кто действительно увлечен тем, что он делает.

Наставник посмотрел вначале на часы, потом на Клайда.

– Доброе утро, Клайд, – ответил он.

– Ты почти бежал, как я вижу. Боялся, что я тебя не дождусь и поеду один?

До этого Клайд видел своего будущего экзаменатора только в портретном формате, в разделе Инфосети «Кто есть кто в научном мире Мирты». Наставник Берг оказался невысоким человеком с солидным брюшком, как, собственно, и полагается человеку в сорок лет с такой основательной фамилией. Он принимал выпускные экзамены у маленьких буддистов последние несколько лет и очень ответственно относился к своим обязанностям. Одобрить, вовремя подтолкнуть к какой-либо мысли, научить использовать на практике полученные в школе знания – во время экзаменов он ни на минуту не ослаблял своего внимания. На этот раз внимание его обещало быть особенно пристальным – несколько дней назад с ним связалась сестра его друга Ворона, вроде бы просто так, узнать, нет ли вестей от брата. Тот уже неделю пропадал во льдах Западного Полюса и не отвечал на вызовы. Такое случалось не в первый раз, но Алоиза позвонила впервые. Потом к разговору подключился Джо, ее муж, и в разговоре выяснилась истинная цель звонка. Они попросили Берга устроить их сыну экскурсию, совмещенную с экзаменами, на что Берг согласился, так как не видел причин для отказа. С дядей Клайда они вместе обучались в Храме, вот только по окончанию обучения Ворон выбрал себе жизнь скитальца-исследователя, а Берг начал учить подрастающее поколение. И теперь он с удовольствием свозит Клайда на индивидуальную практику и примет там экзамены, тем более что такие совмещенные выезды всегда приносили наилучшие результаты, а Клайд выбрал тот профиль образования, который сам Берг очень любил и ценил.

– Что скажешь? – спросил он, так как Клайд молчал.

– Как учит нас Будда Владимир в своих «Путешествиях» – «… то, что сейчас кажется слишком рано, потом будет слишком поздно», Наставник Берг, – отозвался Клайд.

– Давай сразу договоримся, – сказал Наставник Берг.

– Не надо каждый раз называть меня по имени, я и так прекрасно помню, как меня зовут. Давай просто – Наставник. Хорошо?

– Да, Наставник.

– Ну, вот и здорово. Направим же стопы свои к нужному нам причалу, – и Берг решительно повернулся в сторону дальних причалов.

– Да, Наставник, – отозвался Клайд.

– Можешь не отвечать мне постоянно.

– Хорошо, Наставник.

Наставник Берг пристально посмотрел на своего нового подопечного, но иронии в глазах его не заметил, поэтому просто кивнул и направился вдоль воды, логично предположив, что Клайд пойдет следом.

Сказать по правде, нынешнее утро было не совсем добрым к Наставнику Бергу. Накануне он отпраздновал свой сорок первый год по земному календарю в приятной компании, состоящей преимущественно из коллег-Наставников его возраста. А когда мудрые сорокалетние люди собираются вместе, чтобы повеселиться, они что делают? – правильно, веселятся! По полной, ибо сказано – не отвергай ничего человеческого (в разумных пределах, разумеется!). Вчера эти пределы казались Наставнику Бергу вполне разумными. Сегодня же он был убежден в обратном, мысленно проклиная Наставника Дюруа, который притащил какой-то непонятной сухой травы, чтобы, по выражению самого Дюруа, «можно было подключиться напрямую к всемирному энергетическому существу». В пылу разговоров, споров и всего прочего кто-то свернул из нее самокрутку и запустил по кругу. Эффект до сих пор наблюдался в виде головной боли, борющейся с глубоко въевшимися догмами. «Вот ведь ботаник доморощенный! – думал Берг. – И зачем я только согласился?» Подключения, кстати сказать, не получилось. Наставники просто несколько часов подряд несли полный бред, причем говорили все одновременно, и теперь Бергу казалось, что эхо этих разговоров до сих пор отзывается у него в голове. А когда их немного отпустило действие травы, все с руганью начали очищать свои чакры, обвиняя Дюруа в том, что он незаконно ставит на друзьях опыты. «Протоплазмы ему, понимаешь, мало у себя в лаборатории! Уже и до живых организмов добрался, паразит такой!», ругались Наставники. Дюруа оправдывался, говорил, что вначале проверил на себе, у него, мол, все получилось, и дело, скорее всего, в том, что нужно подключаться в одиночестве…

Так, думая каждый о своем, они дошли до восьмого причала, где уже покачивалась на волнах готовая к отплытию маленькая субмарина, предназначенная для доставки пассажиров и грузов на поверхность. Мысли Клайда были именно о ней. Субмарины этого класса не отличались высокой скоростью и не оснащались никаким специальным оборудованием, но Клайд все равно был счастлив. Что порт! – в самом порту он был не впервые, огромный прозрачный купол, через который были видны синие воды подледного моря, он уже видел и восхищался всем этим раньше, когда встречал вместе с мамой отца из экспедиций. Но никогда он не был внутри этих изящных подлодок, а только страстно мечтал об этом. Сколько раз Клайд просил отца взять его с собой или хотя бы устроить экскурсию по огромной исследовательской субмарине, на которой тот проводил большую часть года! Но правила были непреклонны, внутрь субмарины попасть было еще сложнее, чем в порт, и даже для сына руководителя проекта по глубоководному исследованию Мирты исключений никто делать не собирался.

Клайд бредил путешествиями, полными удивительных открытий и приключений. В снах, которые снились ему с самого детства, снах длинных и цветных, он опускался на дно подледных морей, забирался в никем не изученную чащу Костяных лесов, поднимался на внешний ледяной слой Мирты. Сны рассеивались, намертво отпечатавшись в памяти и вызывая кучу вопросов. Во сне Клайд видел таких существ, о которых никто из Наставников не рассказывал, и когда мальчик описывал их в мельчайших подробностях, как будто не просто видел во сне, но и провел большую часть жизни бок о бок с этими созданиями, Наставники лишь качали головами. Потом он понял, что ничем другим, кроме как очередным визитом к парапсихологу, эти рассказы не закончатся, и перестал говорить об этом вообще. В тот первый раз парапсихолог внимательно осмотрел его, прощупал ауру, проверил энергетические линии, но в конце сеанса тоже лишь покачал головой и развел руками. Ничего необычного он найти не смог. Родители тогда успокоились, а Клайд смирился с тем, что никто не может объяснить, почему ему это снится, но был уверен в том, что все то, что он видел, существует на самом деле. И вот он на пути к своим снам! Трепещи, реальность! Мы идем!

Клайд ткнулся носом в расшитый узорами саронг Наставника.

– Простите мою невнимательность, Наставник Бе… Наставник – извенился Клайд. Будь он побольше и потяжелее, столкнул бы Наставника с причала.

– Будь осмотрительнее, Клайд, – ответил тот. – Если ты подобным образом задумаешься где-нибудь наверху, то осьминогоящер непременно воспользуется столь удобным моментом.

Наставник Берг не стал уточнять, что возможность встретить осьминогоящера на Рифе Дауге, где располагалась цель их поездки, у Клайда была примерно равна нулю. А если даже встреча и произойдет, то эту зверюгу очень трудно не заметить. Но лишний совет еще никогда никому не помешал.

* * *

Попав внутрь субмарины, Клайд первым делом обошел все доступные для пассажиров помещения, а потом, прихватив с собой сумку, забрался в небольшую обзорную кабину, оснащенную информационной системой, и часа четыре не отрываясь смотрел в иллюминатор на море, начинающее медленно светлеть. Сквозь стекло можно было видеть, как мимо скользят ледяные сталагмиты, облепленные всякой живностью, но субмарина двигалась слишком быстро, чтобы можно было хоть что-то четко рассмотреть и идентифицировать. Пару раз кто-то большой увязывался за ними – то ли с целью перекусить, то ли с целью познакомиться, но, получив прожектором в глаз, отставал, быстро теряя интерес к больно светящей штуке. В общем, ничего интересного, но это был первый раз, когда Клайда и так интересующий его мир Мирты разделяли не байты информации, а всего несколько сантиметров прочной обшивки.

Затем стало совсем светло, и прозвучал сигнал, предупреждающий, что субмарина скоро прибудет на место. Клайд вылез из кабины, побежал в шлюзовой отсек, где пока еще никого не было, и, воспользовавшись этим, подобрался вплотную к обзорному иллюминатору. Субмарина замедляла ход и всплывала, и картинка за стеклом стала приобретать все более и более интересный вид.

Войдя в шлюз незаметно для своего подопечного, Наставник Берг одобрительно кивнул головой. Он успел не только выспаться за эти несколько часов, но и избавиться от головной боли, и теперь с удовольствием смотрел на Клайда, расплющившего нос о стекло, за которым поднимался лес губок разных цветов, размеров и очертаний, покачивались водоросли, сновали между ними ярко окрашенные рыбы и прочие обитатели мелководья. Подводный мир Мирты радовал глаз обилием красок и разнообразием форм, нигде, ни на одной из известных на данный момент планет, не считая, наверное, Старой Земли, не было морей и океанов, настолько богатых жизнью. Наставник решил устроить первую проверку знаниям мальчика прямо здесь, не откладывая дело в долгий ящик.

– Великолепные кистепёрки, ты не находишь? – сказал он, подходя к мальчику.

Клайд отвлекся от созерцания колышущегося леса прибрежных водорослей и поклонился ему.

– Добрый вечер, Наставник. Да, замечательные кистеперки. Grotus vivendis, подвид глиноголовые щупальцевые. О, Наставник! Вы видите вон ту стайку желтых многоногих креветок, облепивших большую красную губку Latis Victorius? Что они тут делают? Я думал, желтые многоногие креветки живут только в западной части Океана.

– Гм. – Наставник немного удивленно посмотрел на мальчика. – В начальной школе теперь изучают ореол обитания креветок по цветовой градации?

– Нет, Наставник. И эту губку – тоже не изучают, – честно ответил Клайд. – Я прочел о них в архиве Глубоководного Отдела.

– Молодец, – Наставник одобрительно кивнул. – А ответом на твой вопрос тогда можно считать тему последнего доклада Ковальского.

– Я его еще не читал, Наставник, – Клайд немного смутился. Он-то думал, что знает уже все! Видимо, до всезнания ему еще далековато…

– Немудрено, – ответил Наставник Берг. – Этот доклад был представлен на рассмотрение только неделю назад, и в общий архив он еще не успел попасть. Так что возможность с ним познакомиться у тебя еще будет.

Клайд дал себе зарок обновить архив в своем комме через терминал Убежища. Уж там-то точно он найдет много нового и интересного! До городских коммов информация порой добиралась месяцами, досконально перепроверяясь и изучаясь местными специалистами.

– Отвечу все же на твой вопрос, – продолжил Наставник, махнув рукой в сторону иллюминатора. – Действительно, желтые многоногие креветки Crevetkus problemicus впервые были замечены в наших широтах лишь несколько месяцев назад. И с тех пор – встречаются повсеместно, как будто разница температур им более не помеха. И это пока необъясненный факт. Почитай Ковальского, мой тебе совет. У него в докладе это очень популярно изложено.

– Спасибо, Наставник!

Берг немного подумал и сказал:

– Вижу, подводный мир ты любишь и знаешь. А как дела обстоят на других фронтах знания?

– Спрашивайте, Наставник, – Клайд с сожалением оторвал взгляд от иллюминатора и полностью повернулся к Бергу.

Наставник на секунду задумался.

– Второе Пришествие Будды? – предложил он.

Это Клайд, как, впрочем, и все буддисты лет этак с четырех, знал назубок.

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
256 000 книг 
и 50 000 аудиокниг
5