Музыка горячей воды

4,2
69 читателей оценили
164 печ. страниц
2018 год
Оцените книгу
  1. HLDK
    Оценил книгу

    Еще по виски, Чарли? Да не беспокойся, я заплачу.Да, конечно, знаю. Никаких чаевых бармену.
    Хох, мужик! Она слишком стара для меня. Ноги? Целлюлит это сплошной, а не ноги. И я не пойму, это она их не бреет, или колготки такие просто? Да брось, старик! Ей же за 40 уже... А подруга у неё еще хуже. Кажется, что у неё и зубов передних нет. Знатно отсасывает? То, есть ты готов с ней переспать? Извини, Бук, я воздержусь. Еще по одной? Ты меня спаиваешь, дружище...
    Смотри, смотри! Там, за соседним столиком! Да-да! Это те два художника... На мой взгляд паршиво они рисуют. Ах-ха-ха! Да уж. Грубее саранчи. Отвратительные люди. Пафоса и чувства собственной важности у них не занимать. Правильно... Говно они.
    Что говоришь? У того мужика баба свихнулась? Говорит, что он ссыкло? А так не плохой парень, м? Да уж... Парочка приживал...
    Великий поэт, говоришь? Он живет же на помойке. Жена ушла... Наверное его можно понять, Чарли. Эй! Еще виски для меня и моего друга!
    Вон та старуха стреляла в мужика своего? За что? За то, что Лилли целовал? А он что? А Лилли? Да ну....Марлон мужик.. Да.
    Мир отвратителен. Это точно. Ты её трахал? Да ну... У каждого свои проблемы, Хэнк... Оу, прости. Чарльз. Алкоголь в голову ударяет просто.
    Да? И что она сказала, узнав, что ты писатель? Что не похож? А как, мать её, по её мнению должен выглядеть писатель? Про Паранделло спрашивала? Читает много, наверное.
    Твой друг детства за барной стойкой? Кончил на ногу матери другого вашего друга? Ну и матушка...
    Бернадетта? И ты это... да? Прямо в вазу? Боже ж ты мой, Генри.. То есть Чарльз.
    Смотри, смотри... Новый к нам пить пришел. Явно наглушится пивищем и радуется. Только в лифте? Ну его можно понять. Этого человека, который любит лифты. Может водки? БАРМЕН! Нам с другом сделай по чуть-чуть много водки!
    А смерть отца это всегда печально. Как так? Ты натянул подружку отца в день его же похорон? Мужик... А это уже аморально.
    Аааа... Ну да, те ребята. Ты их не знаешь. Зато я знаю. А так модно сегодня. И очки тяжелые и лосины. Нет, не думаю, что они педики. Их называют хипстеры. Они будут ставить фразу "Музыка горячей воды" себе в статус вконтакте и думать, что крутые. Но есть одно "но". Им никогда не отобрать тебя у нас, Хэнк.
    Так. Ну какие планы? На скачки?
    У меня другая идея, Генри Чинаски... Нет, сегодня ты будешь именно Генри Чинаски, поскольку мы сейчас добьем эту водку и пойдем к тем двум красоткам. Целлюлит? Да у неё самые стройные ноги в баре! Зубов нет? Зато член знатно пролетать будет.
    Знаешь за что я тебя люблю, Генри Буковски? За то, что ты плевок в глаза литературным лжецам. Без п**ды, мужик. За тебя любому морду набью...

    Ну что девочки? Сейчас я и мой друг Генри допьем водку и вы**ем вам обоих.

  2. orineon
    Оценил книгу

    Буковски прекрасен, чудесен и неповторим.
    Переводчик... Переводчик, тебе мало испохабленного Селинджера? Ты ещё и на Буковски полез?
    Почему же данный переводчик полное ***
    не самый хороший переводчик

    1. Обилие неоправданного мата
    Мат русского языка и английского - вещи очень разные. Несомненно, мат в Буковски должен быть, но когда читаешь его через строчку весь энергетически посыл - да как будто и нет его.
    Ну б**, п** - опять, ну и что - зеваешь уже, не обращаешь внимания, контраст между выразительным матом и просто ругательствами улетает в трубу

    2. Культурологическая беспомощность автора
    Герои у него 5(б*) пьют скотч со льдом
    в каждом рассказе

    3. То, что возможно в английском, невозможно в русском
    если у нас есть abso_bludy_lutely
    это не значит, что может быть - ни_б...ь_чего
    итд
    Переводчик, брось хнёй страдать и пожалей святое.

    А Буковски так прекрасен, что это чувствуешь, даже пробираясь через такие дебри.

  3. knigogOlic
    Оценил книгу

    Из переводной песни слов не выкинешь. Или выкинешь, а, Немцов? А, может, наоборот, добавишь? Сдается мне, что Вы и себя очень показать хотели. Ну да ладно. Перевод, в общем-то, неплохой. Хорошо адаптирован под русского читателя. Даже слишком. Однако, не будем на этом месте топтаться. Поговорим лучше вот о чем: названия рассказов. Люблю интересные названия. А их тут много, есть из чего выбирать. И впрямь музыка горячей воды. Красиво. И очень удачно подобраны. Талант.

    По содержанию: обо всем и ни о чем. Литература ли это? А почему нет? Литература, просто другая. Не та, к которой мы привыкли с пеленок: правильная (так кто-то решил), прилизанная, приятная во всех отношениях (и зрению, и слуху, и обществу). В ней нет ни изысков, ни лоска. Но и лицемерия, и фальши здесь тоже нет. Это какая-то особая искренность, настоящесть и, несомненно, индивидуальность. За нарочитыми грубостью и реализмом – обыкновенная человеческая ранимость, которую как ни маскируй, а она все-равно просвечивает, и цинизм, хочет он того или нет, плетется рука об руку с неравнодушием.

    Посему Буковски мне видится как бы и вне общества, и над ним, и изнутри его – также. Он любит одиночество и не вылезает из баров, где оно в сто крат явственнее. Высмеивает социум, но этот социум – он сам. Упадок и разрушение? С удовольствием поучаствуем. А потом все опишем, честно и без прикрас.

    Раньше это в нем подкупало одних, а сейчас подкупает других. Далеко не всех, а лишь ту часть, что благополучно встроила его в себя и продолжает это делать и дальше. Или это он попал в нужную колею, нашел правильный нерв. Я сейчас не об образе жизни, не о смачных подробностях. Ну, в самом деле: не для того, чтобы узнать, кто сколько чего выпил и каким способом устроил свой интим, его читают. Не подростки, поди. Мне кажется, его читают, поскольку он отзывается в чьем-то собственном мировосприятии, прошедшем поочередно через этапы буйного неприятия, более спокойного разочарования и горького примирения. А потом снова по кругу, с той лишь разницей, что юношеская бездумная бравада сменяется осмысленным и вполне рациональным неприятием действительности, основанным на сплаве знаний и опыта. Но это мои предположения. И только.

    Что важно, Буковски пишет просто о жизни. Всего лишь о жизни. Местами она ничего, а местами – дрянная, провонявшая и потасканная. Если не согласны, приглядитесь получше. Там есть на что посмотреть.

    Буковски пишет о жизни в себе и о себе в жизни. Получается это у него прекрасно. О себе – в точку (мои аплодисменты). Обычно себя или переоценивают, или, напротив, недооценивают. Он же обладает феноменально точным датчиком самоиронии и самооценки:

    Всю жизнь я был андерграундным писателем, а потому знавал очень странных редакторов, но самым странным был Г. Р. Маллох – и его супруга Жимолость. Маллох, бывший уголовник и гальянщик, редактировал журнал «Кончина». Я начал отправлять ему стихи, последовала переписка. Он уверял меня, будто моя поэзия отбила у него вкус к любым другим стихам; я отвечал, что у меня тоже. Г. Р. начал заговаривать о книжке моих стихов, и я ответил, мол, ладно, валяй, выпускай, нормально. Он снова написал: дескать, гонорары платить не могу, мы бедны как церковная мышь. Я ответил в том смысле, что ладно, это нормально, к черту гонорары, я беден, как иссохшая сиська церковной мыши. Он ответил: секундочку, большинство писателей, ну, мол, он с ними знаком, и они полнейшие козлы и люди просто ужасные. Я написал: ты прав, я полнейший козел и просто ужасный людь. Ладно, ответил он, мы с Жимолостью едем в Л. А. на тебя посмотреть.
    ***
    – Мне нравится, как ты пишешь, - сказал Г. Р.- Многое можешь сказать без выкрутасов.
    – Гениальность, вероятно, - это способность говорить глубокое просто.
    ***
    – Я вас читала, - сказала она. - Вы действительно мощный писатель. Говна в вас тоже порядочно, но воздействовать на человеческие чувства вы умеете.
    ***
    – Ну да, я же герой. Миф. Я не прогнивший, я не продался. На Востоке мои письма идут с аукциона по двести пятьдесят долларов. А я даже мешка пи***лей купить себе не могу.
    ***
    Он растянулся на кровати. Да, хорошо вернуться к Лу. Она ему пользу приносит. И она права – он слишком бухает. Если б Лу столько бухала, она б ему была ни к чему. По-честному, старик, по-честному. Погляди, что стало с Хемингуэем – без стакана в руке и не садился. Погляди на Фолкнера, на них на всех погляди.
    Опять зазвонил телефон. Он взял.
    – Чинаски?
    – Ну?
    Поэтесса – Джанесса Тил. Фигура хорошая, но в постели с нею Генри ни разу не бывал.
    – Завтра вечером я бы хотела пригласить тебя на ужин.
    – У нас с Лу постоянка, - ответил он. И подумал: господи, я храню верность. Господи, подумал он, я приличный человек. Боже.
    Телефон зазвонил снова. Даг Эшлешем, поэт.
    – Хэнк, малыш…
    – Ну чего, Даг?
    – Я на подсосе, малыш, одолжи, малыш, пятерку. Дал бы мне пятерку, а?
    – Даг, лошади меня разорили. Ни цента не осталось.
    – Эх,- сказал Даг.
    – Извини, малыш.
    – Ну да чего уж там.
    Даг повесил трубку. Даг ему и так уже должен пятнадцать. Но пятерка у Генри была. Надо было дать ее Дагу. Даг, наверно, собачий корм жрет. Я не очень приличный человек, подумал он. Господи, да я совсем человек неприличный.

    Наиболее показательны в этом плане «Ори, горя» и «Как напечатать свою книгу». Цитаты преимущественно из них. Они же мне и больше всего приглянулись. «Скорбь гнуси» тоже шикарен. И все же, «Как напечатать свою книгу» безоговорочно выигрывает за счет наличия в нем попугая. Такое "милое" создание. Прям как у моей подруги. Попугай – антидепрессант. Пока у меня такого нет, буду читать Буковски. Вообще, конечно, чувство юмора у него отменное. И причем оно легкое такое, ненатужное, неспециальное. Поэтому, когда вам тошнотно и самоощущение на – 451, не читайте Сартра, берите Буковски. Отличное лекарство.

    Но, пожалуйста, не читайте Буковски в общественном транспорте! Не надо! А то люди непременно захотят заглянуть в вашу книжку и узнать, что же там такого смешного написано. И не Петросян ведь. И даже не Мартиросян. И начнется: «Ну и молодежь нынче пошла…» Берегите сознание бабушек, им еще до самой старости дожить надо.

    P.S. И берегите себя: используйте вазы строго по назначению! Исключительно для цветов, которые вы вот прямо сейчас пойдете и подарите своей девушке. Буковски рекомендует.

  1. Потом он долго сидел на кровати с последним скотчем и сигаретой. По крайней мере, есть чем заняться, пока ждешь, как оно все обернется.
    28 января 2019
  2. Фрэнк поманил бармена. – Еще два. – Ага, а вы что будете? – Возьму ее. – Ее возьмете? – переспросил бармен. – Ниче себе! Все трое рассмеялись. Фрэнк подкурил, а бармен снял с полки бутылку. Вдруг показалось, что вечер ничего так себе.
    28 января 2019
  3. Фрэнк один – когда никто не рвет его на куски – лишь по пути с работы или на работу. Или когда спит.
    28 января 2019