quiz_vacation

Рецензии и отзывы на Железный Совет

Читайте в приложениях:
565 уже добавило
Оценка читателей
4.1
Написать рецензию
  • JewelJul
    JewelJul
    Оценка:
    39

    Эхххх, не вышел каменный цветок, и взаимной любви и понимания в третий раз не случилось. Еле вымучила, еле дочитала. А вроде бы тот самый Чайна, а вроде бы тот самый Мьевилль. "Вокзал потерянных снов" и "Шрам" - это жутко и мерзко и красиво и нежно и с интригами. И хитрый сюжет, и дверь в другой мир, и запутанные отношения, и странные существа, и вообще полный крышеснос. В "Железном совете"... все то же самое, но почему-то нет и одного жалкого процентика того самого очарования. От красиво и нежно и с интригами остались только интриги, да и то, слабые. Вот с жутко и мерзко все в порядке, да, но этого, кажется, мало, это только вишенка на торте, а куда дели торт?

    Вместо любимого Нью-Кробюзона Мьевилль пытается покорить меня железной дорогой, и все точь-в-точь как в присказке, рельсы-рельсы, шпалы-шпалы, едет поезд запоздалый... только из последнего вагона сыпется фигня какая-то, которую и подметать не хочется. Бунты рабочих, крестьян и прочих пролетариатов против буржуазного общества и капиталистов, аз есмь социализмус. Ну просто Ленин на баррикадах, разве что Иуда Лёв молочным хлебом агитки не писал. В общем, такой литературой меня кормили в детстве часто, очень похоже. Так что вот все эти коммунальные вагоны с общей кухней Железного Совета меня не впечатляли никак. Скучно.

    Главный герой, зовут Иуда, - бисексуал. Даже больше гомосексуал, но мужчины - это так, поматросил и бросил, а искренне и нежно он любит Надежду, ой, то есть Анн-Гари, известного повстанца женского рода, можно сказать, зачинателя и вдохновителя всей Революции, из бывших шлюх. А Иуду искренне и нежно любит Каттер, но этот любопытный любовный треугольник Мьевилль почему-то не развивает никак. Иуда любит Анн-Гари, Анн-Гари любит Иуду, Каттер любит Иуду, но чуть-чуть ревнует, идиллия. Скучно.

    Параллельно идет история Ори, мелкого сорванца, который никак не найдет себе дело по уму и способностям и попадается на удочку к главному промывателю мозгов, злодею и вообще редиске, и тут вроде бы чуточку капельку интереснее, но все равно облом, все с самого начала предсказуемо до скрежета зубов, его поймали, его завербовали, его использовали, а из злодея пшик нарастал нарастал, да весь вышел, даже непереживательно совсем. Скучно.

    И даже всяческие ништяки, вроде Каменного Дыма, переделанных заключенных, подробного устройства поезда чух-чух, физиологических мерзостей и прочей буйной фантазии автора, как-то не привлекают. От Мьевилля ждешь говорящей обезьяны (разве еще не было?) в каждой главе, и даже как-то скучно, когда ты ждешь, а оно появляется. Фу. Бе. Я же вот что хочу, я хочу любовный роман от Чайны Мьевилля. Пожалуйста.

    Читать полностью
  • medvezhonok_bobo
    medvezhonok_bobo
    Оценка:
    29

    Жил-был Паровозик, который не смог. Он был младшим братишкой того более успешного и известного поезда, у которого все получилось. Паровозик немножко завидовал ему. Он тоже хотел стать частью своей собственной истории. Однажды кто-то наплел ему, что сейчас локомотив всех важнейших мировых процессов — Китай. Паровозик отправился в путь. Хотя его чуточку удивило, что Китаем звался один-единственный человек, но тот угостил углем, и они поладили. Китай взялся за создание истории, в которой Паровозик должен был стать топкой и рельсами, фигурально выражаясь.
    "Чух-чух-чух, чух-чух-чух, — говорит Паровозик. — Ту-туууу!"

    Сначала все было здорово: приключения, новые знакомства, ворох необыкновенных вещей. И, самое главное, всем было дело до Паровозика! Для него строили железную дорогу через весь континент. Там, где он проходил, стуча колесами и залихватски пыхая трубой, возникали и исчезали города. Для сотен он стал центром мироздания. Он стал знаком, символом, и жар бушевал в его топке, пока она наполнялась значением. Демоны движения плясали у его исполинских колес, жизнь и смерть сменяли друг друга в кабине машиниста.
    "Чух-чух-чух, чух-чух-чух, — громыхает Паровозик. — Ту-тууу!"

    Многое повидал Паровозик. Человека, придававшего мертвой материи подобие жизни. Монаха, живущего в Моменте. Для целого сообщества людей и нелюдей он стал домом и родиной. Для Паровозика не существовало понятие времени. Рельсы, по которым он прошел, снимались и вновь укладывались впереди, так прошлое становилось будущим, и было только безостановочное движение по кругу. Сквозь дрему Паровозик ощущал копошение мелких существ, обслуживавших и ухаживавших за его механизмами. Он слышал издаваемые ими звуки, сливавшиеся в странные сочетания вроде "Нью-Кробюзон", "гражданская война", "мэр", "Торо", "Железный Совет"... Когда он очнулся, вспомнив, что это должна была быть его история, было уже поздно. Он превратился в вагончик. Его влекли за собой, и он мчался, безвольный, превращенный в знамя, движущийся символ Революции, слова, которое звучало для него клацаньем и дребезжанием незакрепленного рельса.
    "Чух-чух-чух, чух-чух-чух, — плачет Паровозик. — Обречен, обречен, обречен."

    В последний момент Китай сжалился, и Паровозик замер на пороге крушения. Это был снисходительный, но по-своему красивый жест. Революция — дело обреченных. Свергая систему, заступаешь на ее место. Становясь системой, жди других бунтарей. Это замкнутый круг, дорога несчастного Паровозика, которой нет и не будет конца. Ничего не меняется, пока одни думают, что способны управлять другими, а третьи уверены, что у них это получится куда как лучше. Паровозики проносятся один за другим, один за другим, пышущие жаром и могущественные в этом порыве и с той же стремительностью и напором превращаются в горы металлолома.
    А рельсы остаются.
    И вот снова... слышите? Еще далеко, но быстро приближается. "Чух-чух...чух-чух...ту-туу..."
    Молитесь, чтобы он сошел с путей. И сожгите немного угля за Паровозика, который не смог.

    Читать полностью
  • marfic
    marfic
    Оценка:
    26

    Дикий липкий морок. Полное погружение в безумие, и не в скафандре, хаха. Ишь, чего придумали. Всё будете ощущать на свое шкуре. И голодать будете, и рельсы прокладывать, и виносвиней из жалости пристреливать. Чтобы не мучились. Кровавым потом питать големов из света. Беззаветно и безответно любить святого и кидаться за ним на край света. Ненавидя всех вокруг и себя заодно. Десятилетиями прокладывать дорогу в никуда. Сражаться бок о бок с кактами, водяными и беспределами за свободу своего города. И вообще за СВОБОДУ. И проигрывать, потому что зло (коррупция и порабощение) неистребимы. Но ведь это не значит, что не нужно сражаться? Тут вы и погибните, став легендой.
    Что, вам не страшно? Вы уже были в Бас-Лаге и Чайна Мьевиль вас не пугает? Подумаешь, мясо кровища! Подумаешь, сексуальные извращения! Подумаешь, коммунистические идеи в трэш-стимпанковой обложке. Кушали, знаем, хотим еще? Ну нате, кушайте! Только тут в сто крат перчёней, ядрёней и идейней. Только для луженых глоток. И явно не для новичков Бас-Лага.
    Чего книге не хватило? Близости с героями. Это было больше похоже на эпос или летопись Железного совета, без попытки подружить читателя с героями. Они все для меня остались чужими и я безразлична осталась к их судьбе. Посмотрим, что Мьевиль грядущий нам готовить. Собираюсь и дальше его читать.

    Читать полностью
  • mulyakov
    mulyakov
    Оценка:
    23

    Вторая книга Мьевилля и второй раз хочется воскликнуть "шикарные жуки", шучу. Разумеется, шикарные здесь какты, но это только фон. Книга же о системе и как с ней бороться.
    Спойлеры возможны, но без дворецкого.
    Первые пару сотен страниц рассказ перескакивает с одной истории на другую, чтобы к середине повествования собраться воедино и задать жару читателям. Вообще, идея Железного совета - эта крутая штука. Ступаю по тонкому льду, пытаясь не раскрыть сюжет, тем более многое хочется сказать, о начале совета, о том, чем он стал и как проявил себя в финале. Каждая страница, где он появляется заставляла меня пристально всматриваться в текст и быть в постоянном напряжении, хотя поначалу, возможно, я ожидал большего от составляющих элементов "Железного совета". Как это было? Так-с, а что это тут происходит? Рождение совета? И всего лишь? Хм, не смотри на обложку, а смотри вглубь. Стоило посмотреть и совет предстал во всей своей грандиозной значимости и протесте.

    Помимо совета, события разворачиваются еще и в городе Нью-Кробюзон, где среди обычных жителей, почти обычных, назревают волнения и мысли о бунте. Издается "Буйный бродяга", проходят собрания и совершаются ограбления и убийства против власти и народа для. Перерастет ли это во что-то? Ответит Мьевилль.

    Какие же герои обитают на территории Нью-Кробюзона и окрестностей? Иуда Лёв - странный малый, которому поклоняется и которого обожает другой герой - Каттер. Иуда, о чем-то говорящее имя, но не спешите делать выводы он за Совет...
    Дальше Ори и Торо, почти как в Хоббите, и если первый - простой недовольный человек, который жаждет действовать, то второй - мистическая личность с рогами, преследующая свои понятные только ему цели. И еще разные люди, какты, переделанные, хепри и милиция! Вот здесь милиция реально страшная. Их сотни и тысячи, и они могут просто выстрелить в человека за шаг в сторону.

    За перипетиями этих героев нам и предстоит наблюдать, всё интересно, живо и, что главное, присутствуют неожиданные повороты сюжета. Определенно, после этой книги можно сказать, что мне нравится, как и про что пишет Мьевилль.

    Читать полностью
  • eta_verba
    eta_verba
    Оценка:
    21

    Боже мой, это Мьевиль. Это Мьевиль, пророк Нью-Кробюзона. Это переделанное пространство, чудовищные визуализации, на которые на этот раз наложен символизм, намного более линейный, чем в "Вокзале..." . Но от этого не менее прекрасный.

    Итак, реалистичность Нью-Кробюзона достигла предела, и стачки перешли в революцию, и льется кровь – и в бэкграунде этой революции листовки «Буйного бродяги», и погромы в гетто ксениев, и – да! – Железный Совет. Начавшийся с привычной стачки и выросший в новое, в мир, где нет карательных фабрик, и милиции, и ксенофобии, там вообще фобий нет – это поезд, который не знает покоя и остановок, это люди, которые так и не научились бояться и бросать своих, и ради того, чтобы оставаться людьми, они пройдут сквозь Вихревой поток и сразятся с милицией. Это захватывающая легенда –

    и она рушится, рушится, потому что реализм Мьевиля еще жестче реализма Дяченок, реализм Мьевиля не признает надежд, он жесток и предельно логичен. Чертовски трудно писать, не спойлеря, потому что на этот раз Мьевиль выстроил дивные причинно-следственные связи, без лишних деталей, и эта аскетичность и насыщенность сюжета завораживает.

    И поверх этого, переплетаясь, растворяясь в и проявляясь снова – история Иуды Лева, големиста-самоучки (я говорила, что Мьевиль опять выворачивает культурную память наизнанку?), история человека, который пришел к добру – странному, мьевилевскому добру. И история Каттера. Пресловутая гомосексуальная линия, она странно чиста, почти целомудренна –

    Книга не об этом, как и не о социализме или политической борьбе – не более чем «Война и мир» - о стратегии и тактике партизанской войны в 1812.

    Взгляните на героев. Анн-Гари целует переделанного в губы перед собравшимися на площади – для меня это стало одним из сильнейших эмоциональных пиков книги: Мьевиль наконец написал о людях.

    Но и да, о революциях, мечте, чудовищных зверях, приключениях в неизвестных землях запада, войне, магии, идеологических спорах и душевных метаниях тоже – и о Городе. Это же Мьевиль.

    Читать полностью

Другие книги подборки «Пар, железо и прекрасные дамы»