Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Путешествие вокруг света на корабле «Бигль»

Путешествие вокруг света на корабле «Бигль»
Книга доступна в премиум-подписке
Добавить в мои книги
35 уже добавили
Оценка читателей
4.0

Пятилетнее кругосветное плавание (1831—1836) британского судна «Бигль» навсегда изменило облик мировой науки. 22-летний корабельный натуралист Чарлз Роберт Дарвин (1809—1882) за время экспедиции совершил открытия, в корне изменившие сначала его личные научные взгляды, а потом и представления всего человечества о происхождении жизни на Земле.

Наследственность, изменчивость, естественный отбор – три понятия эволюционной теории Дарвина, заученные нами в школе, это «три источника и три составных части» современного знания о мире животных, к которому имеем честь принадлежать все мы. Теперь с этим смирилась даже Католическая Церковь: в связи с 200-летним юбилеем ученого Ватикан признал, что «эволюционная теория Чарлза Дарвина не противоречит библейской версии сотворения мира и живых организмов».

А начиналось все буднично и просто. В школе Чарлз Дарвин плохо учился. Но в 8 лет заинтересовался природой: стал собирать растения, минералы, раковины, насекомых, рыбачить, охотиться на птиц. После школы изучал медицину в Эдинбурге и богословие в Кембридже, – но не стал ни врачом, ни теологом. Вместо этого он отправился в кругосветное путешествие.

За пять лет плавания молодой корабельный натуралист совершил столько открытий, что их хватило на 22 года изучения и осмысления. Надо заметить, что Дарвина вообще отличала маниакальная склонность к систематизации и каталогизации: он тщательно записывал даже наблюдения за собственными детьми. Результат этого четвертьвекового научного подвига известен: на свет появилась его знаменитая теория происхождения видов.

Но еще до публикации «Происхождения видов», в 1839 году, вышло в свет предлагаемое вашему вниманию описание кругосветного плавания. Книга Дарвина содержит изобилующие занимательными подробностями описания Южной Америки: Патагонии, Огненной Земли, Бразилии, Аргентины, Уругвая; Австралии, Тасмании, островов Тенерифе, Галапагосских, Кокосовых, Зеленого Мыса, их экзотической природы и населения. С тех пор многие растения, животные и племена исчезли с лица Земли и их описание можно встретить только на страницах этой книги.

«Тело может умереть, но остаются послания, которые мы отправляем при жизни», – сказала в недавнем интервью по случаю своего столетия нобелевский лауреат, выдающийся нейробиолог (а значит – научная «внучка» Дарвина) Рита Леви-Монтальчини. Послание, которое оставил нам Дарвин, можно сформулировать так: жизнь и мироустройство можно принимать не изучая, а можно попытаться понять – и тогда нам откроются настоящие чудеса.

Электронная публикация включает все тексты бумажной книги Чарлза Дарвина и базовый иллюстративный материал. Но для истинных ценителей эксклюзивных изданий мы предлагаем подарочную классическую книгу. Сотни иллюстраций, рисунков, картин; карты путешествия, рисунки непосредственных участников экспедиции составили иллюстративный ряд этого подарочного издания. Эта книга, как и вся серия «Великие путешествия», напечатана на прекрасной офсетной бумаге и элегантно оформлена. Издания серии будут украшением любой, даже самой изысканной библиотеки, станут прекрасным подарком как юным читателям, так и взыскательным библиофилам.

Лучшие рецензии
Clickosoftsky
Clickosoftsky
Оценка:
87

По совести говоря, надо было прочесть эту книгу ещё в прошлом веке :) когда я была рьяным биологом — молодым, работоспособным, полным энтузиазма. Но оказалось ещё не поздно, потому что «Путешествие…» Чарльза Дарвина стало для меня увлекательнейшим чтением, — как я уже докладывала своим коллегам по Виртуальному клубу книгопутешественников, это такая средняя арифметическая между Жюлем Верном, Дарреллом, «Фрегатом «Паллада» Гончарова и, пожалуй, журналом «Юный натуралист» :)

Путешествие на «Бигле» продолжалось почти пять лет. Пока экипаж английского экспедиционного судна вёл гидрографическую съёмку и составлял карты побережий, юный Дарвин, недавний выпускник Кембриджа, с упоением обследовал сушу во всём её многообразии, побывав на островах Зелёного Мыса, в Бразилии, Уругвае, Аргентине, Чили, на Огненной Земле и Фолклендских островах, в Перу, на Галапагосских островах, в Новой Зеландии и Австралии, на Кокосовых островах и Маврикии. Пять лет — с двадцати двух до двадцати семи — провёл Чарльз в этом странствии, а по возвращении, систематизировав собранные материалы с помощью коллег, написал несколько научных работ — и эту книгу. Ему к этому времени было всего тридцать.

Забудьте о пожилом, мрачном, в окладистой бороде основоположнике эволюционной теории, портрет которого вам известен из школьных учебников биологии. Поразитесь широте интересов и глубине познаний этого молодого человека, отделённого от нас почти двумя сотнями лет. Он уверенно разбирается в первую очередь в геологии, а кроме неё — в метеорологии, зоологии, зоогеографии, палеонтологии, этнографии, и лишь по части ботаники с огорчением признаёт, что знает её не слишком хорошо. В книге уже просматриваются представления Дарвина о том, что позже назовут экологией и эволюционизмом, конвергенцией и внутривидовой изменчивостью. Он доказательно оппонирует теории катастроф, выказывает завидное знакомство с научной литературой тех лет по самым разным отраслям естествознания, не чужд чувству прекрасного не только в природе, но и в произведениях искусства. При описании автором пейзажей неоднократно вспоминала книги Ганзелки и Зикмунда — отраду раннего детства. Чудесной приправой к повествованию является мягкий юмор рассказчика, пронизанный самоиронией.

Да, натуралист Дарвин обследует местность и собирает обширные коллекции. А кроме того, поднимается на горные вершины, попадает в сильнейший шторм возле Огненной Земли и в одно из самых катастрофических чилийских землетрясений, участвует в спасении потерпевших кораблекрушение моряков, остерегается нападения индейцев, пробует на вкус пуму и ящерицу, общается с генералом Росасом, наблюдает разрушение ледника, изучает медные рудники и золотые прииски, чуть не топит маленькую жабу :) и… предсказывает истребление человеком фолклендской лисицы. Через 42 года, ещё при жизни Дарвина, была убита последняя фолклендская лисица, и этот вид исчез с лица земли. Меньше двух веков потребовалось «царю природы», чтобы напрочь уничтожить своеобразное эндемичное животное.
Конечно, одна из самых интересных глав в книге посвящена Галапагосским островам. Именно здесь Дарвин обнаружил невероятно высокую долю эндемиков (то есть живых существ, встречающихся только в этом месте и более нигде). Среди морских моллюсков таких набралось 47 из 90 видов, среди высших растений — 100 из 185 видов! А бросающаяся в глаза разница в фауне и флоре отдельных островов, находящихся совсем рядом друг с другом, подтолкнула Дарвина к первым научным выводам, из которых со временем выросла эволюционная теория.

Для тех, кого загодя пугает наукообразие текста, сообщаю: нормально читается книга, особенно если время от времени поглядывать в интернет с целью выяснить, как выглядит то или иное животное или где находится очередной географический пункт, о которых пишет автор. Дарвин никого не пытается «обморочить учёностью» — наоборот, книга рассчитана на массового (образованного) читателя — причём первой половины XIX века.
Любопытно в этом плане резюме XI главы. В нём Дарвин, обобщая информацию о флоре и фауне южного полушария, для удобства «переносит» южноамериканские широты на понятные читателям географические объекты Европы:

Итак, около Лиссабона самые распространённые там морские моллюски /…/ носят тропический характер. Южные провинции Франции сплошь покрыты великолепными лесами, в которых деревья переплетены с деревянистыми злаками и опутаны паразитными растениями. Пума и ягуар рыщут на Пиренеях. На широте Монблана, но на острове, столь же удалённом к западу, как центральная часть Северной Америки, среди густых лесов буйно растут древовидные папоротники и паразитные орхидеи. Даже так далеко на севере, как в средней Дании, можно увидеть колибри, порхающих над нежными цветками, и попугаев, отыскивающих себе пищу среди вечнозелёных лесов...

Интересная деталь: своим спутникам по путешествию Чарльз уделяет в книге минимум внимания, кое о ком обмолвившись всего несколькими словами (не это является для него темой повествования), но он живо интересуется всеми народами, с которыми встречается на протяжении экспедиции. Вызывают восхищение его гуманизм, его прогрессивные (особенно для тех времён) взгляды, пишет ли он о дикарях Огненной Земли или каторжниках Австралии.

Ещё один совет будущим читателям этой замечательной книги: не читайте её залпом, откладывайте время от времени в сторонку. Например, по главе в неделю — в самый раз. Так будет живее ощущение, что каждая из глав — это новая почта, доставленная парусником из дальних, головокружительно экзотических краёв, откуда вечный путешественник Чарльз Д. пишет свой дневник натуралиста.

Факультативная часть: к вопросу о преимуществах бумажных книг...

ПОДКАТ: Серьёзные минусы электронной версии книги
Я как настоящий исследователь и естествоиспытатель :) должна придерживаться фактов, даже если они огорчительны. Допускаю, что мало кому книга «Путешествие вокруг света на корабле «Бигль» попадётся в руки в бумажном виде. А электронная версия, обитающая в сети, не всегда радует.
Во-первых, видимо, это архаичный перевод (похоже, что С. Соболя, хотя источники и тут могут врать). Приведу несколько примеров: «поблизости от Андов», «не евши и не пивши», «гаучосов», «ольдермен», «произвести» вместо «провести», «льяносы», «инъицированный», «произведение» (в смысле растение).
Во-вторых, само качество электронки оставляет желать лучшего: очень часто пропущены буквы, слова, а иногда, судя по всему, нижняя строка сканируемой страницы, но особенно часто почему-то — окончания слов, поэтому приходится по контексту догадываться, что «существу» — это «существуют», «солян» — «соляных», «при» — «прибитая», а «жн» — то ли «живых», то ли «животных» (все примеры взяты с одной страницы, к счастью, такие сгущения встречаются в основном на первой сотне страниц) или «пейзаж казался B3ODV гармоничным (если позволительно так выразиться)». Нет, не позволено!!! :) Я уж не говорю об обычных ошибках распознавания: «бблыпих» вместо «больших», к примеру.
Распознавание обилия латинских названий тоже создаёт проблемы. Так, одно и то же животное (один из видов броненосцев) назван то пичи, то nuru.
В-третьих, главный фейл — отсутствие примечаний, которые, судя по цифрам, не преобразованным изготовителем электронной копии в сноски, были предусмотрены к каждой главе отдельно (цифры выделены мной):

остров Кокосовый получил свое название от множества растущих там кокосовых пальм5. Дома неправильно разбросаны по плоскому пространству земли, на которой посажены бататы6 и бананы. /…/
Почва была до того влажной, что на ней образовались обширные заросли грубой сыти8, в которых жили и размножались огромные количества маленьких водяных пастушков9.

Отсутствуют также и собственно сноски, помеченные в основном тексте звёздочками.

Недобросовестная копия — таков мой вывод.
Если же вы закалённый корсар книжных морей интернета и вас не пугают такие глупости — счастливого плавания!

Читать полностью
Neznat
Neznat
Оценка:
73

Я считаю, что эта книга должна быть в библиотеке всякого учащегося средней школы, и расскажу, почему. Но сначала должна предупредить. Издание 1936 года, которое я нашла у себя дома, было сокращено и отредактировано советским издателем из идеологических соображений. Не знаю, что именно он удалил и изменил - в целом, текст не выглядит пострадавшим - но, возможно, желающим прочитать полную версию следует поискать более современное, или наоборот, дореволюционное издание, буде такое существует.

Итак, это путевые заметки, можно сказать, модный сегодня трэвелог, только без айфона и снобизма. Не "Есть, молиться, любить", а скорее "Стрелять, наблюдать, анализировать".

В молодости Дарвин посетил края, которые до сих пор остались для нас с вами экзотическими: Южную Америку, Австралию, Новую Зеландию, острова Тихого океана. Разве что Тенерифе и Маврикий стали популярными курортами. До сих пор интересно читать о жизни там, где вряд ли когда-либо побываешь. Во времена Дарвина это были места, где величие природы оттеняло низость человека. Еще не вырубленные леса, не загрязненные реки и не вымершие животные, а также рабство, нищета, колонизация силами ссыльных и истребление коренных народов. Да еще "повезло" - Дарвин как раз застал чудовищное землетрясение в Чили.

Дневники натуралиста показывают, как работает ум исследователя. Всякий валяющийся камень, ползающий червяк, окаменевшая раковина для Дарвина -свидетельство тех титанических изменений, что происходили на Земле. Именно эти свидетельства его и интересовали, в первую очередь, до создания концепции естественного отбора было еще далеко. Подробнее о спорах о прошлом Земли, которые велись современниками Дарвина, можно прочитать в солидном предисловии О. Кузнецовой.

Заметки Дарвина помогают понять, как именно он пришел к прославившей его теории, сделать представление о ней более глубоким. Меня, лично, сегодня больше расстраивает не столько подъем религиозного мировоззрения, сколько некорректность людей, которые казалось бы на стороне мировоззрения научного. Стоит появиться новости о какой-либо нелепой смерти, и вы почти гарантированно найдете в комментариях к ней якобы остроумное замечание: "Ну а что? Естественный отбор в действии". Грубость и глупость, которую сам Дарвин бы не высказал никогда. Из уважения к его памяти и памяти ученых, оспаривавших, доказывавших и развивавших его идеи, стоило бы воздерживаться от такой вульгарности.

Интересно узнать, каким человеком был Дарвин, каким человеком нужно быть, чтобы прославиться так, как он. К началу экспедиции ему всего 22 года. Страстный охотник и коллекционер, но не такой уж увлеченный студент. Уважительный и любящий сын и брат. Он вынослив и легок на подъем, хотя не отличается крепким здоровьем. Его ранит всякая социальная несправедливость, и он отчетливо осознает привилегии своего класса. Крайне любопытен, наблюдателен, доброжелателен, не брезглив и не трус. Верующий и патриот, не склонный навязывать свои убеждения, терпимый к другим и остроумный. В нем нет ничего ни от "безумного ученого", ни от "социального дарвиниста". Сегодня шокировать может разве что его увлечение охотой и рассказы в духе "я подкрался к лисе и убил ее ударом палки".

Завершу тем, что это одна из тех книг, которые так и толкают читателя к набору из кресла, пледа и горячего мате. Дорогая, ты пишешь "мате" так, словно в этом есть что-то плохое. Кстати, Дарвин, путешествуя с гаучос, тоже его пил.

Читать полностью
Kosja
Kosja
Оценка:
12

Едва увидев это издание на книжной полке в магазине, я поняла, что просто обязана иметь его у себя в библиотеке. Мысль не надолго разошлась с действием, и вскоре я уже сделала себе подарок, приурочив его к какой-то малозначительной дате. Долго любовалась на оформление и иллюстрации, перелистывала, но до чтения дело дошло только спустя полтора года. Не из-за того, что чтение обещало быть скучным, но эта книга определенно не для того, чтобы расслабиться вечером (хотя некоторые моменты вроде описания обычаев туземцев будто как-раз для этого и созданы).
В итоге, за две недели вдумчивого чтения я получила массу удовольствия и массу пользы в виде интереснейших фактов и природе нашей планеты.
Думаю, стоит рискнуть и приобрести еще пару книг из этой серии. А также продолжить знакомство с произведениями Дарвина.

Читать полностью
Оглавление
Другие книги серии «Великие путешествия»