Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Рецензии и отзывы на Квинканкс. Том 2

Читайте в приложениях:
79 уже добавило
Оценка читателей
3.62
Написать рецензию
  • Elena_020407
    Elena_020407
    Оценка:
    30

    Хаффамы, Момпессоны, Клоудиры, Палфрамонды, Малифанты... Сколько же вас? Из каких щелей вы еще не выползли на свет Божий? Сколько козырей в рукавах и скелетов в шкафах у вас еще припасено?

    Эти слова крутились у меня на языке все то время, пока я читала вторую книгу о приключениях Джонна Хафрама. Про первый том я уже писала здесь, поэтому теперь попытаюсь собрать в кучу все эмоции, а разложить по полочкам свои эмоции, которые касаются Паллисера и "Квинканкса".

    Во-первых, это действительно сложная книга. Она требует к себе внимания и протестует против того, чтобы читать ее урывками в транспорте и очередях, заставляет брать в руки ручку и вычерчивать генеалогическое древо Хаффамов, потому что без него не ощутить всю прелесть авторской интриги.

    Во-вторых, есть в Джонни Хафраме что-то неправильное. С первого тома я понимала, что что-то не ладно, но только на последних страницах я поняла, что Джонни все эти несколько лет блуждания по Лондону был одним и тем же. Он одинакового говорил, одинаково логично размышлял, одинаково виртуозно просчитывал интриги - но ведь повествование начинается с того момента, когда он еще совсем ребенок. Читая про Джонни как-то совсем не верится в маленького беззащитного сиротку, каким его хотел показать Паллисер.

    В третьих, объем. Под конец я, чувствуя бешеные угрызения совести, откровенно маялась. Не секрет, что полторы тысячи страниц - это не настолько пугающий объем. Но при всей легкости слога и хорошем языке Паллисера, грустновато читать очередное описание темной лондонской улицы, мало чем отличающееся от предыдущего.

    В четвертых, развязка. Это такой ОБЛОМ! Я в недоумении несколько раз перечитывала последнюю страницу и пыталась понять, почему, если ее перевернуть, вместо следующей главы начинается справочник персонажей? Вот как можно было так залапать своими лапищами мою хрустальную мечту о счастливом финале?

    Но не смотря на все, что я написала выше, "Квинканкс" - хорошая книга. Здесь восхитительный Лондон, харизматичные аристократы, бандиты и воры трупов, головоломные загадки и хороший язык. Очень-очень все атмосферно. Но только не цепануло меня так, чтобы захотелось еще разок перечитать...

    Читать любителям помеси детектива и семейной саги;)

    До Апокалипсиса осталось 5/26 книг

    Читать полностью
  • nezabudochka
    nezabudochka
    Оценка:
    22

    Уф... Добро пожаловать в реальный мир, дорогая! Именно это я себе сказала прочитав последние строки. Только одно дело сказать, а другое вынырнуть из этого викторианского романа, который поглотил целиком и полностью, заняв все мысли и чувства! Да и все свободное время в придачу. Хотя, признаться, все дела и заботы просто были далеко задвинуты. И никакие муки совести не терзали.

    Второй том оказался не менее увлекательным, а еще более насыщенным и запутанным. Ветви родословнного дерева так хаотично и неожиданно переплелились, что только и успевала судорожно следить, чтоб не погрязнуть в водовороте всех событий, тайн и явлений. Прекрасно, что не говори. Роман - омут. Просто истинное наслаждение и восторг! Вот честно! Да и читается быстро-пребыстро, а вот с героями расставаться не хочется. Сроднилась с ними душой. Правда герои тут как и у Диккенса, либо явно хорошие и бесценные, наделенные поистине благородными качествами, либо мерзкие и гадкие личности, плетующие свои алчные сети и запутывающиеся в них сами. Ну и это отнюдь не портит впечатление от процесса чтения. Хотя все ж я предпочитаю, когда персонажи выписаны более выпукло и объемно. Ведь нет поистине хороших и плохих. Но тут свое берет стремительно развивающийся и набирающий обороты сюжет. Ощущение, что скачешь на лихом коне, а за каждым поворотом подстеригают неприятные сюрпризы.
    Здесь автор раскрывает все тайны и недосказанности, которые были в первом томе. Искусно все сплетает воедино вокруг поместья и все расставляет по своим местам. Жадность, зло, козни и предательства позади. Добро воссторжевало над злом. И вот забрезжили лучики счастья и спокойствия. Правда финал остается по сути открытым. Но это уже совсем другая история.

    Как итог. Отличное творение. Масштабное, четко выверенное, погружающее в себя на все 100 %. Любителям викторианских романов рекомендую от всей души. Да и тем, кто не боится огромных объемов тоже. И не так страшен черт как его малюют!:)

    Читать полностью
  • ElenaKapitokhina
    ElenaKapitokhina
    Оценка:
    19

    Кто-то там обещал постмодернизм… Где, скажите мне, можно отыскать постмодернизм в слабосильной попытке подражания роману викторианской эпохи? Это же копия, списанная с занудного Диккенса, разве только что раза в два весом побольше. «Холодный дом» его не читали, не? Так вот там тоже завещания, суды, надежды на богатое наследство, но хотя бы сплошь мораль «не надо гнаться за наследством, тратя лучшие годы, строй сам свою жизнь». А тут… «божечки-господи», как говорит участковый терапевт моей соседки… тут вся жизнь Джона построена на погоне за наследством.

    Ну, нет постмодерна — будем ваять его сами. Для начала я по ошибке взяла второй том. Ничего не поняла, кроме того, что некая истеричная баба, тупая до безобразия и ни на грош не умеющая излагать мысли, занимается графоманством вместо того, чтобы зарабатывать на жизнь. Ну-ну. Слава богу, тут-то ей и конец пришёл. Ну, не тут, а раньше, поскольку книжку уже читал её сын (на удивление более сообразительный), но — гора с плеч. Дойдя до 4 части и возмутившись, а где вторая, третья, да и первая вообще, я понял, что, очевидно, они в первом томе, который я, мягко говоря, упустил. Ну, хоть не автор писать не умеет, а моя промашка — порадовался я и открыл первый. Забавно восполнять белые дыры из детства Джона его собственными воспоминаниями. Но вся история снова и снова пестрела примерами непроходимой тупости его матушки (вот у кого было психическое расстройство, у неё, а не у Питера! Ибо мания преследования налицо, да и все эти Враги и Отцы с больших букв просто бесят, уж извините), до самой её смерти. И ещё одно доказательство её тупости — это стремление сохранить всё в тайне: знай бы Джонни, в каком доме живут Клоудиры, он бы уже туда не вошёл. За три версты бы обходил. Предупреждён — значит вооружён. Но Мэри тупа, и к сожалению, непроходимо.
    Второй момент постмодерна был не менее эпичен. Читаю в метро о том, как Джонни продавал кукол, что-то вдруг переклинивает в моей голове и я решаю, что он вернулся домой, и видит там, как Панч (ну не могу я упомнить эти дурацкие фамилии всех второстепенных персонажей, одних Мампси с Клоудирами за глаза хватило уже — в общем, перепутал я его с Пичментами, у которых в то время обретался Джонни) ругается с женой. «Мистер Панч ныряет под сцену», — читаю я и кричу на весь вагон зычным голосом, так, что стёкла вылетают напрочь и ледяные вихри сметают шапки с присевших друг на друга струхнувших пассажиров: «Браво, Чарли, браво, спасибо за этот сюр! Панч — это же фамилия, кажется, аналога нашего Петрушки, представляете, представляете, да, Джонни возвращается домой, а там ему кукольное представление в лице его хозяев!». Но увы, снова весь постмодерн намешан мною. Р — разочарование. Нет, скажите, какой, вот какой смысл повторять такое же в точности, как то, что писал Диккенс лет двести назад?
    Единственные крутые персонажи во всей книге — это кукольники. Вот про таких бы я посмотрел фильм. Читать про них — словно булку шоколадным сыром намазывать: наконец-то проблеск интеллектуальной беседы! Чтобы я, да радовался речам о политике?!. А вот представьте ж, радовался!!!
    Что касается фамилий — мне кажется, у автора просто не хватает фантазии на их фонетическое разнообразие, иначе как объяснить, что Барбеллион и Беллринджер практически анаграммируют друг друга, а Ноллот возникает в романе одновременно с Яллопом?..
    Про сумбурный конец и Генриетту я вообще промолчу, ибо он доказывает, что книги Паллисеру писать не дано. Уж романы-то во всяком случае.
    Надо, впрочем, отдать должное Паллисеру, как детский психолог он, пожалуй, что маху не дал: есть там такой момент, когда для Джонни вдруг «всё в мире становилось спорным и ненадёжным» — такой период непременно бывает у каждого в детстве, хорошо, что заметил. Поскольку мой приятель-психолог Danir1 не смог вспомнить, есть ли конкретное название у такого прекрасного момента, мы сообща решили называть его «ачба»: слово хорошее, никто до сих пор не употреблял.

    В общем, господа, представляю краткий словарь непонятных терминов, встреченных в книге, он же выполняет функцию необходимых с моей точки зрения примечаний:

    Враг — претензия на философскую категорию.
    Генриетта — плагиат на Генриетту.
    Кавендер Томас (на обозе которого бежит Джонни из «школы») — плагиат на старика Кавендиша из «Облачного атласа» Дэвида Митчелла.
    Квинканкс — попытка посредственностей выжить самим и выжить друг друга с этого свету. И при этом выжать как можно больше денег и всяческих других материальных благ.
    Квинканкс (2) — плагиат весьма низкого пошиба на «Человеческую комедию» Бальзака.
    Кодицил (иногда звучит как кодацил) — лекарство из аптеки, содержащее наркотическое вещество, заочно своим существованием опьяняющее разум всех родственников и знакомых тех людей, в чьи руки оно попадает. В данном романе помянутый — завуалированная пропаганда допинга: против вирусных бацилл принимайте кодицилл!
    Кувыркач натуральный — плагиат из «Попытки к бегству» Стругацких : сами видите, в какое ничтожество Паллисер посчитал возможным обратить структуральнейшего лингвиста. Натуральный кувыркач!
    Отец — см. Враг.
    Отец (2), а именно «очная ставка» с ним, которая заставляет Джонни задуматься, не он ли сам сумасшедший — плагиат на «Остров проклятых» Мартина Скорсезе: приём аналогичного переворота всего с ног на голову.
    Паллисер — перефраз фразы «пал ли сэр?», плагиат горьковского «да был ли мальчик?» из «Жизни Клима Самгина» , в такой же степени имеющий отношение к ребёнку (Джонни), как и в романе Горького и представляющий главную интригу всей книги, так и не раскрытую автором.
    Степлайт (он же Сансью) — плагиат, поскольку персонаж представляет собой облегчённую версию Степлтона, четвёртого Баскервиля из «Собаки Баскервилей» : тоже гонялся за наследством, строил козни и плохо кончил. Лайт-Степлтон = Степлайт.

    Читать полностью
  • frogling_girl
    frogling_girl
    Оценка:
    16
    Не знаю, чего мне больше хотелось - вытравить память о прошлом или же истребить всякие мысли о будущем. Так или иначе, я искал забвения - своего рода смерти, которая была бы противоположностью моей тогдашней жизни.

    По сути, это ведь очень масштабная семейная сага. И пусть поначалу кажется, что все эти персонажи вообще никак не связаны и ни при каких обстоятельствах не может нить судьбы настолько запутаться... но финал все расставляет по местам. Так мне казалось ровно до послесловия автора, которое снова перевернуло все с ног на голову. Некий роман в романе, оказывается, там была какая-то неявная нить повествования... какая еще неявная нить? что за скрытый смысл? почему никто не предупредил меня об этом в начале? Знаю, знаю, идиотские вопросы... Но может я чего-то недопонимаю... но тема убийства деда мусолится в романе каждые 3-4 страницы. Какая же это "скрытая" линия, если герой все время о ней говорит и думает? Да на мой взгляд это вообще главная линия... в общем, в этом моменте у нас с автором возникло недопонимание.

    Но если отбросить хвастливое послесловие, то роман мне очень понравился. Я осталась крайне довольна тем, как он вывернул наизнанку классику викториантства и предоставил читателю возможность полюбоваться на некое подобие падения на самое дно. То, какие метаморфозы происходят с героем на протяжении всех этих полутора тысяч страниц, это же круто! Редко ведь попадаются книги, в которых персонажи были бы настолько последовательны. И если начинает ГГ в образе несмысшленого мальчишки, то под конец он предстает уже настоящим мужчиной, притом это я не про возраст говорю. С годами кстати промашечка вышла, я плоховато считаю и не слишком внимательно слежу за всякими "прошло 2 года", "прошло 10 месяцев", так что я не знаю, сколько точно Джону было лет в финале.

    И еще, я, видимо, бездарь... но фишку с мистикой пятерки тоже не оценила. И более того, без подсказки автора я бы не зациклилась на том, что промежуток между двумя томами приходится как раз на пустоту в дневнике матери Джона, хотя у меня мелькнула мысль, что странно выбрано место для разделения. И все-таки это очень мощная книга. Даже хочется ее перечитать. Вот теперь уже зная всех героев, понимая, к чему все идет и кто к чему стремится, я уверена, что со всей этой информацией история заиграет абсолютно новыми красками.

    Читать полностью
  • Rum_truffle
    Rum_truffle
    Оценка:
    16

    Невозможно. Невозможно просто так взять и высосать из пальца/выдавить из себя/выудить из атмосферы мысли по поводу этой книги. Я бы сказала, что без поллитры... но нет, не тот случай. Чтобы настроиться на нужный лад, надо сначала посмотреть "Санта-Барбару", потом почитать "Рабыню Изауру", потом "Парижские тайны", потом газету "Спид-инфо", можно еще "Работу", потом посмотреть ТВ-3, потом пойти встретиться с самым скучным коллегой, потом с какой-нибудь безголовой подружкой, потом шлифануть все это каким-нибудь клубом Васюки. Еще можно достать из корзины для грязного белья старые носки и майку, в которой до этого убиралась в трехкомнатной квартире, и понюхать. Для достоверности. А можно еще думать о книге и смотреть в окно на улицу, где снег сошел и продукты собачьей жизнедеятельности повылазили. Но это уже так, скорее, для поддержания настроения и книжного послевкусия. Вообще, поллитры тоже можно, но тут уж если только Балтику девятку или плодово-ягодное какое, но это если совсем туго придется.

    И вот тогда, настроившись как следует, можно смело писать о книге. Если, конечно, состояние позволит. И, в общем-то, выливать всю свою накопившуюся боль. Желательно при этом немного плакать и твердить, что она моя, моя рецензия, моя, моя, никому не отдам, я ее заслужила, всю жизнь на нее положила. Потом можно немного отвлечься, позвонить бывшему и популярно объяснить, что пошло не так. А потом снова сесть за рецензию.

    И написать для начала, например, о том, что КАК ВООБЩЕ ТАКИХ ОТБИТЫХ ДУР ЗЕМЛЯ ДЕРЖИТ, обязательно капслоком, вы же понимаете, Балтика девятка, все дела. Возможно, придется пояснять, например, удивляться тому, как мать эта вообще дожила до своих лет да еще и СЫНА ВЫРАСТИЛА (сложно держать себя в руках и не срываться на капс). И тут мысль, конечно, перейдет на сына (уважаемая, а сколько ему лет, не подскажете?). Можно пуститься в пространные размышления о том, что такое чувство, будто этот сын придуман автором, чтобы было кому развивать историю, на фоне кого развивать историю, типа сын - это... тут можно было бы сравнить его с чем-то типа внутреннего круга мандалы (который по-своему, кстати, сегментирован), который вписан в квадрат (история отцовства и кодицила), который вписан во внешний круг (бесконечная история дележки земли между Хаффами и Момпессонами, или как там кого после того, как все друг на друге переженились), но это было бы неэтично по отношению к мандале и вообще слишком сложно для этой книги.

    Поэтому вернемся к главному вопросу дня, КАК МОЖНО БЫТЬ ТАКОЙ ТУГОЙ, простите, больше не буду. По сути, если бы не этамать, если бы не ее идиотские поступки, в которых нет никакой логики, ничего бы не произошло. Ну и понятно, что и книги бы не было, но можно же что-то другое придумать, да, кроме как... Тьфу, еще немного и я начну говорить о сексизме, а я не так чтобы очень, мама дорогая, но вот если подумать о том времени... Кстати, о времени. Где там мой игрушечный Станиславский, сейчас-сейчас, посмотри этому дяде автору в лицо и "не верю!". Умничка, иди в шкаф. Не тот язык, не то, все не то. Описания не погружали, картинка не вырисовывалась, только иногда, урывками, но как будто расплывчато. То же, кстати, и со всеми героями. Картонные персонажи с утрированными чувствами и "историями жизни", слезоточительно, зубодробительно, невменяемо. А хуже всего...

    А это отдельно, кстати. И опять я возвращаюсь к КАК МОЖНО БЫТЬ ТАКИМИ ТУГИМИ, все-таки сорвалась. Значит, людей, которые действительно хотят помочь и которые действительно стоят внимание, мы отталкиваем, обвиняем и предаем, а всякое го, кхм, вно слушаем и, значит, идем у него на поводу. Нет, ну понятно, что без этого не напишешь историю на почти полторы тысячи страниц, но Я ВАС УМОЛЯЮ (все, это уже почти конец).

    Тут можно опять впечатлиться и побежать за еще одной Балтикой, например. А можно махнуть на все рукой: на автора, которому удалось одну тайну и мысль мусолить хренову тонну страниц, на необходимость что-то интересное сказать об этой самой тонне, на перечитывание того, что я уже сказала, да вообще, на все. Забыть, забыть эту книгу, как страшный сон. И перестать смотреть в окно, пока там не спадет снег и не начнет расти трава. И пойти спать.

    Читать полностью